1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Раздвоенная личность не может творить мир

Газета "Зюддойче цайтунг" опубликовала в понедельник 1 декабря аналитическую статью, в которой пишет о роли Ариэля Шарона в ближневосточном кризисе:

Для многих до сих пор остается открытым вопрос: чего все-таки хочет глава правительства Израиля Ариэль Шарон? Вообще-то, существует два Шарона. Первый - говорит, второй - действует. Оба не имеет друг с другом ничего общего, и постоянно друг другу противоречат. Один Шарон, вступив в должность премьер-министра около трех лет назад, обещал покончить с палестинской интифадой, очередной этап которой вспыхнул с новой силой после печально известного визита Шарона с окружением на Храмовую гору. Тот же самый Шарон, к ужасу своих сторонников, говорит о создании независимого палестинского государства и о том, что Израиль "не сможет в дальнейшем оставаться на всех тех территориях, которые удерживает в настоящее время". Это, прямо скажем, революционные высказывания для политика, который, начиная с инициированного им наступления на Ливан в 82-м году заслужил себе имидж человека-бульдозера и покровителя движения поселенцев. Это тот самый Шарон, который дал свое согласие на осуществление мирного плана "Дорожная карта" по урегулированию ближневосточного конфликта, согласно которому Израиль должен прекратить строительство еврейских поселений на оккупированных территориях. Но на самом деле, премьер-министр Израиля не подтверждает своих слов делами. Только в этом году он распорядился построить на оккупированных территориях 1627 новых домов и квартир для израильтян. Перед госсекретарем США, Колином Пауэллом, Шарон оправдывает свои действия естественным приростом населения, что ему, дескать, ещё остается, заставить беременных поселенок делать аборты? Тут мы имеем дело соответственно уже с другим Шароном, который строит новые поселения, и рассчитывает силой подавить насилие палестинцев.

За время своего правления Шарон практически ни разу не проявил дипломатической инициативы. Вместо этого он наложил на палестинский народ своего рода коллективное наказание за то, что тот терпит кровавый террор своих земляков и своего лидера Ясира Арафата. Как и десять лет назад, до переговоров в Осло и последовавшего за ними мирного процесса, продолжается оккупация Западного Берега Иордана и Сектора Газа израильской армией... Сегодня Шарон драпирует свои намерения оливковыми ветвями и рассуждениями о мире, в то время, как, невзирая на возмущение американцев, израильтяне строят на Западном Берегу Иордана бетонную стену, называя её "защитным сооружением". Это заграждение призвано гарантировать безопасность израильтян и 230 тысяч еврейских поселенцев и обеспечить Израилю суверенитет над жизненно важными резервами пресной воды. Но Шарон забывает при этом, что для мира с палестинцами ему нужны палестинцы. Пока Шарон остаётся раздвоенной личностью, он не сможет делать политику.

Контекст