1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Разговор немецкого бизнеса с Путиным - о турбинах ни слова

Исполнительный директор Восточного комитета немецкой экономики Михаэль Хармс рассказал DW о встрече президента Путина с бизнесменами из ФРГ и о темах, которые они обсуждали в Сочи.

Исполнительный директор Восточного комитета немецкой экономики Михаэль Хармс рассказал в интервью DW о встрече представителей немецкого бизнеса с президентом РФ Владимиром Путиным, которая прошла 12 октября в Сочи, о ситуации вокруг Siemens после скандала с турбинами, о строительстве газопровода "Северный поток-2" и возможности снятия санкций в отношении России после выполнения минских соглашений.          

DW: Господин Хармс, какова цель ежегодных встреч представителей немецкого бизнеса с президентом России?

Михаэль Хармс: У нас очень прагматичная повестка дня. Мы представляем новые проекты и конкретных фирм, и целых отраслей. Обсуждаем накопившиеся вопросы бизнес-сообщества в России, а их очень много, потому что мы очень активны. Мы - крупнейшее иностранное бизнес-сообщество на территории Российской Федерации. Так сложилась традиция: мы обмениваемся мнениями, смотрим на то, что получилось, где есть проблемы, определяем проекты на будущее.

- О турбинах, поставленных в Крым в обход санкций, мнениями обменивались?

- Нет, об этом речь не шла. Член правления Siemens присутствовал на встрече, но говорил, в основном, о проектах дигитализации, цифровой экономики и индустрии 4.0, что вызвало большой интерес как у президента Путина, так и, например, у вице-премьера Дворковича. То есть ориентация, скорее, была, в том числе и у Siemens, на будущие проекты.

- То есть слово "турбины" не произносилось?

Михаэль Хармс

Михаэль Хармс

- Нет, слово "турбины" не произносилось. Хотя, конечно, эта тема не закрыта. И юридические тяжбы продолжаются, и сам Siemens теперь строже подходит к своим проектам в области электроэнергетики. Но, я не думаю, что Siemens будет сворачивать деятельность в России. Они нацелены на будущее.

- Вопрос подорванного доверия не поднимался?

- Нет, не поднимался. Но мы постоянно повторяем, что считаем историю с турбинами очень негативным сигналом для наших двусторонних отношений.

- Летом на пресс-конференции вы затронули вопрос возможности пошаговой отмены санкций ЕС в отношении РФ в ответ на пошаговую реализацию Россией минских соглашений. Шла ли речь об этом? 

- Я вас, может, разочарую, но нет - об этом тоже не шла речь. Вообще встреча была мало политизированная. Говорили, в первую очередь, о конкретных немецких фирмах и об отраслевых проблемах немецких фирм в России, в очень прагматичном ключе. В котором ни пошаговая отмена санкций, ни санкции в целом, роли не играли.

- Немецкие автомобилестроительные компании - в частности, Mercedes и BMW - планируют большие инвестиции в России. Что дает им надежду на рост российского рынка?

- Российский рынок будет расти. Он уже растет. Все понимают, что это стратегический рынок, что его нужно осваивать изнутри, даже для того, чтобы иметь доступ к госзакупкам - они в определенных отраслях ограничены для иностранных поставщиков. Поэтому тема локализации производства очень сильно касается автопроизводителей. И они все надеются на растущий рынок.

- Обсуждался ли в каком-то ключе проект газопровода "Северный поток-2"?

- Да. В том числе и в контексте последней юридической оценки службы ЕС. И на встрече были представители нескольких фирм, которые участвуют в "Северном потоке", в том числе BASF и Uniper, все единодушно выразили поддержку этому проекту. Мы все надеемся, что он будет реализован.

- А о чем говорил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев? 

- Приглашение на встречу президента Казахстана было для нас экспромтом, о котором мы не знали. Но, конечно, очень позитивно восприняли, потому что у многих фирм, представители которых были на встрече, есть бизнес не только в России, но и в Казахстане. Президент Назарбаев представил очень интересную программу экономических реформ в стране, в том числе и гигантскую программу приватизации. Он говорил о льготах для инвесторов, планах по дигитализации экономики и проектах в сфере переработки полезных ископаемых. Это было отличное дополнение к диалогу с президентом России.

- В каком ключе шел разговор о новых санкциях против России со стороны США?

- Мы абсолютно согласны с российским руководством: эти санкции совершенно не нужны, они вносят большую неопределенность в наши экономические отношения. Но сильно мы в эту тему не углублялись. Все участники были уверены, что даже в таких условиях мы будем продолжать сотрудничество.

- Президент Путин призвал немецкий бизнес инвестировать на Дальнем Востоке. Это привлекательный регион?

- Честно говоря, я скептичен. Это мое личное мнение. Все-таки регион этот далекий и малонаселенный. А в Германии нет крупных фирм, которые занимаются добычей полезных ископаемых. Хотя есть несколько пилотных проектов, компания Linde, например, вместе с "Газпромом" строит крупнейший в мире газоперерабатывающий комплекс на Дальнем Востоке. То есть отдельные проекты есть. Но, я сомневаюсь, что в регион пойдет очень много фирм.

- Немецкий бизнес активен как в России, так и на Украине. Но между Россией и Украиной оборвались очень многие экономические связи. С точки зрения немецкого бизнеса, общий рынок между Россией и Украиной пошел бы на пользу обеим странам?

- С точки зрения экономики - конечно. Но, к сожалению, из-за сегодняшней политической ситуации, движение идет в совершенно другом направлении. Торговая война между Россией и Украиной касается, конечно, и немецких предприятий. Есть случаи, когда немецкие фармацевтические компании, у которых есть производство в России, не могут поставлять свои продукты на украинский рынок. Мы пытаемся в каждом конкретном случае как-то помогать. Но, в целом, ситуация не очень хорошая ни для одной, ни для другой стороны.

- Другими словами, немецкий бизнес готовится работать в тех условиях, которые есть на данный момент?

- Да, ведь ничего другого нам не остается. Бизнес прагматичен, надо зарабатывать деньги, реализовывать проекты и делать это в тех условиях, которые есть.

- А после выборов в бундестаг есть проблески надежды на то, что политическая ситуация может сдвинуться с мертвой точки?

- Надежду никогда нельзя терять, но особой надежды у меня, к сожалению, нет.

Смотрите также:

Смотреть видео 14:10

Экс-министр юстиции ФРГ в "Немцова.Интервью": Диалог с Россией нужен, но санкции отменять нельзя

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме

Новости

Контекст