1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

"Развлечение" – не для слабонервных

Впервые за последние 170 лет британской истории, создатель развернутой в Лондоне выставки "Миры тел" Гунтер фон Хагенс произвел публичное вскрытие трупа.

default

Хагенс - автор нового метода консервации препаратов.

"В своей жизни я произвёл сотни вскрытий перед студентами – и, конечно, каждый раз это немного и развлечение!", - этой фразой Гунтер фон Хагенс, создатель развернутой на этот раз в Лондоне выставки "Миры тел", экспонаты которой представляют собой препараты человеческих тел, спровоцировал грандиозный скандал, произведя – впервые за последние 170 лет британской истории – публичное вскрытие трупа. Одновременно в Новосибирске начался процесс в связи с незаконной поставкой тел в руководимый им Институт пластинации в Гейдельберге.

Изобретатель пластинации

В 80-е годы Гунтер фон Хагенс, молодой патологоанатом из Гейдельбергского университета, разрабатывает новый метод консервации препаратов. Метод называется пластинация, его суть состоит в том, что жидкость замещается в тканях человеческого тела синтетической смолой, что делает препараты в сущности вечными. Метод запатентован как научное открытие и сделал профессора фон Хагенса светилом мира анатомии.

Однако в середине 90-х фон Хагенс почувствовал себя больше, чем врачом, и начал изготовлять из своих препаратов – попросту говоря, из человеческих тел - некие скульптуры, как правило, повторяющие знаменитые образцы: скажем, мыслитель Родена с обнажённым мозгом или дискобол без кожи, так что структура мускулов видна лучше, чем на оригинале. Имеются, правда, "ужасающе воспитательные" печень алкоголика и лёгкие курильщика.

Скандальная экспозиция

Из своих "скульптур" и "объектов" фон Хагенс организовал передвижную выставку под названием "Миры тел". Во всём мире, в том числе и в Германии, она неизменно сопровождается скандалом, что не помешало, а может и помогло, восьми миллионам зрителей осмотреть спорное шоу. Неопровержимым аргументом мультимиллионера фон Хагенса было то, что все тела, использованные в его выставке, были добровольно пожертвованы "хозяевами" на нужды науки и просвещения.

В настоящий момент передвижная выставка "Миры тел" гостит в Лондоне. Именно в рамках этой выставки в прошедшую среду фон Хагенс произвёл публичное вскрытие тела.

"Сейчас мы совершим разрез от уха до уха"

В зале было так тихо, что 650 собравшихся улавливали тихое жужжание сонной осенней мухи, забившейся куда-то под стреху старинной пивоварни, превращённой в выставочное помещение лондонской галереей "Атлантис". Тихо гудели мониторы телевизионных камер. Внизу, перед амфитеатром зала, на фоне выдержанных в синевато-чёрных полутонах занавесей, стояло пять человек – двое молодых врачей-ассистентов, два профессора анатомии, немец и англичанин (все в голубых медицинских халатах), и ещё один – впрочем, также находящийся в звании почётного профессора Гейдельбергского университета доктор Гунтер фон Хагенс, одна из самых спорных фигур современной Европы, в голубом халате и неизменной чёрной шляпе а-ля Йозеф Бойс, с которой он не расстаётся никогда. На никелированном столе перед ними лежало бездыханное тело, имевшее серо-желтоватый оттенок. Неприятный запах заставлял сидевших в первых рядах зажимать носы. Впрочем, каждый из пришедших заплатил по 12 фунтов (это около 20 евро), чтобы попасть на публичное вскрытие – и ещё несколько сотен человек остались под дождём, не сумев заполучить вожделенный билет. Словом, всё, как на хорошей премьере в одном из многочисленных театров окрестного Вест-Енда.

"Сейчас мы совершим разрез от уха до уха и освободим череп", - фон Хагенс комментировал свои действия для публики, предупреждая о наиболее брутальных моментах (дабы слабонервные успели закрыть глаза) и даже периодически пытался подшучивать: скажем, когда он, после нескольких минут тщетных попыток вскрыть череп, был вынужден передать пилу одному из своих ассистентов – "Порою требуется время, прежде чем окажешься там внутри, хо-хо". Не менее драматично протекало вскрытие грудной клетки, из которой Хагенс изъял, положив в специальные тазики с консервирующей жидкостью – сердце, лёгкие, печень, селезёнку. Створки брюшной полости покойного были раскрыты, как двустворчатый шкаф. То, что лежало на столе перед пятью патологоанатомами, уже не было человеком – хотя в процессе изъятия органов публика узнала, что покойный хозяин тела был немцем, что в возрасте 50 лет он потерял работу и начал сильно пить.

"Гигантский шаг на пути демократизации анатомии"

"Хотя на самом деле, - сообщил ассистент, - никто из нас не знает, как жил этот человек". Достоверно известно лишь то, что он скончался в возрасте 72 лет, завещав своё тело профессору Хагенсу для использования по его усмотрению. Сын полностью согласился с решением отца, а невестка даже выступила по немецкому телевидению, приветствуя его действие.

Всё вскрытие продлилось порядка двух часов, с получасовым перерывом, в течение которого фон Хагенс предложил собравшимся подойти поближе и внимательно осмотреть тело и отдельные органы. Многие последовали его совету.

В целом Хагенс остался доволен своей акцией, которую он считает "гигантским шагом на пути демократизации анатомии".

"Да, я доволен. Я счастлив, что всё прошло так гладко. Люди вели себя весьма дисциплинированно и задавали очень интеллигентные и интересные вопросы – я уверен, что это было не последнее публичное вскрытие...".

Как поставляются тела

На самом деле всё прошло не совсем гладко. Британские органы охраны порядка пытались запретить публичное вскрытие, однако выяснилось, что соответствующего закона просто не существует – как-то не требовалось законодательных норм для того, чего и так не делалось. Опосредованно можно было сослаться на дух законов об охране покоя усопших или о врачебной этике – но лишь опосредованно.

Более конкретный характер носят обвинения, предъявленные профессору фон Хагенсу российскими органами охраны правопорядка. 20 ноября в Кировском районном суде города Новосибирская начался процесс по делу о незаконной отправке в Германию - в институт пластинации в Гейдельберге, а также в филиалы института в Киргизии и Китае - 56 тел и более 400 частей головного мозга. Тела принадлежали заключённым и душевнобольным, у некоторых из которых имелись и родственники, не проинформированный о планирующейся использовании тел. Правовой основой для отправки служил договор между институтом фон Хагенса и Новосибирской государственной медицинской академией, для которой тела планировалось превратить в учебные препараты. Сотрудникам академии предъявлено обвинение в нарушении федеральных законов "О погребении и ритуальных услугах" и "О трансплантации органов и тканей". Фон Хагенс проходит по этому делу: пока – свидетелем.

Анастасия Рахманова, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст