1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

"Радикальное зло": когда человек превращается в монстра

Специфика "работы" карательных отрядов заключалась в том, что расстреливать в упор приходилось сотни, а то и тысячи человек в день.

Жертвами карательных отрядов становились евреи, синти и рома, коммунисты, партизаны... Истреблением людей занимались так называемые айнзацгруппы - оперативные карательные отряды. Особой политической благонадежности от них не требовалось, хотя "служба" была непростой.

Специфика ее заключалась в том, что казни приходилось проводить вручную, из огнестрельного оружия. Надо было в упор расстреливать сотни, а то и тысячи человек в день, в зависимости от величины населенного пункта. Операция начиналась до рассвета. Расстрел продолжался в среднем пару часов. К вечеру члены айнзацгруппы набирались сил для нового задания.

Обычные парни

Кто были эти люди, которые в рутинном порядке убивали беззащитных мирных жителей, включая женщин и даже грудных младенцев? Монстры? Американский историк и исследователь Холокоста Кристофер Браунинг называет карателей из такого немецкого полицейского батальона в оккупированной Польше "совершенно обычными мужчинами".

Кадр из фильма ''Радикальное зло''

Кадр из фильма ''Радикальное зло''

К такому же выводу приходит в своем фильме "Радикальное зло" и австрийский кинематографист Штефан Рузовицкий (Stefan Ruzowitzky), чей художественный фильм "Фальшивомонетчики", удостоенный "Оскара" в 2008 году, уже был своего рода анализом менталитета преступников. Отталкиваясь от книг Браунинга и других подобных публикаций, режиссер пытается разобраться в психологии беспрекословных гитлеровских помощников, которые осуществляли политику "окончательного решения еврейского вопроса" на оккупированных территориях. Режиссер задается вопросом: почему простые парни, любящие отцы, достопочтенные бюргеры из богатой культурными традициями страны превратились в серийных убийц?

Черная работа

В основу фильма "Радикальное зло" легли цитаты из дневников, писем и судебных показаний бывших карателей, зачитываемые за кадром известными немецкими актерами. В кадре, между тем, статисты, загримированные под нацистов, молча и бесстрастно смотрят в объектив, идут шеренгой по лесу, играют в футбол или купаются в реке.

Кадр из фильма ''Радикальное зло''

Кадр из фильма ''Радикальное зло''

"Служба прекрасная, - читает закадровый голос отрывок из одного письма, - если бы не дурацкие мысли". Мысли о ежедневных расстрелах, естественно. В мыслях, излитых на бумагу, часто звучит жалость. Но не к жертвам, а к себе. К человеку, вынужденному выполнять "черную работу". Звучит страх, что дрогнет рука и что заподозрят в трусости. После первого расстрела, выворачивающего желудок и душу наизнанку, правда, большинству становится легче. Со временем приходит рутина. Появляются даже азартные охотники пострелять. Другие глушат совесть извращенной изворотливостью подсознания: "Я старался стрелять только по детям. Ребенок без матери - все равно не жилец, и пуля для него будет благом".

Свобода выбора

Эти фразы, звучащие в то время, когда на экране молча смотрят в объектив статисты в поставленных эпизодах, имеют убойную силу. Потому что воображение домысливает несказанное. Это и есть каратели: с прыщами на лице, с оттопыренными ушами, кто помоложе, кто постарше, тоже своего рода жертвы преступного режима. Но режиссер не оправдывает их своим фильмом. Этот фильм прослеживает процесс превращения добропорядочного бюргера в серийного убийцу под влиянием таких факторов, как пропаганда, идеология, влияние окружения, но не снимает с индивидуума моральной ответственности за свой выбор.

Кадр из фильма ''Радикальное зло''

Кадр из фильма ''Радикальное зло''

Шокирующая деталь: выбор был. Документально подтверждено, что участвовать в массовых расправах над мирными жителями нацистских палачей никто под страхом смерти не заставлял. Они могли отказаться, рискуя заработать репутацию "слабака", или не получить продвижения по службе. Отказывались выполнять приказ единицы. Абсолютное большинство жало на курок.

Универсальное зло

Чудовищная методичность карательных отрядов не оставляла жертвам ни малейшего шанса остаться в живых. В фильме "Радикальное зло" бывший бургомистр украинского городка Бибрка отвечает на вопрос режиссера, сколько евреев убили здесь нацисты, так: "Да столько, сколько их здесь было". Судьбу еврейского населения Бибрки разделили практически все евреи на оккупированных нацистами территориях. От них не осталось и следа, если не считать единичных фотографий и со временем обнаруженных массовых захоронений.

Под "радикальным злом" философ Ханна Арендт (Hannah Arendt) понимала "то, что не должно было произойти, то, с чем нельзя смириться, что ни при каких обстоятельствах нельзя принимать как волю судьбы, то, мимо чего нельзя проходить молча".

Механизм этого процесса объясняют с разных позиций в фильме Штефана Руговицкого ведущие исследователи Холокоста, психологи, историки, военные эксперты. Реконструкции психологических экспериментов, изучавших влияние групповой динамики и авторитетов на поведение людей, напоминают, как просто, оказывается, манипулировать человеком. Зло универсально. И зло есть суть человеческой природы.

Нацистские каратели убивали, не считая себя убийцами. Вывод, к которому приводит фильм "Радикальное зло", чудовищен: да, они были вполне нормальными людьми. Кто знает, как поступил бы каждый из нас на их месте...