1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Радикализм идей Шойбле вызывает опасение

Одна из главных тем комментариев немецкой печати - бурная дискуссия, развернувшаяся в Германии вокруг предложений министра внутренних дел страны Вольфганга Шойбле по ужесточению законодательства в борьбе с терроризмом.

default

Газета ddeutsche Zeitung по этому поводу пишет:

Шойбле хочет получить для государства лицензию на убийства. Смертная казнь в Германии отменена, но министра это не волнует. Если следовать его логике, то речь ведь идет не о наказании преступника, а о "предотвращении" преступления. Санкционированная государством ликвидация потенциальных террористов, это, по мнению Шойбле, просто одна из новых сфер применения закона, разрешающего полиции открывать огонь на поражение в случаях, когда только так и можно спасти заложников. Но эту крайнюю и исключительную меру для спасения жертв Шойбле хочет распространить и на борьбу с терроризмом. Если принять такую аргументацию, можно оправдать и применение пыток, когда на карту поставлена жизнь людей.

Кроме того, Шойбле предлагает запрещать лицам, которые не совершили никакого преступления, но, по мнению министра, подпадают под определение "подозреваемых", пользование любыми средствами телекоммуникации. Более того, он предлагает интернировать "подозреваемых". И снова та же логика: ведь уже сейчас полиция практикует превентивные задержания особо буйных фанатов перед футбольными матчами. Но в случаях с лицами, "подозреваемыми в подготовке терактов", речь идет не о днях или часах, а о месяцах или годах. А по Конституции, полиция не имеет права никого задерживать на срок более суток без санкции судьи. Но по каким критериям судья должен определять степень "опасности" того или иного гражданина, чтобы на долгое время упрятать его за решетку? Нет, с принципами свободного правового государства все это уже не имеет ничего общего.

А вот мнение газеты Oldenburger Volkszeitung:

Поиск новых методов и законов для успешной борьбы с терроризмом вполне легитимен, если учесть, насколько серьезна угроза. Однако при этом никогда нельзя забывать, что же мы хотим защитить, а именно: нашу свободолюбивую демократию, устои нашей политической системы и основные ценности нашей цивилизации. Новейшие инициативы Шойбле, в первую очередь, предложение о целевой ликвидации террористов, свидетельствуют о его решимости повысить уровень безопасности в стране. Настораживает, однако, радикализм его идей. Ведь в Германии нет смертной казни, а меру наказания преступникам должен определять суд.

Тему продолжает газета Neue Osnabrücker Zeitung:

Министр внутренних дел вбрасывает в дискуссию все новые идеи. Смысл их настолько туманен, что приводит, в лучшем случае, к недоразумениям, причем в чрезвычайно чувствительной сфере: основе основ нашей Конституции. И это не первый случай. Например, в одном интервью он поставил под сомнение презумпцию невиновности, а потом пытался уверить всех, что он совсем не то имел в виду и его неправильно поняли. Высказывания Шойбле открывают широкий простор для истолкования. Так что министру не стоит удивляться, если даже партнеры по правительственной коалиции усматривают в его действиях угрозу правовому государству. Предложения Шойбле можно и нужно обсуждать. Но в том, что эта дискуссия сейчас ведется на недопустимо повышенных тонах, виноват сам министр.

Сходного мнения придерживается и газета Mitteldeutsche Zeitung:

Вольфганг Шойбле давно уже считается стратегом, одним из самых дальновидных политиков в Германии. Но сейчас, похоже, он утратил свой политический инстинкт. На посту министра внутренних дел он жестко гнет свою линию. Он добивается все новых и новых полномочий для государства и сил безопасности. Не надо быть либералом, чтобы констатировать, что делается это за счет ущемления правопорядка, основанного на принципах гражданских свобод. Но ведь не государство предоставляет гражданам те или иные свободы, а наоборот, граждане признают за государством те или иные права, в частности, монополию на применение насилия для защиты граждан.

Контекст