1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Рабы не мы

Проблему превращения трудовых мигрантов в рабов вместе с нашими корреспондентами в рубрике "Фокус" исследует Дарья Брянцева.

default

Рабство. Люди как товар

На днях на сайте Фергана.Ру появилась информация о том, что в России (в Дагестане) сотрудники милиции задержали женщину-работодателя, которая, угрожая применением насилия, заставляла двух граждан Узбекистана работать на нее. Фактически узбеки были ее рабами. Обнаружилось это в ходе профилактических мероприятий по выявлению нелегальных рабочих.

К сожалению, подобная информация в Интернете не редкость. И в последнее время тема незаконной миграции и торговли людьми стала одной из самых популярных в казахстанских средствах массовой информации. Почему? Наверное, потому, что для Казахстана эта проблема не менее актуальна, чем для России. В более благополучную центрально-азиатскую республику активно отправляются на заработки таджики, узбеки и киргизы. Практически ежедневно казахстанские информационные агентства, газеты и телеканалы сообщают об очередных рейдах миграционной полиции, выявляющей и выдворяющей за пределы страны незаконных мигрантов. Одновременно с этим поступают сообщения и от пограничников о задержании людей, старающихся перейти государственную границу с целью осесть на территории Казахстана. Тему продолжит из Алма-Аты Анатолий Вайскопф:

«Большинство людей, прибывающих на заработки в Казахстан, стараются обзавестись официальными документами, позволяющими без проблем находиться и трудоустраиваться в стране. Однако получить разрешение на так называемую «коммерческую деятельность» в Республике Казахстан сроком на один год удаётся далеко не всем. По словам Додарбека Табарова из Душанбе, торгующего одеждой и обувью на одном из рынков Алма-Аты, не у каждого найдутся на это лишние 100 - 150 долларов. Поэтому, отметил Додарбек, в основном его соотечественники из Таджикистана, как и друзья из Узбекистана и Афганистана, довольствуются гостевой визой, которая позволяет находиться в Казахстане три месяца. За это время в теории можно заработать необходимые средства, если, конечно, повезет. Правда, в большинстве случаев судьба отворачивается от мигрантов. Работая на сельскохозяйственных угодьях или на стройках приехавшие из других государств люди порой влезают в огромные долги. В результате они вынуждены их «отрабатывать», оставаясь в чужой стране на неопределенный срок. При этом, замечает таджикистанец Додарбек, хозяин периодически напоминает своим должникам, что, если они будут чем-то недовольны, придет миграционная полиция, и на этом все кончится. Понятно, что возвращаться в Худжанд, Канибадам или Коканд без денег (да и ещё с отметкой в паспорте о запрете въезда в Казахстан как минимум на год) никто не хочет, а потому люди работают до седьмого пота и не ропщут. По мнению Додарбека, зачастую проверки миграционной полиции и прокуратуры устраиваются непосредственно хозяевами строек или фермерских хозяйств, чтобы по завершении работы не платить приезжим за труд.

Вообще, ситуация, которую описал приехавший из Душанбе Додарбек Табаров характерна для всех областей Казахстана. Так, например, 12 января текущего года агентство «Казинформ» сообщило о прошедшем в Кустанае заседании Координационного совета правоохранительных органов области. На нем старший прокурор управления по надзору за деятельностью госорганов Кустанайской области Павел Травкин рассказал о выявлении в поселке Шобанколь шести граждан Таджикистана, у которых отсутствовали регистрационные документы. Как отметил Травкин, труд всех шестерых таджикских граждан использовался незаконно. Кстати, согласно заявлению старшего прокурора, ответственность за подобные нарушения несут и представители казахстанских государственных органов, которые не всегда вовремя исполняют свои задачи.

Между тем, известный казахстанский юрист Виталий Воронов в своей статье «Говорим «миграция» – подразумеваем «коррупция», размещенной в еженедельнике «Газета.kz», не двусмысленно дает понять, что незаконная миграция, рабство и торговля людьми есть производное от распространенной среди казахстанских чиновников широкомасштабной коррупции. По мнению Виталия Воронова, в настоящий момент властям республики необходимо понять неэффективность борьбы с этими явлениями только административными методами, то есть путем бесконечного отлавливания и выдворения нелегалов. Виталий Воронов уверен, что поставить под контроль миграцию людей из соседних стран можно только с помощью принципа «одного окна», когда сотрудники миграционных служб сами приезжают на стройки или в фермерские хозяйства, выявляют нелегальных рабочих -иностранцев и ставят их на регистрационный учет.

В заключение хотелось бы отметить, что на прошедшем в минувший четверг пленарном заседании парламента был поднят вопрос о статусе Комитета по миграции, в настоящее время входящего в состав министерства труда и социальной защиты. По мнению депутата Тулегена Мухамеджанова, это подразделение должно быть реорганизовано (на американский манер) в отдельное учреждение, непосредственно подчиняющееся президенту страны».

Как отмечают эксперты российского Центра межнационального сотрудничества, гастарбайтеров буквально вынуждают становиться нелегальными мигрантами, поскольку это чрезвычайно выгодно и для чиновников, собирающих взятки, и для предпринимателей, нещадно эксплуатирующих их труд. В Казахстане мы видим, к сожалению, то же развитие, что и в Российской Федерации.

И несмотря на не всегда теплый, мягко говоря, прием, люди продолжают отправляться на заработки. Кстати, для таджикистанских гастарбайтеров, по подсчетам специалистов, Казахстан становится в этом отношении все более привлекательным. Тему продолжит Нигора Бухари-заде:

«Казахстан – вторая после России страна, куда предпочитают выезжать на поиски работы таджикские трудовые мигранты. По данным посольства Таджикистана в Казахстане, в минувшем году в эту республику на заработки выехали около 10 тысяч таджикистанцев. Географическая близость и, соответственно, меньшие транспортные расходы, возрастающая в Казахстане потребность в рабочей силе и сравнительно высокая оплата труда, – благодаря этим факторам Казахстан становится всё более привлекательной страной для таджикских гастарбайтеров. Как говорит начальник Государственной миграционной службы Таджикистана Анвар Бабаев:

- Казахстан находится ближе, чем Российская Федерация. Там развивается сельское хозяйство, усиливается экономика, поэтому, думаю, наши казахские коллеги не будут против того, чтобы наши граждане выезжали в эту страну с целью временного трудоустройства.

Вместе с тем большинство таджикских трудовых мигрантов по-прежнему выезжают в Казахстан нелегально. До сих пор ни одна из организаций в Таджикистане, занимающихся трудоустройством за рубежом, не имеет договоров с казахстанскими работодателями. Неупорядоченность миграционных процессов увеличивает риск попадания мигрантов в ситуацию рабства и эксплуатации. Как говорит координатор проекта по противодействию торговле людьми Международной организации по миграции в Таджикистане Нигина Мамаджанова, в последние годы к ним поступило несколько тревожных сигналов, касающихся сексуальной и трудовой эксплуатации таджикских мигрантов в Казахстане:

- Был такой случай, когда 10 трудовых мигрантов из города Курган-тюбе Хатлонской области решили выехать на заработки в Казахстан. Там им предложили собирать хлопок, но когда они собрали весь урожай, работодатель просто их выгнал без денег и документов. Они буквально пешком добрались до дома, поскольку даже в поезд их не впустили. Также к нам поступил сигнал о пропаже двух девушек из той же Хатлонской области на территории Казахстана. Как нам потом рассказали эти девушки, они работали на земле, но за это им не платили. Кроме того, у них не было документов, и они не могли оттуда убежать. При активном содействии правоохранительных органов Казахстана нам всё-таки удалось вернуть девушек домой.

Нередко мигранты из Таджикистана, которые возвращаются на родину из Казахстана или России автотранспортом, становятся жертвами преступных группировок, занимающихся рэкетом, а также вымогателей в лице сотрудников правоохранительных органов. Причём на протяжении всего проезда по территории Казахстана мигранты неоднократно попадают в руки бандитов и мошенников, как в погонах, так и без них. Как говорит советник по правовым вопросам Международной организации по миграции в Таджикистане Фируз Сатторов, за три последних месяца было зафиксировано 14 подобных фактов:

- В большинстве из этих 14-ти случаев схема была одинаковая: машина ГАИ останавливает, какие-то люди подходят, предлагают мигрантам заплатить определённую сумму для того, чтобы их машина проехала по той территории, которая якобы находится в зоне их ответственности. Лиц, которые отказывались выплатить требуемую сумму, либо избивали, либо одного из них оставляли в заложниках, а остальных отпускали найти и принести деньги. А того, кто оставался в заложниках, обычно подвергали трудовой эксплуатации.

По мнению специалистов, в ближайшие годы поток таджикских мигрантов, устремляющихся на заработки в Казахстан, будет расти. Начальник Госмиграционной службы Таджикистана Анвар Бабаев отмечает, что для обеспечения защиты прав таджикских гастарбайтеров в Казахстане необходимо юридическое подкрепление. Однако пока никаких двусторонних соглашений в сфере трудовой миграции между государствами нет:

- В 2002 году Министерством труда и соцзащиты Таджикистана был подготовлен проект соглашения между и Таджикистаном и Казахстаном в сфере трудовой миграции и защиты прав мигрантов. Это соглашение было направлено на рассмотрение нашим коллегам из Казахстана. Прошло уже более трёх лет. Нам нужно эту работу ускорить, чтобы соглашение, аналогичное тому, что мы имеем с Россией, у нас было и с Казахстаном. И нужно больше направлять хозяйствующие субъекты на установление контактов с казахскими работодателями».

Что касается трудовых мигрантов из Узбекистана, то они сталкиваются за рубежом с аналогичными проблемами, что и их коллеги из Таджикистана. Правда, в этом году поток временных рабочих из Ферганской долины несколько сократился. И на то есть свои причины. Слово нашей корреспондентке Наталье Бушуевой:

«По данным эксперта по вопросам миграции неправительственной организации «ТОНГ» Валентины Чупик, в прошлом году около миллиона граждан Узбекистана отправились на заработки в ближнее зарубежье. Это чуть меньше, чем в позапрошлом году, когда, по ее подсчетам, за границу выезжали 1 миллион 50 тысяч узбекистанцев. Объем миграции незначительно снизился, по мнению Валентины Чупик, из-за изменения ситуации в Ферганской долине после Андижанских событий:

"Те люди, которые могли бы уехать из Ферганской долины, были там удержаны из-за андижанских событий. Зато из других областей поехали на заработки больше человек, чем обычно, потому что люди стремились укрыться от этой проблемы. Они стремились находиться где-нибудь подальше из-за этих событий".

Трудовое рабство мигрантов из Узбекистана - явление, по словам Валентины Чупик, очень распространенное, прежде всего в России и Казахстане:

" Для Казахстана больше характерно непосредственное рабство, когда работодатель ( человек которому необходимо выполнить определенный объем работ) покупает себе рабов, и рабы выполняют эти работы".

Безработный из Наманганской области, пожелавший остаться неизвестным, рассказал корреспонденту «Немецкой Волны», что только в его маленьком поселке в настоящее время пропали несколько человек, отправившихся на заработки в Казахстан:

"Я сейчас точно могу сказать, что шесть человек из нашего поселка - неизвестно где. Их родители бегают, ищут посредников".

Множество узбекистанцев уже испытали на себе тяготы нелегальной трудовой миграции в Казахстане. Посредники, обещая им работу в Ташкенте, вывозили их в соседнюю республику, где продавали так называемым «современным рабовладельцам». Одним удалось сбежать, другие пропали без вести.

14 -нему Батыру из Наманганской области, можно сказать, повезло. Из рабства на сельскохозяйственных плантациях в Южно-казахстанской области мальчика выкупила его мать:

" Мы спали там прямо в хижине из камышей, даже постели не было. Утром в пять часов вставали и начинали работать, вечером в 10 часов приходили снова в хижину. Мы ничего, кроме куска хлеба, за день не ели. Нас били и унижали".

Однако даже такие случаи не останавливают поток миграции в Казахстан. Валентина Чупик комментирует:

" Боятся- то боятся, но куда им деваться? Это продолжается. Ничего не поделаешь, на что-то им жить-то надо. Наше население все больше и больше понимает, что работать за такие деньги, какие им платят здесь, не стоит. И лучше уж не заниматься ничем, чем заниматься экономически бесполезной деятельностью. Поэтому люди все больше и больше переориентируются на миграцию".

А потому тридцатипятилетний безработный из Наманганской области, чтобы прокормить свою многодетную семью, все-таки решил рискнуть и отправиться на строительные работы в Астану. «У нас в поселке днем с огнем работы не сыщешь», - рассказал он корреспонденту «Немецкой Волны», - «а четверых детей кормить нужно, да и в Ташкенте много не заработаешь»:

"В некоторых районах Казахстана уже стало лучше, чем два-три года назад. А сейчас уже надежные посредники нашлись".

Раньше, как отмечает специалист по миграции Валентина Чупик, жители страны уезжали на заработки, но всегда стремились вернуться в Узбекистан. Сейчас же люди готовы сделать все возможное, чтобы покинуть родину навсегда:

"На нашу телефонную линию правовых консультаций все чаще обращаются узбеки. Именно узбеки, а не просто граждане Узбекистана, которые хотят уехать за рубеж, получив статус беженца. Они говорят, что не хотят здесь жить. Это очень грустно. Узбеки всегда были оседлым народом и, даже выезжая, они всегда хотели вернуться. А эти обращения - крайне неприятный признак",

- говорит специалист по миграции Валентина Чупик».