1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Работали бы законы...

Туркмения после смерти бессменного президента страны С.Ниязова готовится к выборам нового главы государства.

Туркмения после смерти бессменного президента страны С.Ниязова готовится к выборам нового главы государства. Как известно, народный совет назначил шесть кандидатов на выборы, которые должны состояться 11 февраля. Все они – представители ниязовской номенклатуры. Более того, по сведениям, поступающим из республики, нынешняя временная власть, осуществляемая бывшим вице-премьером республики Курбанкулы Бердымухаммедовым и его окружением, делает все, чтобы временный статус перешел в постоянный, и Бердымухаммедов стал не и.о. президента, а президентом. Его пять конкурентов внутри страны демонстрируют полное послушание фавориту, однако зарубежная оппозиция не стала подчиняться этим правилам игры и выдвинула своих кандидатов. Один из них, Худайберды Оразов, выдвинутый движением "Ватан" и Республиканской партией, ведет из зарубежья полноценную предвыборную кампанию, словно не обращая внимания на то, что официальный Ашхабад делает все, чтобы не только не допустить оппозицию к выборам, но и оградить население от информации о таком намерении. Так не являются ли бесполезными предвыборные усилия туркменских оппозиционеров? На этот вопрос в боннской студии "НВ" отвечает наш гость, лидер Республиканской партии Туркмении Н.Ханамов.

НХ: После смерти Ниязова, безусловно, в Туркменистане образовалась возможность изменить старый режим. Поэтому, собственно, и оппозиция решила выдвинуть из своих рядов кандидата на президентские выборы. Когда мы определились с кандидатом - это коалиция общественно-политического движения "Ватан" и Республиканской партии Туркменистана, и господина Оразова выдвинули единым кандидатом от двух наших партий, мы обратились сразу же к Халк Маслахаты Туркменистана о том, чтобы зарегистрирована была кандидатура от оппозиции. Со стороны Туркменистана и со стороны Халк Маслахаты не было никакой реакции, соответственно, и никакого ответа. Лично моя точка зрения: просто-напросто, сегодняшнее правительство боится оппозицию допустить к выборам. Боится почему? Потому что по всем признакам, действия сегодняшнего правительства, несмотря на предвыборные заявления, обещания всевозможных реформ, явно говорят о том, что ничего не изменится, все останется по-старому. Народ, честно говоря, устал жить по-старому, устал жить в режиме Ниязова. Поэтому, если оппозицию допустят, то шансы выиграть на этих выборах у оппозиции больше, чем у тех кандидатов, которые были официально выдвинуты. Это прекрасно, видимо, понимает сегодняшний официальный Туркменистан, и, поэтому, безусловно, они будут стараться, и я думаю, наверно, и добьются того, чтобы оппозицию не допустить. Несмотря на это, мы все равно продолжаем работать, наш кандидат ведет свою предвыборную кампанию. Информация об этом частично доходит до страны, благодаря радио "Немецкой волны", радио "Свобода", несмотря на изолированность страны. И другое: мировое сообщество прекрасно понимает, что действительно открытые выборы могут быть с участием оппозиции, и поэтому, когда видят, что мы проводим свою кампанию, а оппозиция не будет допущена, то есть все основания эти выборы признать нелегитимными.

Однако на Западе и в России сейчас часто высказывается мнение, что уже бог с ними, с демократическими выборами, лишь бы сохранилась стабильность и местные туркменские элиты не "перессорились" меж собой. А гарантом стабильность якобы выступает нынешний и.о. президента Курбанкулы Бердымухаммедов и стоящий за ним Акмурад Реджепов, контролирующий сейчас все силовые структуры…


НХ: Внешне оно, может быть, кажется, что там сегодня все стабильно, спокойно, но я не сомневаюсь, что внутри элиты есть силы, которые бы могли противоборствовать, противодействовать этой группе. Но, все-таки, очень мало времени прошло после смерти Ниязова. И не только народ, но и даже элита еще из этого того прежнего кошмара, из этого шока не вышла. Даже если все пройдет по тому сценарию, который расписан сегодня: если изберут Бердымухаммедова, это не говорит о том, что в дальнейшем будет все спокойно и стабильно. То, что вот считают, пусть все остается по-старому, все пусть идет по тому сценарию, который сегодня есть - это не даст стабильности, это просто как затишье перед бурей.

Туркмения в силу различных причин оказалась на перекрестке интересов сразу нескольких ведущих игроков в современной политике, и в непосредственной близости от серьезных очагов нестабильности. Как Вы считаете, господин Ханамов, есть ли у Туркмении объективная возможность вести самостоятельную политику, выгодную и для страны, и не приводящую к конфликтам с более мощными партнерами?

НХ: Безусловно, сегодня вокруг Туркменистана, можно сказать, идет закрытая борьба за то, кто бы смог в дальнейшем иметь свое влияние на эту страну. Географическое расположение Туркменистана, его энергетические ресурсы, безусловно, интересуют многие государства, особенно такие крупные, как Россия, США, Китай, ну и Иран как сосед с очень большой границей хотел бы иметь свое влияние в Туркменистане.
Тот режим, который был создан Ниязовым, не позволяет работать так, чтобы были учтены интересы всех государств, которые сегодня хотели бы свои интересы в этой стране решить.
Но Ниязов ушел - режим остался. Продолжатели его боятся оказаться под влиянием только одного государства только потому, что противоборствующие или другие государства они могут начать действовать против сегодняшнего правительства, которое ни в коей мере не опирается на поддержку среди населения. Во-вторых, бессистемная экономика внутри Туркменистана бессистемна, я бы сказал. Есть интересы газа, есть интересы к новым месторождениям. Но есть же цивилизованные методы решения этих вопросов: объявляется тендер, кто выигрывает, тот, пожалуйста, участвует. При режиме Ниязова это не так было. Я хочу сегодня угодить - я даю кусочек пирога, допустим, этому государству, завтра, чтобы успокоить другого, который тоже может повлиять на судьбу государства, я кусок пирога тому даю. Если взять в отношении газопровода, в течение 15 лет сколько всяких вариантов было. Ниязов метался туда-сюда, то один проект, то другой, то Транскаспийский, то афганское направление, теперь китайское появилось. Кроме как обсуждения этих вопросов и пустых обещаний и слов, никаких конкретных шагов ни по одному из этих проектов не было сделано. Есть много методов, когда можно цивилизованно нормально работать и учесть интересы всех государств. А нынешние люди у власти сами знают, что действия их все незаконные: перешагивают даже через Конституцию. А если бы это было нормально, как я говорю, цивилизованным путем, работали бы законы.