1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Рабам не дают спокойно работать

Мало того, что за рабский труд женщины получают копейки, их еще "обирают" правоохранительные органы

default

Нарушения прав человека в отношении женщин–поденщиц на нелегальных рынках труда в Узбекистане имеют системный характер. Причём в большей степени эти права нарушают сами представители правоохранительных органов, а не работодатели. Таковы данные исследования неправительственной организации «Тонг джахони», подготовленного для Центра ОБСЕ в Ташкенте.

Безработные жители страны, чтобы хоть как-то прокормить семью, вынуждены искать временную работу в нелегальном секторе частного наемного труда. „Cтихийные“ трудовые биржи в Узбекистане называют «мардикор-базарами». В Ташкент на поиски временной работ съезжаются люди со всех областей республики. Таким образом, трудовая миграция внутри страны – явление весьма распространенное и уже не новое. В исследовании неправительственной организации «Тонг джахони», посвященном соблюдению прав женщин-мигрантов Ташкентской и Сырдарьинской области, говорится о том, что узбекистанские правоохранительные органы не только не защищают интересы пострадавших, но еще и преследуют их, например, за нарушение паспортного режима, чем фактически ещё более усугубляют их уязвимое положение. Большинство опрошенных женщин, по данным мониторинга, вынуждены ежедневно давать взятки работникам милиции «за право просто стоять на мардикор-базаре». Единичная взятка составляет в пересчете примерно 50 центов. Следует отметить, что средняя оплата за разовую работу на «стихийной» бирже труда составляет -2-3 доллара, а то и меньше. Рассказывает один из авторов исследования, исполнительный директор неправительственной организации «Тонг» Валентина Чупик:

«Самая актуальная проблема – это поборы. Поборы постоянные. Мы видели это своими глазами. Так называемый рэкет, увы, характерен в большей степени со стороны правоохранительных органов, чем со стороны работодателей. Как это делается? Приходит милиционер и начинает собирать штраф. Мы спрашиваем женщин, зачем они платят этот штраф? Они нам очень серьезно отвечают, чтобы мы, мол, могли сегодня на базаре постоять, а то нас отсюда вышвырнут. Женщин, которые отказываются платить ежедневный штраф-взятку, незаконно задерживает милиция».

63 из 100 опрошенных женщин, ищущих работу, сообщили, что становились жертвами незаконных задержаний под предлогом «мероприятий по соблюдению паспортного режима», 79 были свидетелями таких задержаний, а 94 упоминали незаконные задержания как одну из острых проблем. Комментирует проблему Валентина Чупик:

«Законодательство Республики Узбекистан устанавливает четкий перечень статей, по которым можно задержать человека. Такого пункта, как задержание с подозрением в нарушении паспортного режима, нет! Но людей задерживают, так сказать, до выяснения личности. Как можно выяснять личность, когда на руках у человека паспорт?»

По словам Валентины Чупик, нередко родственникам приходится платить выкуп за задержанного милицией трудового мигранта. В связи с этим автор исследования упоминает одну их опрошенных женщин, которая вынуждена была работать на мардикер-базаре Ташкента, чтобы выкупить, у милиции своего мужа:

«Женщина приехала и пыталась заработать на мардикер-базарах сумму выкупа. Сотрудники милиции тоже начали требовать от нее деньги. Она стала возмущаться, пошла в милицию, после чего у нее там отобрали паспорт. Она стала еще больше возмущаться , а тут уместно упомянуть, что была она на пятом месяце беременности, так вот после этого ей сотрудник милиции сказал, что если она не принесет денег , то ей будет очень плохо и вообще он ей сейчас поможет родить раньше времени. Женщина заплакала и убежала оттуда. Теперь она изо всех сил собирает деньги, чтобы выкупить мужа и свой паспорт».

Отсутствие столичной прописки – не только повод для поборов, но и главная причина невозможности легализовать трудовые отношения через государственные Центры обеспечения временной разовой работой. Большинство женщин вообще не знают о существовании этих легальных учреждений.

«Сотрудник Центра обеспечения временной разовой работой в Гулистане сказал нам, что они не будут предоставлять женщинам какие-либо услуги и трудоустраивать их, чтобы воровство и проституцию не разводить! Что это, как не дискриминация по половому признаку, которую государственный чиновник провозглашает прямо в лицо! И это точка зрения достаточного большого количества чиновников, которых мы опросили».

Следует отметить, что, по данным мониторинга, унижения в разных формах испытывали практически все женщины-мигранты, что связано, прежде всего, с культивируемыми в обществе стереотипами. 37% от общего числа респондентов сказали, что постоянно выслушивают оскорбления от работодателей и связанных с ними лиц, 64% - от представителей органов управления и милиции.

По словам Валентины Чупик, одна из главных рекомендаций мониторинга - отменить постановление, которое гласит, что в государственные Центры занятости могут обращаться только те граждане, у которых есть местная прописка (конкретный пример: работу в Ташкенте могут получить только граждане, имеющие столичную прописку). К сожалению, отмечает исполнительный директор неправительственной организации «Тонг», почти все, кто приезжает на заработки в столицу, такой прописки не имеют.

«Создается впечатление, что эти Центры созданы для того, чтобы не работать. Потому что само положение о них доказывает, что они работать не будут. У нас произошла буквально спайка между социальными услугами и регистрацией по месту постоянного жительства, что и стало основанием для всех этих репрессий».

Средний возраст женщин-мигрантов, по данным мониторинга - 34 года, минимальный возраст респондента – 17 лет, максимальный – 62 года. Подавляющее большинство женщин-мигрантов – узбечки (92%), но опрошены были также русские (4%) и таджички (2%). Почти все опрошенные женщины, ищущие работу, содержат семьи из 3-7 человек исключительно на свои доходы, поэтому едва сводят концы с концами.

Наталья Бушуева, Ташкент