1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Пытки в России стали одним из методов работы силовиков

По данным правозащитников, в России продолжает расти количество людей, которые подверглись издевательствам и избиению представителями силовых структур. Причем, каждый третий подвергшийся пыткам погибает.

default

Доклад российских правозащитников "Новый ГУЛАГ" приурочен к Международному дню в поддержку жертв пыток, который был учрежден ООН в 1997 году. Пытки в России сегодня стали одним из методов работы силовиков. По данным правозащитников, сегодня пытки применяются в трех случаях: на стадии предварительного дознания в правоохранительных органах, как элемент коллективного наказания и в "закрытых" учреждениях. Таковыми являются армия и места заключения. Там пытки служат инструментом обеспечения полной покорности и обезличивания.

Со следственными действиями связано больше всего примеров. По словам сотрудника фонда "Общественный вердикт" Олега Новикова, на стадии дознания милиция, применяя пытки, работает как на конвейере. Поскольку существует пресловутая отчетность, сотрудники милиции "выбивают показания" из подозреваемых, чтобы успеть вовремя отчитаться перед начальством о раскрытии преступления, сказал Новиков в интервью "Немецкой волне".

Чаще всего жертвами пыток со стороны сотрудников правоохранительных органов становятся люди, которые в прошлом уже сталкивались с милицией и социально незащищенные граждане. Однако бывают случаи, когда с произволом сталкиваются и сами сотрудники милиции. Пример тому, так называемое, дело Михеева, когда в одном из отделений милиции избили коллегу из другого отделения. В этом инциденте правозащитники видят не просто проявление случайности, а план действий с несколькими неизвестными, но явной политической подоплекой.

Война в Чечне дает о себе знать

Глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева назвала еще одну причину, которая делает возможным пытки в российской милиции. Причина тоже имеет государственные корни и связана с войной в Чечне, продолжающейся вот уже 11 лет. По словам Алексеевой, сотрудников милиции из всех регионов России вахтенным методом на несколько месяцев посылают в Чечню. Там они, как и военнослужащие, обращаются не только с боевиками, ни и с мирным населением, как агрессоры на оккупированной территории. Вернувшись назад, милиционеры "по привычке" обращаются точно также с беззащитными людьми.

Фонд "Общественый вердикт" сейчас курирует 200 дел, в которых есть данные о пытках, применяемых в милиции. Столь малое количество расследований, правозащитники объясняют тем, что большинство людей просто не обращаются за помощью из-за страха. До рассмотрения в суде доходят только самые тяжелые случаи, в результате которых люди становятся инвалидами. В ряде случаев, говорит Олег Новиков, и обращаться бывает уже некому, так как люди гибнут. По его словам, приблизительно 30 процентов таких случаев заканчивается летальным исходом. И чаще всего подобное происходит в отдаленных от Москвы регионах. Так, в Читинской области, подозреваемого в краже скота так "обработали" в милиции, что он после этого по пути домой умер от разрыва внутренних органов. В Чебоксарах милиционер так избил человека за отправление нужды в неположенном месте, что у него лопнул мочевой пузырь. В результате нарушитель порядка стал инвалидом.

Зачистки и "избиения городов"

Массовые издевательства, которые были зафиксированы правозащитниками в России, являются зачистки и карательные действия на Северном Кавказе, в частности, в Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии. Там происходят жесточайшие гонения на верующих мусульман, а также "избиения городов". В этот печальный список попали Элиста, Благовещенск, Бежецк и Рождествено. Правовым основанием для подобных массовых карательных действий правоохранительных органов служит незаконно засекреченный Приказ Министерства внутренних дел России, который разрешает применять, в том числе, огнестрельное оружие против мирных граждан и создавать фильтрационные пункты. Это приказ продолжает действовать до сих пор.

Егор Виноградов

Контекст