1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Путь к "Медведю" ведет через Гуантанамо

Могут ли документальные кадры заменить игровое кино? Чем опасен, казалось бы, традиционный кинобоевик? Два фильма попали на этой неделе в фокус немецкой прессы.

default

Кадр из фильма "Дорога на Гуантанамо"

"Путь к "Золотому Медведю" ведет только по дороге в Гуантанамо", - с восторгом пишет о фильме британца Майкла Уинтерботтома "Дорога на Гуантанамо" ("The Road to Guantanamo") кинокритик газеты Welt Ханс-Георг Родек. На настоящий момент, продолжает Родек, эта документальная драма, показанная в конкурсе кинофестиваля "Берлинале", - "шедевр специфически уинтерботтомской инсценировки, назовем ее, эмоциональной встряской при помощи фактов".

За решетками вольеры

Бывшие узники Гуантанамо рассказывают ужасающие подробности о своем пребывании в американской тюрьме для военнопленных на Кубе. Рассказы иллюстрируют разыгранные перед камерой сцены истязаний и пыток, которые благодаря этим документальным вкраплениям приобретают ауру достоверности.

Такое смешение игрового и документального пришлось не по вкусу кинокритику газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung Андреасу Платтхаусу: "Игровой фильм с претензией быть документальным называют 'Mockumentary' (имитация документальности) потому, что он сознательно идет на обман. Фильм Уинтерботтома это нечто другое". Автор и думать не думает о разграничении жанров.

"Дорога на Гуантанамо", отмечает кинокритик газеты Frankfurter Rundschau Даниэль Котеншульте, фильм "односторонний". "С Бушем, Блэром или военными не беседовали". "Но этот фильм показывает нечто, - и это одно уже легитимирует его присутствие в конкурсе художественных фильмов, - что мы больше нигде не увидим. Инсценированные кадры - это пока единственная иллюстрация скрытой от нас реальности". Фильм "Дорога на Гуантанамо", отмечает критик, снят для того, чтобы увидеть на его премьере выживших узников американской тюрьмы. И аплодисменты в их честь не смолкнут до тех пор, пока не появятся аутентичные кинодокументы о Гуантанамо.

По ту сторону добра и зла

Фильм "Волчья долина - Ирак" турецкого режиссера Сердара Акара вторую неделю идет в немецком прокате и вызвал острые дискуссии в прессе. По форме обычный боевик, по содержанию - опасный шовинистический памфлет - к такому выводу пришли многие немецкие обозреватели. Сюжет прост: агент турецких спецслужб послан на задание в Ирак, где американские солдаты - сплошь садисты и сионисты - только и делают, что убивают мирных жителей: то ребенка, то невесту, то молящегося в мечети мусульманина. Оставшихся в живых отправляют в "Абу Граиб", где их пытают, где из их еще живого тела тюремный врач-еврей вырезает органы для продажи богатым американцам или британцам.

Кинокритик газеты Welt Борис Калноки пишет в полной растерянности от увиденного: "Есть фильмы, которые приводят кинокритика в полный восторг, и есть фильмы, которые приводят его в состояние полного отчаяния. Этот самый дорогой, самый расхваленный и самый кассовый турецкий фильм не относится ни к тем, ни к другим. Это фильм по ту сторону добра и зла, он относится к той категории, про которую говорят: "нет слов". Калноки нашел-таки слова для того, чтобы описать свое впечатление от того, в какой восторг приходят сидящие в кинозале турки при виде клинка, медленно входящего в сердце американского солдата. И подобных по силе эмоционального воздействия кадров в фильме больше чем предостаточно.

Обозреватель газеты Zeit Кристоф Симес предлагает не сгущать краски: "Кинозрители во всем мире видели фильмы и похуже, более националистические, более расистские и не брались после этого за оружие".

За фасадом боевика

Но и недооценивать взрывной потенциал фильма тоже не следует, отмечает Рихард Кэммерлинг в газете Frankfurter Allgemeine Zeitung: "Разумеется, без абсолютного зла не обходится ни один боевик: карикатурные нацисты или русские, или индейцы. Но за фасадом лихого боевика с впечатляющими специальными эффектами кроется нечто большее: "Волчья долина" хочет, чтобы его восприняли как комментарий к "столкновению цивилизаций". (эв)

Контекст