1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Путин пригрозил США выходом из договора об уничтожении ракет малой и средней дальности

Российско-американские переговоры, состоявшиеся 12 октября в Москве, не привели к сближению сторон по вопросу ПРО. Ситуация не изменится до окончания предвыборной кампании в США, считает эксперт Илья Крамник.

default

По ключевым вопросам позиции сторон не сблизились ни на шаг

Переговоры делегации из США и России 12 октября в Москве начались с заявления Владимира Путина. Он ясно дал понять: в вопросе о размещении элементов американской системы ПРО в Европе Россия не готова идти ни на какие уступки.

"Мы с вами можем когда-нибудь решить, что противоракетные системы можно разместить и на Луне, но пока мы до этого доберемся, возможности договориться могут быть утрачены в силу реализации Вами собственных планов", - сказал глава российского государства. Ирония, которая прозвучала в словах Путина, в результате перевода тоже могла быть после утрачена. Однако смысл этого послания, по мнению военного обозревателя портала Лента.ру Ильи Крамника, был понят правильно.

"Это не совсем ультиматум, но это точно предупреждение о возможном коренном изменении военно-политической ситуации, - объясняет эксперт. - Действительно, система ПРО в том виде, в котором ее предлагают США, представляет собой прямую и явную угрозу именно российскому стратегическому потенциалу. Дело в том, что эта система может дать соблазн для нанесения первого удара".

На встрече Владимир Путин также заявил о необходимости распространить российско-американский договор об уничтожении ракет малой и средней дальности (РСМД) на другие страны.

Илья Крамник приравнивает это заявление к ультиматуму. Эксперт считает, что подобным образом президент России дал понять Вашингтону: Москва намерена выйти из этого договора.

Полную версию сообщения нашего московского корреспондента Егора Виноградова, слушайте в информационно-аналитической программе «Хроника дня».

Контекст