1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Путин может стать преемником преемника

Крупные исторические события повторяются дважды: первый раз как трагедия, а второй — как фарс. Немецкая печать продолжает комментировать ситуацию в России после утверждения премьер-министром страны Виктора Зубкова.

default

Газета Frankfurter Rundschau , в частности, пишет:

Виктор Зубков не исключает возможности, что будет баллотироваться на предстоящих президентских выборах, если он хорошо зарекомендует себя на своей новой работе. По словам Зубкова, "такой вариант возможен". Эти слова звучат как отголосок августа 1999-го, когда впервые в российской истории никому не известный функционер, едва назначенный Ельциным на пост премьер-министра, выставил свою кандидатуру на президентских выборах. Неизвестного звали Владимир Путин, и он стал президентом.

Зубкова до сих пор, между прочим, тоже никто не знал. Повторится ли российская история? Карл Маркс, цитируя философа Гегеля, писал, что великие исторические события повторяются дважды: первый раз как трагедия, а второй — как фарс. Повторится ли российская история в виде фарса? Применимы ли старые сценарии к сегодняшней реальности? Хороший вопрос.

Когда Ельцин испытывал на профессиональную пригодность своих возможных преемников, он назначил главой правительства талантливого политика, которому не было и сорока. Финансовый кризис положил конец карьере молодого политика, который получил в народе прозвище "киндер-сюрприз". Зубкову исполнилось 66. "Киндер-сюрпризом" его уж точно не назовешь. И рубль сейчас стабилен, как никогда прежде. Казалось бы, все - в пользу Зубкова. Между тем в списке потенциальных преемников продолжают числиться и оба вице-премьера.

Проблема куратора социальной сферы Дмитрия Медведева состоит в том, что он не является выходцем из спецслужб. Другой зампред правительства – Сергей Иванов привел в порядок оборонную промышленность – одну из главных опор российского экспорта и великодержавной политики президента. Иванов – ленинградец и к тому же пользуется доверием военных. Все аргументы в пользу Иванова? Это тоже не совсем верно, так как Иванов попустительствовал неуставным отношениям в армейских рядах и попранию прав и человеческого достоинства военнослужащих.

Путин в свою очередь, популярнее Зубкова, Медведева и Иванова вместе взятых. Но у действующего президента нет возможности продлить свой срок пребывания в Кремле, так как помимо президента в России есть конституция. Однако конституция не запрещает Путину стать преемником своего преемника, если он, конечно, к тому времени захочет снова стать президентом и, если народ его поддержит.

Идет ли речь о подлинном преемнике Путина или о временном регенте? Это предстоит решать не столько народу, сколько действующему главе государства.

Газета Frankfurter Allgemeine высказывает следующее мнение:

Для Путина важно, чтобы и после смены власти результаты его политики и властная парадигма оставались в силе. Назначение Зубкова вполне укладывается в эту картину. В советские времена Зубков научился выполнять приказы. Используя знания и связи, приобретенные в должности главы Федеральной службы финансового надзора, Зубков может попытаться ограничить устремления экономических кругов оказывать влияние на политику государства.

В этом контексте приоритетная задача Зубкова – воспрепятствовать пересмотру экономических отношений в сырьевой отрасли. Во время правления Путина расклад сил в сырьевой отрасли изменился в пользу государственных компаний и новой касты прокремлевских олигархов. Путинская стратегия по смене руководства страны преследует цель сохранить существующие властные отношения. Для этого Путину необходимо как можно дольше держать ситуацию под контролем.

То, что ряды возможных кандидатов в президенты пополнил Виктор Зубков, не дает возможности ни одному из прежних фаворитов, будь-то Иванов или Медведев, чувствовать себя уверенно. В результате Путин сохраняет за собой свободу действий и определяет актуальную политическую повестку дня.

П одготовил Виктор Кирхмайер

Контекст