1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Путин вводит мир в заблуждение

Немецкие наблюдатели и политики – о трагедии в Москве и перспективах мирного урегулирования чеченского конфликта.

default

"Москва – это не Бали."

Лучше ужасный финал, чем ужас без конца

"Мы рады, что большая часть заложников, в том числе и два гражданина Германии, спасены", - говорится в письменном заявлении федерального канцлера. Одновременно Герхард Шрёдер выразил свои глубокие соболезнования семьям погибших и подчеркнул вместе с тем, что терроризм ничем не может быть оправдан. В этом же ключе были выдержаны и заявления других официальных деятелей ФРГ, в частности, президента Иоханеса Рау и министра иностранных дел Йошки Фишера. Фишер, однако, добавил, что теперь необходимо усиленно добиваться политического решения чеченского конфликта.

Итак, лучше ужасный финал, чем ужас без конца. Примерно таков основной мотив и комментариев немецкой печати на завершение драмы с заложниками в Москве. Могло быть хуже. Но эта констатация, пожалуй, единственное общее в той оценке, которую дают в Москве и в Берлине трагическим событиям в театре Норд-Ост.

Чечня – это преимущественно российская проблема

С самого начала российский президент расценил действия чеченских террористов, как звено в цепи международного терроризма, назвал их марионетками, за которыми стоит Бен Ладен и "Аль-Каида". В самом деле, после 11 сентября 2001 года значительно выросла готовность списывать на террористический интернационал любой акт терроризма: Нью-Йорк и Вашингтон, Джерба, Бали и вот теперь Москва. Обозреватель газеты "Франкфуртер альгемайне" считает, что под крышей исламского фундаментализма, без сомнения, существует сеть террористической федерации, не признающей межгосударственные границы. И чеченские террористы в Москве, наверняка, в той или иной степени были частью этого мусульманского террористического интернационала. Но есть одно принципиальное отличие. Ими руководила не слепая ненависть к Соединенным Штатам или Западу в целом, а ярость, уходящая корнями в давнюю историю унижений и порабощения Россией.

"Путин вводит мир в заблуждение, - пишет комментатор , - когда ссылками на "Аль-Каиду" выводит проблему за национальные рамки. Чечня – это преимущественно российская проблема, которая приобрела столь острые масштабы не в последнюю очередь потому, что российская политика так и не сумела выработать гражданский инструментарий для разрешения общественных кризисов и противоречий."

До и после трагедии в Москве: роль Запада

Ответственность за такое трагическое развитие событий несет и Запад, который молча наблюдал за происходящим, начиная с первой чеченской войны, полагает почетный председатель Свободной демократической партии Германии граф Отто Ламбсдорф. По его словам, ни прежнее правительство Гельмута Коля, ни действующий кабинет министров Герхарда Шрёдера не воспользовались своими контактами в Москве, чтобы оказать влияние на Ельцина, а затем – на Путина. Ламбсдорф считает, что срочно необходимо переосмыслить подход к чеченскому конфликту.

Председатель партии "зеленых" Клаудиа Рот уверена, что плодородной почвой для чеченского терроризма стала жестокость российской армии в Чечне.

"Правительство Германии, - говорит она , - всегда давало понять, что война против гражданского населения противозаконна, критиковало действия российских военных. Я думаю, что теперь необходимо посредничество извне, чтобы найти выход из тупика, в который ситуация заходит всё дальше и дальше, позиции сторон становятся всё более непримиримыми."

Нельзя допустить дальнейшего обострения ситуации, указывает Клаудиа Рот.

"Ведь сохраняется угроза регионального распространения конфликта – Дагестан, Ингушетия, и – не в последнюю очередь – Грузия. Поэтому необходимы международные усилия, направленные на преодоление чисто военной перспективы решения проблемы и поиск политического механизма, за что, кстати, выступают и многие в России," - заявила председатель партии "зеленых".

Такую точку зрения разделяет и комментатор столичной газеты "Вельт".

"Москва – это не Бали, – пишет он. –Конечно, есть параллели между захватом мюзикла и террористическими актами, имеющими почерк "Аль-Каиды". Как и на Бали, террористы атаковали в Москве центр развлечений, как камикадзе Нью-Йорка они захватили заложников в Москве – в центре метрополии. Но между чеченским террористами и пособниками Бен Ладена есть различия. "Аль-Каида" объявила войну всему западному миру. Цель чеченцев – добиться независимости своей республики," пишет "Вельт".

Российский президент с самого начала отказался вести переговоры с Масхадовым, который дистанцировался от захвата заложников. Кремль называл Масхадова террористом, не имеющим к тому же никакой власти в республике – а теперь на него возлагают ответственность за драму с заложниками. Однако только путем переговоров, считают немецкие наблюдатели, можно обеспечить мир и спокойствие в России. Яростные призывы Путина "раздавить нечисть" они расценивают как проявление беспомощности. Но может быть хоть теперь президент воспользуется шансом, чтобы переосмыслить свою политику в отношении Чечни? По мнению газеты "Вельт", это было бы проявлением не слабости, а зрелости.

Новый статус для Чечни как условие для мирного решения конфликта

Депутат бундестага, эксперт социал-демократической партии Германии, вице-президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ Герда Вайскирхена считает, что найти мирное решение чеченской проблемы можно будет только в том случае, "если будут созданы новые конституционные рамки, и если Москва, Российская Федерация будет готова предоставить Чечне другой статус, например, такой особый, который имеет Татарстан. Мы считаем, что таким образом можно попытаться решить проблему, если, конечно, на такой вариант согласится Путин и, разумеется, сами чеченцы."

Международное посредничество могло бы содействовать достижению договоренности, но в первую очередь необходима готовность и способность договариваться. Не только со стороны Москвы, но и со стороны чеченцев. К сожалению, последние трагические события в Москве еще больше ограничивают возможности для поиска выхода, считает депутат бундестага, эксперт социал-демократической партии Германии, вице-президент Парламентской ассамблеи ОБСЕ Герд Вайскирхен.

Контекст