1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Путин аккумулирует в себе претензии империи

Немецкая печать продолжает очень критично комментировать итоги прошедшего под Самарой саммита ЕС-Россия и ухудшение отношений между Россией и Европой.

default

Еженедельник Spiegel в статье "Новый ледниковый период" пишет:

Владимир Путин приехал не для того, чтобы обмениваться любезностями. С неподвижным лицом российский президент уселся за стол переговоров, еще до того, как успела сесть канцлер Ангела Меркель. Это был его саммит, в этом Путин не оставил ни малейшего сомнения, он же задавал и тон на переговорах. Путин, которого сейчас встречают европейцы и исполняющая обязанности их лидера Германия, ведет себя агрессивнее, чем когда бы то ни было. Это уже не тот человек, который в сентябре 2001 года ратовал в берлинском рейхстаге "за дух свободы и гуманизма" и добивался дружбы европейцев и немцев. Тогда он заявил, что "Россия всегда испытывала особые чувства к Германии". Путин мая 2007 года аккумулирует в себе претензии великой российской империи на власть.

Россия хочет играть ведущую роль в глобальной политике хотя бы уже потому, что располагает арсеналом ядерных вооружений и обладает правом вето в Совете Безопасности ООН. Этот Путин сознательно разбил стакан с коктейлем из успокаивающих заверений и галантных жестов и открыто выступает как безоглядный защитник интересов российской супердержавы. Он научился использовать гигантские запасы ископаемых ресурсов своей страны как политическое оружие. Он систематически пытается расколоть Европу. Бывшие коммунистические государства, типа Польши, Литвы или Эстонии попадают под пресс торговых санкций Москвы, в то время как с важными покупателями энергоносителей, в частности, Германией и Венгрией Россия обращается обходительно.

В то время как Путин практически беспрепятственно проводит свою новую внешнюю политику, в Европе критики России и ее благожелатели ожесточено спорят о том, как правильнее обращаться с супердержавой на Востоке. Особенно настороженно следят за немцами, которые еще во времена канцлера Отто Бисмарка стремились установить с Москвой особые отношения. Эта трещина проходит не только через всю Европу, но и через правящую в Германии большую коалицию. Правда, в кабинете министров протагонисты стараются вести себя сдержано, однако это совсем не означает, что канцлер Меркель и министр иностранных дел Штайнмайер придерживаются единого мнения по этому центральному вопросу немецкой внешней политики.

Бывшая гражданка ГДР Ангела Меркель, сохранявшая дистанцию к прежнему режиму, разделяет недоверие к России, которое испытывают многие ее коллеги в восточноевропейских странах ЕС. Ей чужды взаимные похлопывания по плечу, которые предпочитали Шредер и Путин. А о сохранении равной дистанции в отношениях с Москвой и Вашингтоном Меркель не хочет ничего и слышать. Министр иностранных дел Штайнмайер, напротив, считает себя продолжателем политики канцлера Шредера. Правда, ему чужда преданность бывшего канцлера Путину (он не считает Россию демократией чистейшей воды), но то же время он в прошедшие полтора года превратил близость с Москвой в одну из основ немецкой внешней политики. Однако в последнее время даже друзья России в правительстве ФРГ начинают опасаться, что их политика кооперации, в конце концов, может потерпеть фиаско.

Не менее критично звучит комментарий из еженедельника Zeit о саммите ЕС-Россия:

До сих пор саммиты ЕС-Россия не восхищали, пожалуй, никого, кроме любителей вкусно поесть. Но на сей раз, телекамеры самым пристальным образом следили за встречей руководителей Евросоюза и президента Путина в Самаре. Все познается в сравнении. Если оглянуться на прошлые подобные встречи, для которых были характерны лесть чистейшей воды, лицемерие и славословие, то тогда Самара войдет в историю как саммит откровенных заявлений-

Давайте называть вещи своими именами. На восточной границе Европы находится уже не та терпящая бедствие Россия, которой многие европейцы в 90-х годах прошлого века стремились помочь посылками с супами-концентратами. Президент Путин стоит во главе правительства, которое имеет не только сбалансированный бюджет, но и гигантские золотовалютные резервы, которое управляет самой крупной энергетической державой мира, если не считать Саудовской Аравии, которое способно все активнее использовать подчиненные единой линии экономику и общество в интересах внешней политики. Сила европейских государств - в других областях, они придерживаются иной системы правовых и демократических ценностей. Поэтому крайне далекими от реальности кажутся заявления некоторых европейских политиков, к которым, к сожалению, относятся и федеральный канцлер Меркель, и председатель Европейской комиссии Баррозу, когда они рассуждают о "стратегическом партнерстве" с Россией.

Контекст