1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Путешествие по белорусским местечкам

Местечко – это еще не город, но уже не деревня. В Беларуси эти поселения уже давно превратились в рядовые райцентры. В мир белорусских местечек можно окунуться всего в нескольких десятках километров от Минска.

default

Мастер ивенецкой гончарной школы Антон Викентьевич и вазочки с "фляндровкой"

Бурный рост этих особых поселений начался в Беларуси в XVI столетии, а к XVIII их насчитывалось уже больше 400. «Город мог презрительно сказать: “А, это метечково!» . А сельские жители, наоборот, смотрели на местечковцев как на представителей города. Завидовали их нарядам, их особому поведению, - экскурсовод Анатолий Варавва особо подчеркивает роль местечек в процессе урбанизации Беларуси. По его словам, местечки были капиллярами экономики. Крестьяне торговали здесь продуктами питания, а горожане – промышленными товарами.

Но когда эти территории вошли в состав Российской империи, процесс формирования местечек пошел на убыль, констатирует Варавва: “И из страны по преимуществу городской, какой и должна была бы стать Беларусь. Она в конце концов стала страной крестьянской нации с недоформированным национальным самосознанием”.

Почему Вильнюс завидует Ивенцу

В советские времена местечко Ивенец в административной иерархии опустилось до городского поселка, а Раков и вовсе стал деревней. „Но приехав сюда, вы сразу поймете – это местечко“, - отмечает экскурсовод Анатолий Варавва. Ведь сохранилась прежняя планировка и главное свидетельство их коренного отличия от деревни и близости к городу – центральная площадь. Когда-то она была рынком.

Вокруг площади стояли дома ремесленников и купцов. Вблизи - теснились сразу костел, церковь, мечеть, и синагога. Один из двух сохранившихся ивенецких костелов – белый - называют песней уникального виленского барокко. «Да сама Вильня, нынешний Вильнюс может этому храму позавидовать, потому что у него просто потрясающий силуэт. Невозможно оторвать глаз», - утверждает Анатолий Варавва.

Две раковские святыни до сих пор соревнуются между собой. Прихожане Спасо-Преображенской церкви гордятся тем, что стоит она прямо на площади, а католики – что кресты костела Матери Божией Ружанцовой выше, чем церковные башни, несмотря на их величественные купола.

“На гліне грош не гіне”

Как раз между костелом и церковью в Ракове художник Феликс Янушкевич и собрал на собственных “сотках” научный материал для диссертации – более 90 образцов местной керамической плитки.

Ивенец и Раков были центрами гончарного ремесла. Искусствоведы объединяют этот промысел в раковско-ивенецкий. Но Анатолий Варавва утверждает, что мастера из разных местечек даже глиной разной пользовались - в Ракове после обжига она становилась красной, в Ивенце – охристо-желтой . “Ивенецкие мастера очень любили такие поделки, как маленькие скульптурки – пенечки, вокруг них грибочки еще были – такая мелкая пластика. Мелкая по форме, но она очень ложилась на душу покупателя”, - говорит экскурсовод.

В Ракове к керамике подходили прагматично. Здесь говорили: “На глине грош не гине”. Ведь жбаны и миски часто бьются, а значит, посудный промысел бесконечен.

У истоков раковской керамики стояла Анна Сангушка, которая прославилась как Черная дама Несвижского замка. Янушкевич доказал, что здешняя керамика продолжает традиции китайских, а не европейских мастеров: “Образцом для местных гоначаров, -- утверждает Феликс, - была огромная коллекция китайской керамики из раковского замка”.

Раков, по словам Янушкевича, “единственный центр в Беларуси, где керамика подписывалось. Это было визитной карточкой изделий Анны Сангушки”.

Около двух тысяч экземпляров местной керамики можно увидеть теперь в единственной в Беларуси частной художественной галерее братьев Янушкевичей в Ракове.

Простой секрет загадочной “фляндроўкі”

Между тем, академией керамического искусства называли Ивенец. Здесь изобрели загадочную «фляндроўку». “Это такой способ украшения керамики. Мастер берет в руки инструмент с зубчиками, похожий на расческу, и “расчесывает” краску по сырому глиняному горшку или вазочке. Получаются разноцветные зигзаги, полосы и волны”, - рассказывает школьница Саша Магер. Она признается: если бы не увидела, как это делается, ни за что бы не догадалась.

Мастер ивенецкой школы Антон Викентьевич давно изучил все капризы “фляндроўкі”: “Глина должна быть качественной и жирной. Если она не будет жирной, ничего не получится”. Однако самый главный секрет - как подобрать глазурь и смешать красители - гончар открывать на стал.