1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Птичий грипп: сколь велика угроза для человека?

27.02.2006

В последние дни сообщения европейских информационных агентств всё больше напоминают сводки с театра военных действий: они пестрят цифрами погибших. Правда, речь идёт о погибших птицах, но тон дикторов и комментаторов весьма тревожен, и для этого есть все основания. Птичий грипп, давно свирепствующий в Юго-Восточной Азии, пришёл в Европу, причём скорость его распространения повергла экспертов в изумление: такой прыти они от вируса не ждали. Всего за несколько недель он поразил Австрию и Болгарию, Францию и Германию, Россию и Украину, Италию и Грецию, Румынию и Турцию, Венгрию и Боснию, Словакию и Македония, Словению и Хорватию. В странах Европейского Союза, если не считать одну птицеферму во Франции, зарегистрированы пока лишь случаи заболевания диких птиц – прежде всего, лебедей и чаек, – однако это мало успокаивает. Ведь никто не сомневается в том, что массовое заражение домашней птицы – лишь вопрос времени. Уже хотя бы потому, что до сих пор не всё понятно с путями распространения вируса. Во всяком случае, возложить всю вину на перелётных птиц, как это пытаются делать некоторые политики, вряд ли удастся: во-первых, маршруты осенней миграции птиц, пролегающие, в общем и целом, с севера на юг, плохо коррелируют с вектором распространения гриппа – с востока на запад; во-вторых, в некоторых странах – например, в Австралии и Новой Зеландии, – вспышек птичьего гриппа вообще не зарегистрировано, хотя эти регионы лежат на пути следования перелётных птиц из охваченных инфекцией стран; в-третьих, не поддаётся объяснению возникновение отдельных изолированных очагов заболевания вместо сплошного непрерывного следа; в-четвёртых, помимо географического, есть и временной фактор: вспышки болезни не совпадают с графиком миграции птиц. Поэтому эксперты ООН не сбрасывают со счетов и деятельность человека, будь то легальная или нелегальная торговля птицей и изделиями из неё, контрабанда, или случайный перенос вируса. Наконец, всё больше специалистов указывают на пагубную роль промышленного разведения домашней птицы. Вольфганг Фидлер (Wofgang Fiedler), руководитель Центра наблюдения за птицами Института орнитологии имени Макса Планка в Радольфцелле, говорит:

Не следует забывать о том, что подлинным источником опасной инфекции являются птицефермы. Именно там безобидные поначалу штаммы вируса мутируют, становятся по-настоящему опасными, а затем попадают обратно в дикую природу и там распространяются. Перелётные птицы – это, скорее, жертвы.

Возбудитель нынешней эпидемии азиатского птичьего гриппа относится к так называемым вирусам типа А. Всего существует три варианта вируса гриппа – А, В и С. Вирус типа А – наиболее опасный из трёх: он поражает как людей, так и многих других млекопитающих – свиней, лошадей, тюленей, кошек, – а также птиц; вирус типа В встречается только у людей, типа С – у людей и у свиней. Вирус гриппа типа А имеет сферическую форму с расположенными на оболочке белковыми молекулами в форме шипиков. Эти так называемые поверхностные антигены – главное оружие вируса. Для классификации вирусов на подтипы учёные используют различия в белковой структуре антигенов – гемагглютинина и нейраминидазы. Гемагглютинин позволяет вирусу сцепляться с атакуемой клеткой, а нейраминидаза даёт ему возможность проникать сквозь мембрану клетки в обоих направлениях. На сегодняшний день учёным известны 16 разновидностей гемагглютинина и 9 разновидностей нейраминидазы. Нынешняя эпидемия птичьего гриппа, как известно, вызвана вирусом «H5N1» – это означает, что на его оболочке имеется 5-я разновидность гемагглютинина и 1-я разновидность нейраминидазы. Впрочем, следует также иметь в виду, что штаммы вирусов гриппа отличаются друг от друга не только двумя поверхностными белками, так что вирусы с одним и тем же обозначением, в том числе и тот, что сегодня у всех на устах, могут иметь совершенно разные эпидемиологические свойства, – говорит профессор Томас Меттенляйтер (Thomas Mettenleiter), директор Федерального института ветеринарии имени Фридриха Лёфлера на острове Римз – ведущего в Германии ведомства по изучению инфекционных заболеваний животных:

Вирус «H5N1», как и все прочие вирусы птичьего гриппа, может встречаться как в патогенном, то есть вызывающем заболевание, так и в непатогенном, то есть безвредном вариантах. Мы знаем, что и в Европе во многих популяциях диких птиц непатогенный вариант вируса «H5N1» встречается достаточно часто.

Алан Хей (Alan Hay), глава Лондонского центра по изучению гриппа при Всемирной организации здравоохранения, добавляет:

Вирусы инфлюэнцы типа А – это, по сути дела, птичьи вирусы. Так что среди водоплавающей птицы циркулируют практически все возможные варианты вирусов. Однако хорошо адаптироваться к человеку до сих пор смогли только 3 варианта – «H1N1», вызвавший пандемию «испанки» в 1918-м году, «H2N2», ответственный за «азиатский грипп» 1957-го года, и «H3N2», породивший «гонконгский грипп» в 1968-м году.

Есть ещё 4 подтипа вируса гриппа, в принципе также способные поражать человека, – «H3N8», «H5N1», «H7N7» и «H9N2». Однако делают они это, скажем так, «неумело и неохотно», а потому не могут вызвать пандемию. Во всяком случае, пока не могут. Поэтому нынешнюю эпидемию птичьего гриппа следует, по сути дела, считать исключительно болезнью животных – хотя этот вирус может в отдельных случаях поражать и людей. Против вируса «H5N1» разработана вакцина для птиц, однако большинство европейских экспертов выступают против массовых прививок домашней птицы. Томас Меттенляйтер говорит:

Мы относимся к этой мере скептически – по целому ряду причин. Во-первых, такие прививки лишь затушуют, исказят картину распространения инфекции. Без сложных и дорогих анализов отличить здоровую птицу от привитой будет невозможно. Во-вторых, привитые птицы перестанут гибнуть, однако будут по-прежнему переносчиками вируса, причём гораздо лучшими, чем теперь, когда заболевшие птицы очень быстро гибнут. В-третьих, хоть сбыт мяса привитой птицы разрешён, потребители, скорее всего, откажутся покупать мясо птицы вообще, и это будет означать катастрофу для птицеводства. Да и кроме того, опыт Китая, где массовые прививки птицы проводятся уже давно, показал, что эта мера ничего не даёт.

Поэтому ставка в Европе делается на строжайшее соблюдение карантина, на содержание домашней птицы в закрытых помещениях и на её массовый забой при первом же подозрении на проникновение инфекции. В мире счёт забитой в профилактических целях домашней птице идёт уже на сотни миллионов голов. Однако об успехе в борьбе с вирусом говорить пока не приходится. А потому эксперты озабочены перспективой возникновения пандемии среди людей.

Пока, правда, министры здравоохранения стран ЕС, собравшиеся в минувшую пятницу в Вене на экстренное заседание, сочли такую угрозу незначительной. Профессор Ганс Вильгельм Дёрр (Hans Wilhelm Doerr), директор Института медицинской вирусологии при университетской клинике Франкфурта-на-Майне, тоже не видит оснований для паники:

Мне представляется крайне маловероятным, чтобы болезнь, получившая здесь распространение только среди диких водоплавающих птиц, непосредственно вызвала пандемию среди людей. В принципе, и этот вариант исключить нельзя, но всё же вероятность возникновения такой пандемии гораздо выше в Азии, чем в Европе, однако и там ничего подобного до сих пор не произошло – несмотря на то, что в странах Юго-Восточной Азии вирус циркулирует вот уже несколько лет и что люди там живут в гораздо более тесном соседстве с домашней птицей, чем здесь. Хотя вирус постоянно мутирует, он пока так и не научился переходить от человека к человеку: во всех известных на сегодняшний день случаях заражения людей имел место их прямой контакт с больными птицами.

Согласно официальной статистике Всемирной организации здравоохранения, по состоянию на сегодняшний день эпидемия унесла жизни 91 человека. На первый взгляд, это немного: ведь жертвами обычного гриппа ежегодно становятся сотни тысяч людей, так что на этом фоне птичий грипп выглядит вроде бы безобидно. Но, с другой стороны, случаев заболевания зарегистрировано менее 200, значит, уровень смертности составил почти 50 процентов – а это неслыханно высокий показатель. Поэтому глобальная пандемия может обернуться десятками и сотнями миллионов жертв. Чтобы этот жуткий сценарий стал реальностью, вирус должен отвечать трём условиям: быть новым для организма человека, то есть у человека не должно быть к нему иммунитета; быть высокопатогенным, то есть вызывать тяжёлое заболевание; и легко передаваться от больного человека к здоровому. Нынешний азиатский штамм вируса птичьего гриппа уже отвечает первым двум условиям. Единственное утешение состоит в том, что до сих пор все случаи заболевания людей являлись результатом их прямого контакта с птицами, случаев передачи инфекции от человека к человеку не было. Пока не было. Но именно такого поворота событий больше всего и опасаются эксперты.

Борьба с вирусом гриппа чрезвычайно сложна в силу целого ряда причин. Во-первых, из-за естественных мутаций. Они связаны с ошибками при считывании наследственного кода при размножении вируса. В результате его поверхностные структуры претерпевают постоянные изменения (это явление называется «антигенным дрейфом»), что и приводит к возникновению всё новых и новых вариантов вируса. Во-вторых, наряду с медленными спонтанными мутациями происходит также целенаправленная трансформация вируса (так называемый «антигенный шифт»), вызванная воздействием иммунологических факторов: под влиянием антител, вырабатываемых организмом больного, чувствительные к ним антигены вируса редуцируются и замещаются антигенами, устойчивыми к существующему иммунитету. Именно поэтому вакцины против гриппа быстро теряют эффективность. Та, что вполне успешно применялась в прошлом сезоне, год спустя оказывается совершенно бесполезной. Поэтому сегодня учёные всего мира лихорадочно работают над вакциной, которая вызывала бы иммунный ответ на те элементы генома вируса, которые не подвержены столь стремительным мутациям, а ещё лучше – вообще не мутируют. Такая вакцина была бы практически универсальной и давала бы пожизненный иммунитет против любых штаммов вируса гриппа. Дальше всех в этом направлении продвинулись бельгийские микробиологи, сделавшие ставку на белок «М2е». Ксавьер Селенс (Xavier Saelens), научный сотрудник Гентского университета, поясняет:

Это совершенно иной подход, отличный от того, что обычно используется для получения классической вакцины против гриппа. Её действие построено на том, чтобы вызвать иммунную реакцию на протеины, молекулы которых в большом количестве присутствуют на поверхности вируса. Между тем, белок М2е там почти не встречается. Поэтому наша вакцина нацелена не против вируса как такового, а против инфицированных вирусом клеток организма-хозяина. Вся поверхность таких клеток буквально усеяна молекулами вирусного белка М2е. Иными словами, прививка с использованием нашей вакцины приводит к тому, что иммунная система начинает атаковать и убивать те клетки, в которые проник вирус. При этом гибнет, конечно, и сам вирус.

Но до появления на рынке такой универсальной вакцины пройдёт как минимум ещё несколько лет. Пока же медики вынуждены делать ставку на традиционную технологию, то есть ждать, пока пандемический вирус проявит себя, и только после этого браться за разработку вакцины против него. Сегодня известно, что особо опасные мутации возникают там, где в контакт друг с другом вступают разные вирусы гриппа. Наиболее часто такая встреча происходит в организме свиньи. Схема выглядит так: свинья заражается одновременно вирусами гриппа человека и гриппа домашней птицы. В тех клетках организма свиньи, где встречаются два разных типа вируса, происходит обмен антигенами, и возникает совершенно новый вирус с совершенно новой генной структурой. Профессор Хартмут Хенгель (Hartmut Hengel), руководитель отдела вирусных инфекций института имени Роберта Коха в Берлине, поясняет:

Возникновение нового, патогенного для человека вируса гриппа происходит в процессе своего рода скрещивания двух вирусов – вируса птичьего гриппа и вируса гриппа человека. В клетке-хозяине наследственный материал вируса представлен 8-ю отдельными фрагментами. Таким образом, непредсказуемое, случайное смешение и рекомбинация, взаимозамещение этих фрагментов вполне вероятны. В результате образуется новые вирусы с неизвестными свойствами. Среди них могут оказаться и такие, которые, с одной стороны, очень опасны для человека, потому что тот не имеет против них иммунитета, а с другой, способны легко переходить от одного человека к другому.

Человек против такого вируса беззащитен, а заразившись, распространяет этот новый вирус уже среди людей.

Но если сложность разработки вакцины как профилактического средства против гриппа связана с феноменальной изменчивостью вируса, то созданию препарата, который излечивал бы грипп, убивая вирусы, препятствует природа вирусов как таковая. Они являются неклеточной формой жизни, то есть столь примитивны, что даже размножаться могут только внутри живых клеток организма-хозяина. Однако именно это обстоятельство и делает создание препаратов против гриппа столь сложной задачей: вещество, убивающее вирус, убивает вместе с ним и клетку организма, в которой он находится. Поэтому в последние годы учёные сосредоточили всё своё внимание на исследовании тех немногих специфических белков, которые присущи только вирусу и не встречаются в клетках человека. Одним из таких белков является та самая нейраминидаза, что используется для классификации вирусов. На сегодняшний день существует всего два препарата, эффективных против патогенного вируса птичьего гриппа «H5N1». Это таблетки «Тамифлю», выпускаемые швейцарским фармацевтическим концерном «Roche» на основе вещества «оселтамивир», и аэрозоль для ингаляции «Реленза», производимый британской фирмой «GlaxoSmithKline» на основе субстанции «занамивир». Оба препарата являются так называемыми ингибиторами нейраминидазы: они подавляют этот белок, блокируют его, так что мембрана клетки становится для вируса непреодолимым препятствием. Если пандемия действительно разразится, то вся надежда – именно на эти препараты. Во всяком случае, на вакцину рассчитывать не приходится, говорит Йоханнес Лёвер (Johannes Löwer), руководитель Института вакцин имени Пауля Эрлиха близ Франкфурта-на-Майне:

Представление, будто в случае возникновения пандемии мы сможем произвести достаточное количество вакцины прежде, чем болезнь охватит весь земной шар, – это чистой воды иллюзия.

«Тамифлю» и «Реленза» – это всё, чем располагает сегодняшняя медицина на случай пандемии гриппа. Однако эти препараты должны дать человечеству возможность продержаться те полгода, что потребуются на разработку вакцины против пандемического вируса. Пока же эксперты настоятельно рекомендуют вообще держаться от птиц подальше и соблюдать разумную осторожность при потреблении в пищу яиц и птичьего мяса. Тем более что это несложно: вирус гибнет уже при температуре 70 градусов Цельсия, поэтому если мясо хорошо проварено или прожарено, а яйца приготовлены вкрутую, но бояться нечего.