Проявлять инакомыслие в Узбекистане небезопасно | Центральная Азия - события и оценки | DW | 31.08.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Проявлять инакомыслие в Узбекистане небезопасно

Власти официально подтвердили факт задержания и принудительного помещения известной в стране правозащитницы Е.Урлаевой в психиатрическую больницу.

default

Правозащитники в Узбекистане объявлены в республике чуть ли не вне закона. К тому, что их преследуют, не давая проводить мониторинги и митинги, они давно привыкли. Но в арсенале узбекских властей есть и более изощрённые методы давления на правозащитников. Во вторник правоохранительные органы официально подтвердили факт задержания и принудительного помещения известной в стране правозащитницы Елены Урлаевой в психиатрическую больницу. Одновременно в прокуратуре против неё было возбуждено уголовное дело. Правозащитницу обвиняют в том, что она расклеивала и раздавала людям листовки с карикатурой на герб Республики Узбекистан. Мы связались с заместителем главы московского представительства Human Rights Watch Александром Петровым. И вот что он сказал в этой связи:

- "Арест и последующее помещение Елены Урлаевой в психиатрическую клинику – это очередное звено в длинной цепи преследований, инициированных правительством Узбекистана против независимых правозащитников в своей стране. Мы следим за ситуацией ещё с тех времён, когда государство Узбекистан только образовалось. И практически на протяжении всей истории страны эти преследования продолжались, немного утихая, потом разгораясь с новой силой, особенно в те дни, когда в стране происходили какие-то теракты. И самая большая волна преследований последовала после событий 13 мая в Андижане, когда десятки и десятки активистов как в Ферганской долине, так и в Ташкенте, Джизаке, Самарканде и других городах – по всей территории Узбекистана – начали испытывать на себе жестокое давление со стороны властей. Это включает в себя слежку, домашние аресты, нападения, избиения, совершенно произвольные задержания. И арест Урлаевой стал очередным печальным инцидентом в этой связи. Безусловно, и мы, и другие правозащитные организации делаем всё для того, чтобы как-то остановить это беззаконие, и мы предпримем все меры для того, чтобы по крайней мере прояснить ситуацию с узбекскими властями и, исходя из этого, действовать во имя её освобождения".

- А есть ли у вас какие-либо реальные рычаги давления на власти Узбекистана?

- "Что касается реальных рычагов давления на узбекские власти, то единственный способ давления – это воздействие на правительство Узбекистана через международные организации, через мировое сообщество, мнение которого мы, так или иначе, формируем. И на самом деле конечный результат сильно зависит от позиции западных правительств, прежде всего стран Евросоюза и США. Как мне представляется, у нас есть возможности оказать такое давление, чтобы оно передалось на правительство Узбекистана".

- Известно ли Вам о других случаях принудительного помещения правозащитников и инакомыслящих в психиатрические лечебницы в Узбекистане?

- "Нам известно довольно много случаев, когда правозащитники против своей воли становятся клиентами психиатрических больниц. С той же самой Урлаевой это происходило в прошлом несколько раз. Я мог бы привести и другие примеры. Это один из самых серьёзных способов оказания давления на правозащитников, на их семьи, и кроме того, это попытка опорочить их честь и достоинство ".

- Вопрос из другой области. В последнее время из Узбекистана поступают сообщения о массовом закрытии неправительственных организаций. Вам известно что-то об этом?

- "В последнее время в Узбекистане закрыты несколько организаций, начиная с представительства Фонда Сороса и заканчивая организациями, созданными в поддержку журналистов. Конечно, ситуация серьёзная. И нас это, кстати, тоже касается. Потому что у нас есть офис в Ташкенте, который мы используем для своей работы. И естественно, эта угроза всегда висит над всеми неправительственными организациями, которые проявляют ту или иную степень независимости от правительства. Достаточно сказать в этой связи, что большинство правозащитных организаций даже и не зарегистрированы как таковые. Это даёт властям совершенно определённые рычаги воздействия в ходе той торговли, которую постоянно ведут между собой правительство и гражданское общество в Узбекистане. В любом случае, мы продолжаем наблюдать за развитием событий".

Напомню, что это было мнение Александра Петрова, заместителя главы московского представительства Human Rights Watch.