1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Профессиональная интеграция переселенцев

10.04.2008

Очередной выпуск передачи «Мосты» посвящен художникам. Мы попытаемся ответить на вопрос, как эмигрантам, творческим людям, удается реализовать себя на новой родине. Начнем с художницы Анны Груабергер.

default

Имя этой 28-ми летней художницы известно пока только узкому кругу любителей изобразительного искусства. Тем не менее, посетители берлинских галерей и выставок подолгу задерживаются у полотен молодой российской немки. Секрет притягательности ее картин попыталась выяснить Людмила Скворчевская.

Картины Анны Граубергер настолько разнообразны, что не всегда с уверенностью скажешь: они принадлежат кисти одного художника. Одни, написанные непринужденными легкими мазками, глубоко эмоциональны. Другие поражают натуралистической точностью.

Впрочем, это не удивительно: как художник, Анна Граубергер формировалась под влиянием двух школ живописи – современной немецкой и классической русской.

«Мне свойственен натурализм. Наверное, это в корнях. Когда ты в России живешь... в кровь это входит... Здесь больше учат уловить настроение, передать атмосферу. Акцент делается не на умение.. не на детали, что тень будет там, где надо, а просто – легкий намек, зато атмосфера!».

Анна Граубергер родилась в маленьком подмосковном городке. Через два года родители перебрались под Санкт-Петербург. А когда девочке исполнилось 15 лет, семья переехала в Берлин.

«Рисовать начала с глубокого детства, с садика, но это не в счет. В России у меня были частные уроки. Когда мы приехали, ... сначала я дома рисовала, потом ходила в Фольксхохшуле. Но там неудовлетворительно было – потому что я уже больше могла. А потом я попала в ателье художников Позиных».

Так выпускники Ленинградской академии художеств братья Позины стали наставниками Анны Граубергер. После окончания гимназии девушка поступила в берлинскую Высшую школу искусств Вайсензее.

«Там тоже меня кое-чему научили. Позины дали мне классическое образование, а немецкая школа немного разбавила, чтобы не было так академично... легкость привнесло в стиль. До этого рисовала очень реалистично, аккуратно, чтоб тени... возможно от неумения... не было размаха. А в школе я попыталась вырваться из того, что я до этого делала».

Некоторые полотна Анны Граубергер наводят на мысль о том, каким таинственным и полным опасностей видится ребенку мир. Маленькая девочка сжалась в комок. Огромные глаза смотрят со страхом и недоверием. На другой картине – девушка-подросток. Лысый череп, чувственные алые губы и, опять-таки, полные страдания голубые глаза.

«Да, глаза... Это вообще моя тема: люди, портреты. Мне не интересно рисовать что-либо, где не присутствуют люди... я бы даже может всю свою жизнь только портреты рисовала».

Анна - стройная, темноволосая, с открытым улыбчивым лицом. И милой детской непосредственностью во взглядах.

«Я не могу сказать, почему я что-либо рисую, у меня все подсознательно. Я не стараюсь... как это принято в Германии. А я стараюсь... не влиять. Мне самой интересно: а что получится?»

Три месяца назад Анне Граубергер был вручен диплом об окончании Высшей школы искусств Вайсензее. Ее мечта – стать свободным художником. Но достаточно ли для этого одного таланта?

«Многие люди мне говорили, что этого недостаточно, что талант – это какие-то 10 процентов, ... Но я пока молодая, у меня много розовых облаков. Мне кажется, если человек заслужил... главное, чтобы ты был честен перед самим собой – тогда все будет хорошо».

Это значит - собственное ателье, возможность писать то, о чем «поют души божественные лиры» и востребованность. Все это придет со временем. А пока Анна Граубергер пишет картины для галерей и создает модели модной одежды: согласно диплому, - она театральный художник по костюмам.

Добиться успеха в жизни всегда трудно, но особенно нелегко это сделать в чужой стране. Без связей, без языка, без друзей.

Тем интереснее узнавать о судьбах людей, которые не растерялись в непривычных условиях, нашли себя и занимаются любимым делом. Таким человеком оказалась и жительница города Бонна, уроженка Минска, художница Инесса Жмачинская. Она с помощью компьютерного дизайна создает портреты «под старину», на которых изображены не князья и королевы, а простые люди, вроде нас с вами. В гостях у Инессы Жмачинской побывала моя коллега Любовь Румянцева.

По образованию Инесса не художница – она закончила архитектурный факультет в Политехническом институте в Минске и более семи лет создавала макеты интерьеров в Белгоспроекте. В 90-м году ситуация в стране резко изменилась – развал Советского союза, все стали уезжать. Уехала и Инесса со своим мужем – сначала в Португалию, а потом через год – в Германию.

«Я переехала в Бонн, где мне сразу очень понравилось – атмосфера, какое-то внутреннее спокойствие, уверенность в себе и в завтрашнем дне, как это ни странно! Я уехала по еврейской линии, как сейчас говорят, я родилась в еврейской семье, была возможность уехать, мы и уехали. Первое впечатление было очень хорошим – мы с мужем были первой парой русских евреев, которых приняли в Бонне, они раньше никого не принимали. Мы почти год жили в комнате, принадлежащей синагоге, сейчас там сделали библиотеку. Нам очень много помогали – знакомые и незнакомые, им говорили, что приехала русская пара и ей надо помочь, они приходили и приносили какие-то вещи, стулья, книги, справочники, даже детские книги на немецком, чтобы мы учили немецкий язык».

По словам Инессы, поначалу знание немецкого языка ограничивалось общепринятыми фразами, но уже через полгода она научилась более-менее понимать окружающих и даже начала вести простые разговоры. Около года Инесса ездила в Вуперталь – в технической академии для инженеров и архитекторов учила только-только появлявшийся тогда компьютерный дизайн. Но работа по профессии не заладилась – в архитектурном бюро платили мало, найти достойное занятие оказалось трудно. Инесса резко поменяла поле деятельности – нашла работу в Кёльне в крупной американской табачной фирме. Приходилось заниматься далекими от архитектуры делами – презентациями на различных языках, оформлением бумаг, проектами в Интернете, составлять рекламные брошюры. Инесса считает большой удачей, что ее взяли на такую ответственную должность без необходимого диплома – шеф просто поверил в ее способности. Счастливым билетом в жизнь, как ни странно, стало российское образование:

«Русское образование настолько многогранное, специфическое в некотором роде, очень многостороннее, и поэтому я считаю, что это дало очень многим – не только мне – разные путевки в жизнь. В различных направлениях люди смогли работать не совсем по своим специальностям именно благодаря нашему хорошему образованию. Я до сих пор это вспоминаю с огромной благодарностью».

Увлечение портретами людей началось у Инессы неожиданно – как хобби лет шесть назад. Ее начальник, зная, что «фрау Жмачинская» – человек творческий, всегда давал ей задания, что называется, «в нагрузку» - создать плакат или организовать презентацию, устроить празднование дня рождения. Иногда шеф подбрасывал идею – а не сделать ли вот для этой коллеги коллаж, а не нарядить ли ее на плакате в необычный костюм? Все это давало Инессе повод для размышлений – дома после работы она усердно придумывала «подарки».

« Портреты сами в старинном стиле начались очень весело – у нас на работе была одна дама, очень полная. Я все гадала – как ее изобразить, в каком направлении. Как не изобразишь, она получалась – не хочу ее обидеть – уродливо. И так плохо, и так плохо… А дама была очень милая и обидеть ее не хотелось совершенно. И тогда впервые мне пришла мысль – а почему я смотрю фотографии? Может надо посмотреть у Рубенса, ведь у него такие красивые большие телеса и так много полных женщин! Ведь если это будет картина, то это уже будет совсем другой смысл и это не может не понравится! Это был первый мой портрет. Как ни странно, это был не Рубенс, это был Гойя, но все равно очень понравилась моя первая работа – ужасная, надо признаться. Дама была настолько тронута, что у нее даже были слезы в глазах. Я подумала – раз это доставляет такую радость людям, что они так реагируют, то надо этим как-то заняться»!

Со временем необычное хобби – создавать на основе фотографий старинные портреты – превратилось в настоящую работу. Вскоре Инесса ушла из табачной компании и стала работать на дому – свободным художником. Но оказалось, что у такого образа жизни очень много трудностей. Во-первых, нужно постоянно совершенствовать технику рисунка – ведь главное, чтобы клиент был доволен и не чувствовал никакой искусственности. Инессе Жмачинской пришлось стать настоящим психологом – прежде чем начинать создавать портрет, нужно узнать о человеке буквально всю его подноготную:

«Во-первых, голос, как это ни странно, дает мне пищу для размышлений. Нужно все, что человек сам рассказывает о себе. Если клиент попался молчаливый, то я его расспрашиваю – размеры, рост, это понятно, сколько ему лет, чем он интересуется по жизни, кем работает, есть ли у него семья, дети, как он относится к детям, как он относится к природе, во что он любит одеваться, любит ли одеваться вообще! А также его хобби - книги, литература – не интересует? Хорошо! Спорт? Что же? Чтобы на картине это был он! Чтобы он сказал – да, это я. Это я в 1897 году».

Найти подходящий образ, который понравился бы и самому автору и клиенту – очень сложно. Иногда на это уходят недели творческих поисков. Но как оказалось, муки творчества – не главная проблема свободного художника. Куда важнее – поиск заказов. Чтобы раскрутиться, недостаточно просто делать хорошую работу. Надо иметь связи, общаться с нужными людьми, устраивать выставки. Сейчас, например, Инесса улучшает свой собственный Интернет-сайт, чтобы он появлялся на первых трех страницах поисковых машин. Ведь известно современное правило – если тебя нет в Интернете, то тебя нет нигде.

«Здесь от каждого заказа зависит твоя жизнь! Придет заказ, не придет заказ – надо все силы положить на то, чтобы пришел и не один, чтобы можно было существовать. Это определенная нервотрепка, это нервы, это время, это ночами не спать, думать, нервничать, переживать. Идет бычок, качается, вздыхает на ходу, ох, доска кончается… В каком-то смысле чувствую себя бычком – идет бычок, качается – туда упасть или сюда упасть или все-таки доска продолжается и будем идти дальше… Успех есть определенный и чем дальше, тем лучше и тем больше, но достаточно медленно и пока не совсем достаточно, чтобы я могла на это жить. Но я бы хотела, что в ближайшие год-два я смогу достаточно зарабатывать, чтобы стоять на ногах».

Чтобы выжить в суровом мире германской арт- индустрии, нужно обладать определенными качествами. Несмотря на то, что заказчиками Инессы являются не только немцы, но и русские, французы, англичане и американцы, художница придерживается немецких традиций – ответственность, пунктуальность, любую мелочь нужно планировать.

Но главный совет, который Инесса Жмачинская может дать своим соотечественникам – мужество и настойчивость в преодолении трудностей:

«Я бы посоветовала всем, чтобы люди, у которых что-то не получается, чтобы они как-то сели за стол, взяли лист бумаги и написали слева все, что им нравится делать, и справа – все, что они могли бы для этого сделать. Большинство людей, я уверена, как-то разочарованы жизнью, у них что-то не получается, может быть, потому что они делают что-то не свое? Или у них какие-то комплексы… Они должны поверить в себя, что у них все в порядке и Бог их поддержит в их стремлениях и планах».