1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Профессиональная интеграция переселенцев в Германии

25.09.2003

Профессиональная интеграция переселенцев в Германии по-прежнему остается в центре внимания нашей программы. Понятно, что этнические немцы из стран СНГ и еврейские иммигранты далеко неоднородны в своей профессиональной принадлежности. Немало среди них и представителей творческих профессий. Для таких людей, в отличие от тех, кто занимается неквалифицированным трудом, степень владения немецким языком играет первостепенную роль. Как, например, парикмахеру открыть свое дело, если он не может говорить с клиентами на их родном языке? Или как поэту, который всю жизнь писал по-русски, заинтересовать своим творчеством немецкоязычного читателя? Вопросы, прямо скажем, непростые. Сегодня мы расскажем о том, как люди творческих профессий пытаются реализовать себя профессионально на новой родине. Наш первый рассказ о стилисте-парикмахере Натали Констанс. Одной из её постоянных клиенток является и моя коллега Инга Ваннер. На сей раз она пришла в парикмахерскую с микрофоном в руках. И вот что из этого получилось.

«Я родилась, пришла в этот мир, чтобы перестричь всё человечество и умереть с чувством исполненного долга. Я так решила для себя. Поскольку я уже 20 лет в этой специальности».

Стилист-парикмахер Натали Констанс – статная женщина яркой наружности. Она ловко орудует ножницами, приводя в порядок голову очередного клиента. Мы знакомы несколько лет, но каждая встреча с ней – сюрприз. Натали довольно часто меняет свою внешность, точнее, причёску и цвет волос, проявляя при этом незаурядную фантазию. Полгода назад она была ещё брюнеткой, сегодня – яркая блондинка. Впрочем, ей к лицу и то и другое. Натали приехала в Кёльн из казахстанского города Талды-Кургана 12 лет назад.

Был шок... восхищение – первые полгода. ... После нашей «совковской жизни» восхищалась всем...и... естественно, попасть в такой город – это был полный восторг! Полгода я ходила только с открытым ртом... Ну а сейчас скучаю за «совком». И вернулась бы в ту же жизнь – в Советский Союз.

Натали ежегодно бывает в Казахстане, там - намного лучше, утверждает она:

Там – свобода! Душевная свобода. Здесь её нет..., чувствуешь себя вторым сортом и чувствуешь себя всё таким же, как приехал, хотя я здесь уже 12 лет. Чувство такое же, как-будто только что приехала сюда, не могу никак почувствовать себя здесь.... как дома.

Немецкий язык Натали дался нелегко, было много проблем:

Конечно, начинала с нуля, начинала вообще, с азбуки, писала азбуку на доске...

Для преодоления языкового барьера Натали понадобилось три года. Помогла ей в этом в первую очередь работа.

Я более или менее освоила язык, потому что... я должна была говорить, я должна была предлагать. Рассказать, что бы я хотела сделать... Хочешь не хочешь, надо было говорить.

Популярность Натали среди клиентов растет с каждым днем. И даже долгие ожидания в очереди их не пугают.

Они меня все любят. А поначалу боялись. Только услышат – aus Russland – это был для них шок. У них представление было, что в России ходят только в телогрейках, ушанках и пьют только водку. Никакого представления о причёсках и о каких-нибудь стрижках естественно не имеют... Только представление о водке.

Удалось ли Натали развеять эти мифы? Ведь общение с клиентом – неотъемлемая часть работы парикмахера. Рассказывает ли она о своей родине?

Конечно, рассказываю – что-то же надо рассказывать... Чем-то отвлечь... Рассказываю истории, наши, союзные, здешние, немецкие истории, рассказываю анекдоты...

А клиенты?

Конечно, в основном, свои болезни... Чем они болеют и как переносят эти болезни (смех). Я им сочувствую, конечно. Особенно, старенькие бабульки, которые приходят... живут в одиночестве, им надо с кем-то пообщаться... У них одна тема – болезни. Ну а с молодыми общаюсь.... Рассказываем друг другу какие-нибудь истории... Какие-нибудь любовные истории, анекдоты. Ну, темы найдутся всегда.

С клиентами Натали быстро находит общие темы для разговора. А как сложились у неё отношения с коллегами, с шефом?

Думаете, я вижу моего шефа? Я её не вижу – раз в неделю только... Слава богу, в нашей парикмахерской шеф не работает, приходит только раз в неделю. С ней бы я работать не хотела...

Тяжело работать под контролем, добавляет она, никакого полёта фантазии. Натали поселилась в одном из районов Кёльна, в котором живут в основном переселенцы и иностранцы. Хорошо ли это?

Да, мне нравится. Потому что, во-первых, меня здесь все знают, я – единственная русская в нашей парикмахерской и все клиенты идут ко мне. Меня это устраивает, мне нравится. Я с большим удовольствием обслуживаю своих – больше чем других клиентов, потому что я тогда могу пообщаться по-русски, посмеяться, поговорить на своём языке, рассказать анекдот или услышать какой-нибудь анекдот... По-немецки, всё не так, по-немецки всё равно проблемы...

А как коллеги по работе реагируют на иностранную речь?

Поначалу были против, но я высказала своё мнение по этому поводу, что клиент приносит деньги в кассу и, если клиент, не может говорить по-немецки, то какая разница? Главное –деньги в кассе! Мои аргументы их убедили и сейчас я свободно общаюсь со своими клиентами по-русски и мои коллеги к этому нормально относятся. Уже несколько коллег пару слов по-русски выучили. Я себя чувствую на своей работе как рыба в воде.

Разница между местными клиентами и русскоязычными особо видна тогда, когда речь заходит о чаевых,- замечает Натали. Зарплата парикмахера невелика и чаевые – немаловажная добавка к доходу.

Наш народ маловато даёт, не привык к этому... В России такого заведено не было, в моё время чаевые не давали...

Не всё было гладко поначалу, когда Натали, опираясь на свой приличный к тому времени опыт, начала работать в одной из парикмахерских Кёльна. Особо запомнился один куръёзный случай:

Я запуталась в ножницах – я не видела, что я взяла Nivellierschere – ножницы, которыми филеруют. Решила профилеровать чёлочку и... всю отрезала. На глазах у клиента! Клиент в шоке, я – в шоке. У обоих – шоковое состояние... Клиентка в слезах, я – в слезах и трясусь!.. Я была уверена, что взяла ножницы, которые мне нужны... Нет, не болтала...

Я боялась каждого движения.. Это было начало моей «карьеры» в Германии. Я боялась... Меня трясло потом до самого вечера... Работать я больше не могла... «Шефин» меня отпустила домой.... Естественно, клиентка...., я так думаю, что она меня тоже запомнила... навсегда.

Молодой человек, над головой которого Натали «колдует» во время нашего разговора, внимательно, и, как мне кажется, с некоторым подозрением, прислушивается к нам. Но потом даже сам вступает с нами в разговор. Олег, так представился клиент, приехал с Кавказа, из города Прохладное Кабардино-Балкарии. В Кёльне уже10 лет.

Причину переезда он объясняет очень просто:

Все родственники переехали. Основная мысль была: где основывать семью – в России или здесь?

От жизни на Западе ничего особенного не ожидал. Обеспеченности для будущих детей – сейчас их у него двое. Олег – служащий, работает, в сфере кабельного телевидения. Но с работой, в данное время, проблемы:

Сейчас меняю работу. Фирма – американцы покинули нас, англичане много денег не вкладывают...

И добавляет:

Нет, перспектива есть – была вообще-то: интернет через кабельное телевидение... Но пока что это замораживается, остаётся кабельное телевидение... Больше пока никаких перспектив нет. Большого будущего нет...

Самые большие сложности в Германии, по словам Олега, заключались в поисках работы.

Работу здесь было нелегко найти... Год я искал работу, потом стал selbstständig .... Reisebüro открыл. По 20 часов приходилось работать, жена против была... Кризис в 98 году тоже подействовал... финансовый кризис 98 года в России...

Ошибкой было, то что его Бюро путешествий в то время ориентировалось больше на полёты в Россию, чем по Европе, добавляет он. Но жизнью Олег все же доволен:

Поехать с Канадой сравнить? Об этом тоже подумывали... Но пока ещё ... билеты не купили. ...Я не думаю, что в Канаде будет легче, чем здесь.

Натали поддерживает своего клиента, а потом добавляет:

Друзья хорошие, коллеги – тоже хорошие. Но личный покой моя душа здесь не может найти... И когда я в Союзе, в отпуске, я просто дышу свободнее и лечу в самолёте назад со слезами на глазах. Мне не хочется уезжать, мне хочется остаться там. Хотя это, я знаю, невозможно. Потому что все здесь: дочь здесь... Дочь не хочет туда – дочь стала немкой...Ей больше здесь нравится, она выросла здесь – ей было 8, а сейчас 20. Ей там не понравилось, сказала: «nie wieder! Если ты хочешь вернуться, забудь – я с тобой не поеду!»

Мечта Натали, уехать когда-нибудь назад, в Россию, по её же словам, несбыточная.

Мой муж – бизнесмен, который работает в Союзе... –

говорит она. Встречаются нечасто: он приезжает раз в два месяца. Натали раз в году проводит свой отпуск в Казахстане.

Это ужасно! Это не семья, а что-то непонятное! Поначалу... пару лет... Но, когда это затягивается на годы, то уже ничего прекрасного нет...

У Натали много друзей, знакомых, любимая профессия, хотелось бы что-то изменить здесь, в Германии, открыть своё дело, свой собственный салон?

Здесь большая конкуренция, слишком большая нагрузка... Надо с утра до вечера находиться в парикмахерской. Сейчас я работаю три дня в неделю на полставки. А если бы я сама открыла парикмахерскую, мне нужно было бы все пять дней находиться там. Это слишком тяжело и физически и морально... Я бы не выдержала...

Хотела бы поменьше работать..., работать больше для души, чем для плана. Ну, а поскольку это – капитализм, и я работаю на какого-то шефа – выжмут всё! Но хотела бы работать по своей специальности. Я ещё пока не пожалела, что я 20 лет – парикмахер.

Как Натали представляет себе свое будущее ? Вернуться обратно в Россию? Это самая большая мечта?

Сложный вопрос. Я бы очень хотела – последние пару лет моей жизни... Я хотела бы маленький домик, не такие домищи, как здесь, а маленький домик с огородом. Я даже согласна на туалет на улице. Чтоб луна висела, печка горела, чтобы собаки лаяли и снег кругом серебрился...

Идиллия – скажете вы? Интересуюсь, жила ли Натали раньше в своём доме с туалетом на улице. Нет, признаётся она, но гостила у родственников в деревне. Предлагаю поискать такое местечко здесь, в Германии. «Туалет на улице – здесь?» - удивляется Натали, «бывает такое?». Впрочем, это не главная причина:

...Воздух, снег, там даже месяц другой, звёзды другие и... собаки другие, лают по-родному...

Основное отличие жизни в Германии о жизни в России по мнению Натали:

Социальная защищённость может быть, единственное... Плюс, если человек безработный, он получает какие-то пособия и социальную помощь... Нет, я не получала никаких социальных помощей... Я сразу... признали мой диплом и я пошла на работу, после курсов немецкого языка... и до сих пор... Никаких льгот я не получала. Многие, конечно, этим живут. Которые не могут найти работу или не хотят работать, или болеет – разные причины...

Мы ещё долго беседуем с Натали. И вдруг она сама определяет диагноз своего состояния и состояния многих своих знакомых, родственников:

Ностальгия, наверное. Особенно пожилые страдают больше, потому что большую часть жизни они прожили там и у них было своё хозяйство, свои дома, своя живность, а теперь они сидят на этажах, не знают себе применения, куда себя деть и страдают. Плохо знают язык, поскольку они не могут освоить его, они в возрасте и мало общения... для них это очень сложно...

Подумав, она с улыбкой добавляет:

Сегодня – не мой день, да!

Но бывают же и счастливые дни?

Наверное, когда я собралась замуж. За своего любимого... Самый счастливый момент в моей жизни, когда он мне сделал предложение... Была влюблена безумно.

Со своим суженным Натали познакомилась на русской дискотеке в Нойсе. Он приезжал в Германию по делам. Сегодня они встречаются то в Германии, то в Казахстане. Возможно именно обстоятельство отягощает жизнь Наталии в Германии, усиливая её ностальгию по прошлому.

Со стилистом-парикмахером Наталией Констанс встречалась моя коллега Инга Ваннер.

В Германии немало русскоязычных поэтов и писателей. Среди них и Марина Гершенович, которая живет в Дюссельдорфе. Пока Марине не удается финансировать свою жизнь поэтическим творчеством, деньги ей приходится зарабатывать другими профессиональными навыками. И тем не менее, Марина не расстается с Музой. Надежда Баева встретилась с дюссельдорфской поэтессой.

Текст одной из песен известного московского автора-исполнителя Елены Фроловой написан Мариной Гершенович. Несколько песен на стихи поэтессы вошло и в репертуар российской певицы Валентины Пономаревой.

Марина Гершенович родом из Новосибирска. В Германию поэтесса приехала вместе с мужем и сыном в 1998 году. В России стихи Марины публиковались в литературных альманахах и коллективных сборниках. Марина Гершенович - лауреат Грушинского фестиваля, главного бардовского фестиваля России. Первая книга поэтессы под названием «Разговоры на распутье» вышла в Новосибирске восемь лет назад.

«Вторая книга сформирована была в 1996 году. Она пролежала почти семь лет и в том году издана была в Питере, название ее «В поисках ангела». Третью книгу, которая написана уже здесь, предстоит еще сверстать. Четвертую книгу, которую мне хотелось бы издать, это переводы с немецкого языка поэтессы Маши Калеко. Родилась она в 1907 году, в 1975 году она умерла. Моя интеграция в язык началась с переводов ее стихов».

Марина надеется, что когда-нибудь выйдет в свет книга стихов, которые лучше всего отражают ее творческий путь. Этот сборник получится, вероятно, очень объемным, ведь поэтесса пишет уже около 20 лет.

«Посвящение художникам в год приезда»

Все было просто, даже очень просто
Два человека шли по мостовой
Один из них был маленького роста
Другой расправил зонт над головой
Тот, что пониже, спрятался под крышу
Зонта рябого и прибавил шаг
И распрямился тот, что был повыше
И застегнул на кнопочку обшлаг
Стучался дождь в больевые спины
Стекал в воронки точих башлыков
И тот, что был пониже, нес картины
Картины нес для будущих веков
В древесных рамах, писаные маслом
Они светились в полной темноте
Гори, гори, покуда не погасла
Лучина на двоих и при зонте
Тот, что пониже, путано и сложно
Все говорил, другой кивал в ответ
И нес под мышкой очень осторожно
Бутылку водки и кулек конфет

В России поэтесса была больше известна за пределами своей родины, Новосибирска: в Москве, Петербурге, Прибалтике... Поэзия всю жизнь оставалась для Марины занятием для души, зарабатывать на жизнь приходилось не выступлениями, а нелегким трудом. На сегодняшний день профессий поэтессы не счесть:

«У меня их много и никакой определенной. Нет такой области, в которой бы я не работала. И в медицине, и в педагогике (у меня 15 лет педагогического стажа), лифтером работала, на кафедре микробиологии. Я работала почтальоном, работала на заводе, художником, пионервожатой».

Привыкнуть к Германии и новой жизни оказалось совсем нетрудно. Нашлась работа, появились знакомые... Стихи тоже не заставили себя долго ждать. Ну, а тоска по родине и друзьям, по словам Марины, – дело привычное:

«И там у меня были друзья не в соседнем подъезде. Ведь что такое ностальгия? Любой человек, который имеет родственников в России дальше чем 100 км от его дома, может это испытать, это чувство ему знакомо. У меня были друзья в Москве, в Питере , с кем я могла видеться максимум раз в год. И тосковала, и писала письма, и дорожила эти контактом, по телефону, на бумаге. Тогда у меня интернета не было. Сейчас у меня возможностей гораздо больше».

Постепенно имя Марины Гершенович оказывается на слуху и в Германии. Она нередкий гость фестивалей авторской песни, поэтических вечеров и культурных мероприятий для русскоязычных ценителей поэзии. А с недавних пор на стихи Марины Гершенович стала писать песни дюссельдорфский бард Людмила Барон.