1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Против курения и сна

24.01.2006

Я продолжаю тему, начатую неделю назад, в прошлых выпусках передачи «Европа и европейцы». Речь снова пойдёт о здоровье. Точнее о том, что губит наше здоровье, и о том, как с этой погибелью борются в разных европейских странах. Неделю назад мы рассказывали, среди прочего, о законопроекте, который подготовлен сейчас в Великобритании и в ближайшие месяцы будет рассмотрен парламентом. Если парламент его утвердит (что считается практически решенным делом), то в Англии во всех общественных местах курение будет запрещено. Во всех, включая государственные учреждения, муниципальную администрацию, офисы, банки, а также рестораны, бары и пабы. Подобные ограничения уже вступили в силу или вступят в ближайшее время также, в частности, в Испании и Италии. С них мы и начнём.

Около года назад Испания подписала так называемую «Антитабачную конвенцию» Всемирной организации здравоохранения. И с января она воплощается в жизнь: кабинет министров подготовил законопроект, согласно которому курение запрещено теперь во всех общественных местах, включая учебные заведения, стадионы, театры, кино, библиотеки, телефонные будки, а также все виды общественного транспорта. Нарушение этого запрета наказывается штрафом до шестисот евро. Это для тех, кто сам курит. А для работодателей, которые разрешат своим сотрудникам курить на рабочих местах, шестьсот евро – это нижняя граница возможного штрафа. Верхняя – десять тысяч евро.

Кроме того, запрещено продавать сигареты в газетных киосках, как это было раньше. Владельцы таких киосков подсчитали, что за первые три недели января их убыток составил около двадцати процентов от той суммы, которую они зарабатывали за это время.

Возникла и такая неожиданная проблема: с тех пор, как в Испании запрещено курить в офисах, у входа в офисные здания скапливаются за день горы окурков. Буквально ступить негде, и никаких урн не хватает. Запретить курить ещё и на улице, - до такого испанские законодатели ещё не дошли. И вот у мэрии города Бильбао возникла гениальная идея: на средства городского бюджета были приобретены и розданы бесплатно населению двадцать тысяч маленьких металлических пепельниц. Они умещаются на ладони и закрываются крышечкой. Такие «персональные» пепельницы муниципальные служащие раздавали курящему населению крупнейшего города Страны Басков у станций метро и на центральных площадях Бильбао. И уличные курилки сразу стали чище.

Намного труднее будет решить другую проблему. Несмотря на запреты и возможные драконовские штрафы, испанские футбольные болельщики и зрители, приходящие на корриду, продолжают нахально дымить сигаретами. «Выуживать» их по одному с трибун просто нереально. Министр здравоохранения Испании Елена Зальгадо, яростная противница курения и один из инициаторов запрета, предложила размещать на бортиках антитабачную рекламу, но реклама на стадионах – слишком дорогое удовольствие для госбюджета. Приходится довольствоваться рекламными растяжками и щитами. Они сообщают о том, что девять из каждых десяти испанцев, умирающих от рака лёгких, были курильщиками, что сигареты с пониженным содержанием никотина, которые табачные концерны называли «лёгкими» - «ляйт» (теперь такое обозначение запрещено), не менее вредны, чем обычные, потому что никотин – лишь одно из четырёх тысяч вредных веществ, содержащихся в этих сигаретах… И так далее, и тому подобное. Министр здравоохранения надеется отвадить от табака прежде всего молодёжь. Сегодня курит каждый второй житель Испании моложе восемнадцати лет (включая и девушек). И три четверти курящих, согласно опросам общественного мнения, охотно бросили бы курить. Но силы воли не хватает.

Помочь таким курильщикам решило и правительство Италии. Здесь запрещено курение во всех государственных и муниципальных учреждениях, в школах и вузах, в офисных помещениях, в поездах и в машинах такси. В ресторанах, кафе и барах курить можно только в том случае, если для курильщиков отведено специальное помещение, а упомянутые точки «общепита» оборудованы эффективной системой вентиляции. За соблюдением запрета следят специальные контролёры, которым предписано безжалостно штрафовать хозяев ресторанов и баров, если те сквозь пальцы смотрят на то, что посетители курят. Ну, а самим курильщикам грозит штраф в 250 евро.

Швеция, где курение в общественных местах запрещено так же, как в Испании, Италии, Ирландии и некоторых других странах Европы, решила не взимать денежный штраф за нарушение запрета. Однако если посетители ресторана или бара не прореагируют на требование потушить сигарету, хозяева могут с помощью полиции выгнать их на улицу. А там в такую погоду и без курения можно заработать воспаление лёгких.

Что ещё несомненно укрепляет здоровье, - это послеобеденный сон. Отрицательно сказывается на весе, но на здоровье – положительно. Так, во всяком случае, считалось до сих пор. Эксперты испанского правительства, два года изучавшие последствия сиесты и рекомендовавшие её отменить, придерживаются прямо противоположного мнения: сиеста приносит вред здоровью.

Между прочим, слово это происходит от латинского «сикста ора» - «шестой час». В античные времена день официально начинался в шесть утра, так что шестой час - это был полдень, самое жаркое время суток. Но с годами, с веками, произошли существенные изменения. В Испании сиеста начинается уже не в полдень, а двумя часами позже, и длится она втрое дольше, чем в эпоху античности, - до пяти вечера. Только после пяти испанцы, отдохнув, пообедав и подремав, снова берутся за работу. Ну, и, следовательно, заканчивают рабочий день обычно в восемь вечера. Если взять в целом, то в Испании – самый длинный рабочий день в Европе. Зато производительность труда – одна из самых низких в Европейском Союзе. Понятно, почему: испанцы не высыпаются. Ведь личная жизнь начинается у них поздно вечером. Как и семейная. Всё как бы сдвинуто к ночи. Лишь в десять вечера, например, начинаются многие матчи чемпионата страны по футболу. Ужинают испанцы тогда, когда большинство европейцев спит. Традиционные «мовиды» - ночные «посиделки» с вином и обильной едой – порою заканчиваются лишь к утру. Испанские власти решили положить всему этому конец, радикально сократив время сиесты – до одного часа. А закрываться государственные учреждения и муниципальные службы будут в шесть вечера, не позже.

Час пик в мадридском метро. Вагоны переполнены. На платформе стоит в ожидании поезда плотная толпа. В бесплатных газетах, которые раздают разносчики у входа в метро, разъясняются детали правительственной программы рационализации рабочего времени (так она официально называется). Пат Гарсиа, которая торопится на работу, так говорит о ней:

«Мне это нравится. Но не окажется ли утопией? На промышленных предприятиях и в крупных торговых центрах давно уже нет никакой сиесты. Обеденный перерыв – час, не больше. Но маленькие магазинчики, парикмахерские, мастерские, - всё днём закрыто. Новые правила обязательны лишь для государственных учреждений, а для остальных они – только рекомендация. Моё начальство, например, против. Оно охотнее ещё дольше держало бы нас на работе. Ты всегда под рукой. Неужели не понимает, что в восемь-девять утра, когда должен начинаться рабочий день, никто из нас не работает?! Сначала кофейку попьём, поболтаем, спокойненько компьютер включим… Каждый смотрит сначала, что ему там пришло по электронной почте, немного полазает по Интернету…»

То, что обеденный перерыв до сих пор начинался в Испании в два часа дня и продолжался до пяти, обычно объясняют жарким климатом страны. Мол, в тяжёлый полуденный зной всё равно клонит ко сну, да и посетителей (если говорить о всякого рода учреждениях) в это время очень мало. Ну, конечно, и давние традиции сыграли свою роль.

«Ничего подобного, - уверяет Игнасио Букерас, имея ввиду традиции. Букерас возглавлял специальную правительственную комиссию, которая в течение двух лет изучала «проблему сиесты» и рекомендовала, в конце концов, изменить график рабочего времени.

«До тридцатых-сороковых годов рабочий день у нас выглядел точно так же, как и у всей остальной Европы. Но после гражданской войны экономическая ситуация в стране была очень тяжёлой. Многим пришлось работать по сокращённому графику, и (чтобы прокормить семью) на двух работах. Одна начиналась утром, другая – в пять вечера. И, конечно, нужно было ещё добраться с одной на другую. Вот в чём истинные причины нашей долгой сиесты».

Но можно ли так просто от неё отказаться? Ведь сиеста, включающая или полуденный сон, или обильный обед с бутылкой красного вина, или и то, и другое, - такой же непременный атрибут испанской жизни, как коррида или фламенко. Поэтому отмену трёхчасового перерыва можно сравнить с настоящей культурной революцией. Тем не менее, она неизбежна, - убеждён Игнасио Букерас:

«Из-за столь затяжного рабочего дня испанцы постоянно в стрессе, издёрганы, всё время спешат и всё равно опаздывают… Кроме работы, ни на что другое у них почти не остаётся времени. Нам необходимо это изменить. В конце концов, и менеджеры частных компаний должны понять: то, что их подчинённые дольше не уходят домой, вовсе не значит, что они и дольше работают. Не надо путать работу с присутствием на рабочем месте».

Многие испанцы давно уже жалуются на то, что видят своих детей лишь тогда, когда те ложатся спать или собираются утром в школу. С января государственные и муниципальные служащие имеют возможность общаться с ними и в другое время дня. Что касается частных фирм, промышленных предприятий, банков и так далее, то здесь изменение графика рабочего времени станет наряду с повышением зарплаты важнейшим пунктом тарифных переговоров между трудовыми коллективами и администрацией. Так, во всяком случае, рекомендует правительство страны. И аргументирует это достаточно серьёзно:

«Испанцы спят, в среднем, на сорок минут меньше, чем все остальные европейцы. Это необходимо изменить. Не выспавшийся рабочий на заводе или на стройке намного больше рискует получить травму на производстве. И не случайно по несчастным случаям на производстве Испания держит первое место в Европейском Союзе».

Бедные испанцы! Теперь в жаркие летние дни им придётся париться на работе, в своих офисах, конторах, кабинетах! И вместе законных трёх часов укладываться с обедом и, может быть, с послеобеденным сном всего в час. Мучения эти будут тем более сильными, что даже в палящую жару они не смогут приходить на работу в шортах. Шорты в подавляющем большинстве стран Европейского Союза – табу для служащих. Хотя никакого закона, запрещающего их носить, как будто нет. Но недавно появился юридический прецедент. Во всяком случае, во Франции.

Минувшим летом, которое выдалось очень жарким в Европе, немецкое информационное агентство ДПА провело опрос служащих государственных и муниципальных учреждений, крупных банков, фирм, страховых компаний. Репортёр спрашивал, не возражают ли там в этот палящий зной приходить на работу в шортах? Ответ был почти всегда совершенно однозначен: возражают. На рубашках с длинными рукавами, галстуках, строгой обуви большинство шефов, правда, не настаивало. Официальный представитель концерна «Бертельсман», например, сообщил, что уже давно здесь введена так называемая «свободная пятница», когда каждый может приходить на работу, как ему вздумается. «В джинсах, рубашке с короткими рукавами или в свитере в холодной время года», - уточнил представитель «Бертельсмана». Мысль о том, что кто-то из сотрудников может осмелиться надеть и в эту «свободную пятницу» шорты, его ужаснула. Так далеко пятничная свобода не заходит.

«Исключено, - заявил один из руководителей крупной страховой медицинской компании «Техникер Кранкенкассе», штаб-квартира которой расположена в Гамбурге. – Немыслимо, чтобы кто-то из наших страховых агентов или медицинских экспертов пришёл к клиенту в коротких штанах. Открытый ворот, летние сандалии – пожалуйста, но шорты?!..»

Представитель туристического концерна «ТУИ» Бернд Римеле ответил на вопрос информационного агентства уклончиво: «В столовой концерна в шортах я еще никого не встречал, даже в самую страшную жару». Женщины, правда, совершенно спокойно могут одевать на работу маечки с открытым животом («пожалуйста, если живот это позволяет», - добавил Римеле).

Чуть ли не единственное рабочее место, где можно в Германии носить летом шорты, - это конвейер автомобильного гиганта «Порше» в Штутгарте. Но только в том случае, если эти шорты – такого же серого цвета, как и рабочие комбинезоны концерна.

Ну, а что будет, если служащий ослушается начальства и, вопреки требованиям «прилично» одеваться, всё же придёт на работу в шортах? 34-летний француз Седрик Монрибо, работавший на фабрике электронных компонентов мобильных телефонов «Загем», четыре года назад попытался это сделать. Он просто игнорировал неоднократные требования шефа сменить короткие брюки на длинные, а пёструю «гавайскую» рубашку на более скромную. Дело кончилось увольнением. Отдел кадров мотивировал это увольнение тем, что на фабрике бывает очень много торговых делегаций, и таким образом одетый Седрик Монрибо является «фактором риска» для имиджа концерна.

Монрибо подал в суд, причём поначалу представил себя жертвой дискриминации по половому признаку: дескать, почему это женщинам разрешается приходить на работу в мини-юбках, а мужчине в шортах – нет? Суд первой инстанции отклонил его иск. Во второй уволенный обвинял своего работодателя уже в нарушении «фундаментальных прав и свобод». В конце концов, уже высшая судебная палата Франции по трудовым спорам постановила, что «требование соблюдать определенный стиль одежды важнейших гражданских свобод не затрагивает». Теперь Монрибо намерен подать жалобу в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. А пока ходит в обычных, длинных брюках. Не потому что заставили, а потому что холодно.