1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Противоречия между Россией и Белоруссией

Страсти вокруг перспективы объединения России с Белоруссией до сих пор не утихают.

В последние несколько дней белорусский президент Александр Лукашенко высказал в адрес Кремля столько резких заявлений, сколько не делал, пожалуй, за все годы своего пребывания у власти. И если ранее многие - как в Минске, так и в Москве - считали именно его локомотивом объединения обеих стран, то сейчас Лукашенко приобрёл прямо противоположную репутацию - тормоза этого процесса. Противоречиям между Россией и Белоруссией, а также тому, как в этой ситуации могут развиваться отношения между двумя республиками, и посвящена наша передача «Тема дня».

Белорусский президент Александр Лукашенко не согласился ни с одной из моделей нового союза России и Белоруссии, предложенных Владимиром Путиным во время их личной встречи. Первая модель не устраивает Лукашенко потому, что предполагает общее государство, органы власти которого будут созданы в соответствии с Конституцией Российской Федерации. Такую постановку вопроса белорусский лидер расценил как идею фактического вхождения его республики в состав России. Второй путь, предусматривающий развитие отношений обеих государств по образцу Евросоюза, Лукашенко не приемлет потому, что, по его же словам, не может «разрушить федеративный договор», стоивший ему «больших пота и крови».

Между тем эксперт немецкого фонда «Наука и политика» Хайнц Тиммерман охарактеризовал предложения Владимира Путина как удачный тактический ход:

Я считаю, что Владимир Путин находится в выгодном положении, поскольку Александр Лукашенко во многом экономически зависит от Москвы. Путин, если можно так выразиться, сделал очень удачный шахматный ход, ибо достоверно знал: Лукашенко не может принять его предложение. Одновременно Путин пользуется в России хорошей репутацией, поскольку обладает имиджем человека, активно выступающего за воссоединение Белоруссии с Россией. Словом, он загнал Лукашенко в тот угол, из которого очень трудно выйти. Может получиться так, - не обязательно сейчас, а по истечении определённого времени - что Белоруссия начнёт испытывать большие экономические трудности - скажем, с нефтью или газом - и ей придётся согласиться с условиями, которые поставил Путин. Например, с общим эмиссионным центром как следствием введения единой валюты. Итак, Путин находится в хорошем положении, причём в канун предвыборной борьбы, с учётом шанса вновь стать президентом России, а то и, может быть, объединённого государства. Лукашенко же находится в очень трудной ситуации.

Российские СМИ, рассказывая о нынешних отношениях между Москвой и Минском, изображают ситуацию так, словно белорусы заранее согласны с любым объединением с россиянами, на любых условиях. Однако эту точку зрения оспаривает белорусская оппозиция. Вот что заявил в интервью «Немецкой волне» пресс-секретарь оппозиционной «Хартии 97» Олег Бебенин:

Могу заявить, что большинство белорусских граждан не желает никакого вхождения в состав Российской Федерации. Со всей уверенностью могу заявить о том, что граждане Белоруссии видят свою страну независимой, свободной страной, интегрированной в Европу. Как бы ни подавала государственная пропаганда с обеих сторон якобы имеющееся желание белорусов войти в состав России, - это не так. К сожалению, мы с трудом можем донести это мнение до остального мира, но все последние опросы, проводимые сейчас и в Минске, и по всей республике, говорят только об этом. Более того, есть довольно большое количество граждан, которые готовы отстаивать суверенитет своей страны в вооружённой борьбе. Доля таких граждан в последнее время дошла до 3-4 процентов. За суверенитет республики, за её большую интеграцию в европейское сообщество высказывается уже не только молодёжь, не только среднее поколение, но и те, кого считали раньше электоратом Лукашенко. Это многие граждане пенсионного возраста и, скажем так, жители периферии.

Не означает ли схожее отношение и белорусской оппозиции, и президента страны к предложениям Москвы частичное сближение их позиций? Олег Бебенин отвечает на этот вопрос отрицательно:

Белорусская демократическая оппозиция всегда последовательно стояла на позициях независимости своей страны. И сейчас мы не верим Лукашенко, который говорит, что он за суверенитет Белоруссии. Человек, который за время своего правления поэтапно сдавал страну России, говорит, что он сейчас за суверенитет. Это бред. Он просто прикрывает своё поражение на этом направлении - то, что он потерял страну – такими громкими фразами. На самом деле он находится в огромной зависимости от русского фактора, на самом деле только оппозиция в последние годы действительно последовательно отстаивала позиции суверенитета, и только благодаря оппозиции эта страна ещё существует на политических картах мира.

А как относятся к возможности нового союза Белоруссии и России рядовые белорусы? Вот мнение одного из белорусских студентов, обучающихся в Германии:

В отличие от прибалтийских государств, имеющих достаточное количество объективных оснований для того, чтобы не объединяться с Россией (взять хотя бы различие языков и культурного наследия), в Беларуси ощущение национальной самостоятельности развито куда меньше, несмотря на подобные исторические предпосылки.

За время существования СССР белорусский язык и культура обрусели настолько, что к моменту появления Лукашенко белорусский народ не успел идентифицировать себя с возрождающейся белорусской самобытностью. С одной стороны, Лукашенко реанимировал СССР в пределах Беларуси путем постоянного давления на сознание людей через подконтрольные ему СМИ. Телевидение и радио днем и ночью рассказывали о том, что россиянам и белорусам поодиночке не выжить (особенно белорусам), а белорусский Моисей - Лукашенко приведет нас к земле обетованной - России, и все мы заживем так, как никогда еще не жили. Лукашенковская пропаганда сделала из России спасителя белорусской нации. Интересно, знала ли об этом Россия? Лукашенко играл на хорошем отношении белорусов к России. Но белорусы не хотят жить в изоляции ни от какой страны, мы готовы дружить со всеми. В Беларуси весьма положительно относятся к сотрудничеству обоих государств, общему таможенному пространству, отсутствию пограничных переходов между Россией и Беларусью. У многих белорусов родственники живут в России, и наоборот. Многие работают в России. Но интенсивная пропаганда «большого брата», которая семь лет была основной линией государственной политики президента Беларуси, сыграла двоякую роль.

Старикам у черно-белых телевизоров в деревне не надо было «вдалбливать» любовь к России, а молодое поколение эти инструктажи настроили антироссийски. Братство народов в Беларуси – понятие скорее виртуальное.

Когда на улицах Минска оппозиция сжигает российские флаги – горит не российская государственная символика, а ненависть народа к политике Президента Беларуси и к нему лично. Ведь Лукашенко изолировал Беларусь от всего мира, оставив только лазейку в Россию. Объединение должно было стать спасительной соломинкой, мол, нет у нас больше выхода, как объединиться. В то же время Беларусь практически не использовала своих географических преимуществ. Как будто и не было у нас других границ, кроме как с Россией.

Каким представляется белорусской оппозиции дальнейшее развитие событий? Олег Бебенин полагает, что...

...перспектива только одна – существование двух суверенных государств, со всеми вытекающими последствиями. Просто две страны, которые существуют рядом. Мы не будем терпеть никаких имперских замахов на независимость нашей родины. Я ещё раз это подчёркиваю. Сейчас молодёжь республики уже начала активно бороться за это. Сейчас уже в тюрьме сидят четыре человека, трое из которых голодают, - сидят за то, что они провели в последнюю неделю в Минске акции в защиту независимости Белоруссии. Это молодёжь из белорусского движения «Зубр». И пока действует только молодёжь. Все белорусские демократические политики высказываются исключительно в этом направлении – только в направлении независимости Белоруссии.

Несмотря на разногласия Минска и Москвы, процесс интеграции, по сути, не только начался, но и набирает темпы. Не вынудит ли это Россию, осуществляя не только политическое, но и экономическое давление, заставить Белоруссию пойти на уступки? Вот что считает по этому поводу эксперт немецкого фонда «Наука и политика» Хайнц Тиммерман:

Не думаю, что здесь будет использовано принуждение. Такой шаг плохо сказался бы на имидже и России, и Путина. Однако имеются объективные факторы, например цены на энергоносители, кредит, предоставленный Россией Белоруссии, торговля между обеими странами. Белоруссия в немалой степени ориентируется на Россию. А в торговле она ориентируется на Западную Европу меньше, нежели Россия, и значит, очень зависит от торговых отношений с Россией, в частности в настоящее время от бартерной торговли. Всё это - рычаги, находящиеся в распоряжении Путина. Это не означает, что Путин применит силовой метод, но всё же у него есть эти рычаги, с помощью которых он может воплотить в жизнь собственную концепцию воссоединения Белоруссии с Россией. Альтернативным вариантом явился бы тот, который существует в рамках Европейского Союза и который тоже был предложен Путиным. Правда, и Путин, и Лукашенко игнорируют то обстоятельство, что страны ЕС отказались от суверенитета при решении многих вопросов, прежде всего вопросов экономической политики. Я не верю в то, что Путину удастся соединить экономики России и Белоруссии в единую суперэкономику. Но можно представить себе некую разновидность конфедерации в качестве альтернативы. Но Путину этого не хочется, а для Лукашенко этого слишком мало, поскольку он желает получить доступ к рычагам власти и в России как равноправный государственный деятель.