1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Противоречивое наследие "бейрутского ястреба"

Что ожидает Израиль и ближневосточный мирный процесс после исчезновения с политической арены столь влиятельной фигуры, как премьер-министр Ариэль Шарон? Таким вопросом задается сегодня мировая печать.

default

В частности, датская газета "Берлингске тиденде" по данному поводу пишет:

То, что Ариэль Шарон выбывает из игры, обернется серьезными трудностями для всего ближневосточного региона. И происходит это в крайне неблагоприятный момент. Всего несколько недель назад Шарон покинул ряды блока "Ликуд" и фактически оставил партию под контролем крайне правых сил. Вместо этого он основал партию политического центра, которой долго не хватало в израильской политике. Политика самого Шарона состояла по большей части из односторонних шагов, а не из переговоров. При этом он преследовал цель добиться прогресса в отношениях с палестинцами. Шарон принял точку зрения той постоянно растущей части израильского населения, которая считает, что установить мир на Ближнем Востоке невозможно без создания независимого палестинского государства. Сейчас, однако, трудно сказать, кто станет его политическим наследником.

В свою очередь швейцарская газета "Базлер цайтунг" высказывает такое мнение:

Израильская политика без Ариэля Шарона – с этой мыслью еще предстоит свыкнуться. До такой степени премьер-министр Израиля доминировал в последние пять лет на политической сцене Ближнего Востока. В чем же заключалась сила этой спорной политической фигуры?

После неспокойных лет правления своих предшественников Нетаньяху и Барака ему удалось добиться внутриполитической стабильности в стране. Правдоподобно выступая в роли отца отечества, Шарон вернул израильтянам, напуганным палестинским террором, ощущение повышенной безопасности. Впрочем, настоящей безопасности на самом деле не было. Шарон ограничивал свое понятие безопасности военной областью. Его главной целью было не мировое соглашение с палестинцами, а долговременное обеспечение существования государства Израиль, в населении которого солидное большинство составляли бы евреи.

Издающаяся в Нидерландах газета "Трау" также рассуждает о будущем израильской политики после завершения эры Ариэля Шарона:

Никто не знает, что ожидало бы Израиль, останься Шарон у руля власти. Судя по всему, он не собирался отказываться от занимаемой должности. Но никто не может сказать, продолжил бы он в будущем политику ликвидации еврейских поселений на палестинских землях. В этом смысле будущее Израиля выглядит трудно предсказуемым независимо от роли Ариэля Шарона. Разница заключается лишь в том, что теперь Израилю предстоит доказать, что он может обойтись и без Шарона. Сделать это будет нелегко. Однако безнадежной ситуацию считать не стоит. Ведь, в конце концов, властные позиции Шарона покоились на убеждениях простых избирателей, как это заведено в демократическом обществе.

Эту тему продолжает комментарий из либеральной британской газеты "Гардиан":

На свете достаточно людей – и не только арабов, которые будут счастливы, когда Шарон окажется в могиле. В то же время перспектива его исчезновения с политической сцены Израиля является плохой новостью для тех, кто надеется на разрешение самого сложного в мире конфликта. Недопустимым упрощением было бы описание политической карьеры Шарона как превращение из ястреба в голубя мира. Ястребом он был, вне всякого сомнения, ведь вся его карьера солдата и политика оказалась связана с насилием, характерным для отношений между евреями и арабами в святой земле. Но сделать окончательный и однозначный вывод о наследии человека, которого многие запомнили как "бейрутского палача", сейчас невозможно. Ведь он не сможет возглавить созданную им новую партию на предстоящих парламентских выборах в Израиле, которые, вполне вероятно, будут иметь судьбоносное значение для страны.

Французская газета "Фигаро" пишет:

Похоже, никто не в состоянии заполнить вакуум, который оставляет после себя этот выдающийся политический руководитель, создавший себе имидж провидца. В политической жизни Израиля его уход знаменует собой начало ужасного пробуждения. Уставшей от бесчисленных войн стране, привыкшей, что ею управляет энергия одного единственного человека, предстоит возвращение к тревожной нормальности. Ей грозит откат назад, к временам политического раскола и создания неуправляемых коалиций, одним словом – к застою и новой вспышке насилия.

Обзор подготовил Геннадий Темненков

Контекст