1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Пророк в поисках слов

"Социальная нужда иерархична, а новая угроза – демократична, она распространяется и на богатых. Потрясение охватывает все жизненные сферы... Угроза открывает новый простор для политического творчества".

default

Выходящий в Гамбурге еженедельник "Цайт" публикует статью о выступлении в Москве немецкого социолога Ульриха Бека (Ulrich Beck):

Российский парламент впервые пригласил иностранного учёного выступить с докладом. Это большая честь. Даже для профессора сразу двух – мюнхенского и лондонского – университетов, которого, к тому же, ставят в один ряд с такими великими социологами, как Карл Маркс, Макс Вебер или Эмиль Дюркгейм.

Первоначально доклад Бека должен был называться "Экономика и государство в эпоху глобализации". Тему сменили на более актуальную: "Политическая динамика всемирного сообщества риска. Террористическая угроза".

Недавно Ульрих Бек открывал в Хельсинки конференцию на тему "Космополитизм". Сейчас это его главная тема, в ней столько прекрасного идеализма. Но многие космополиты, эти "граждане мира", съехавшиеся в Хельсинки, и слышать ни о чём не хотели. Учёные из Перу, Египта, из так называемого Третьего мира. Для них глобализация и открываемые ею перспективы – это не что иное как колониализм, империализм и американизация. Они то и дело перебивали его.

"Увидев, сколько ненависти накопилось в этих людях, я подумал, что эти научные работники вполне могли бы стать бомбометателями".

Чернобыльский взрыв 26-го апреля 1986-го года заставил Ульриха Бека найти новое понятие для новой эпохи. Книга, которую он тогда заканчивал, называлась " Общество риска". Это было новое слово для эпохи, столкнувшейся с нетрадиционным способом существования, новым измерением жизни в индустриальном обществе. Жизненный путь не защищён, техногенные угрозы повсеместны, от экологических катастроф не застрахован больше никто. Эта угрозы, писал тогда Бек, обладает "разрушительной силой войны". Социальная нужда иерархична, а новая угроза – демократична, она распространяется и на богатых. Потрясение охватывает все жизненные сферы. Рынки обрушиваются, правовые системы оказываются бессильны перед составами преступлений. Мы становимся членами "всемирной общины находящихся под угрозой" (Weltgefahrengemeinde). Эта угроза перестала быть внутренним делом страны-источника, никакая страна не может справиться с угрозой в одиночку. Возникает "всемирная внутренняя политика" (Weltinnenpolitik). Основополагающим жизненными ощущением становится страх. Безопасность начинает цениться выше равенства. Дело идёт к ужесточению законодательства, к кажущемуся разумным "тоталитаризму защиты от угроз" (Totalitarismus der Gefahrenabwehr). Так не был ли теракт в Нью-Йорке "Чернобылем глобализации"?..

В зале пленарных заседаний Госдумы обсуждалась правовая реформа. В малом зале собрались в основном дипломаты, учёные и журналисты. Ульрих Бек начинает с того, что после 11-го сентября первым отказал язык. "Мы живём и мыслим в категориях-"зомби". Эти категории умерли, но продолжают существовать в наших мыслях и поступках". Российские политики и учёные согласно кивают. Они знают, что он имеет в виду. Потом Бек переходит ко "всемирному сообществу риска" ( Weltrisikogesellschaft) и излагает ключевой тезис своей теории: угроза открывает новый простор для политического творчества. Соединённые Штаты теперь нуждаются в остальном мире. "К России уже не относятся как к просительнице, напротив – её расположения домогаются". Вот так складывается "всемирная внутренняя политика". Бек предрекает возрождение государственности в мировом масштабе. Разве радикальная приватизация в области обеспечения безопасности авиаперевозок не указала на границы американского неолиберализма? Бек пытается обольстить проигравших в "холодной войне": "Разве на смену примата экономики в самом деле приходит примат политики?"

Ульрих Бек – мыслитель из левых. Однако он не разделяет того восторга по поводу заката современной цивилизации, который испытывают многие левые в Германии.

Да, риск и угроза стали исходными точками его теории. Но его интересуют перспективы индивидуального и глобального развития. "Нам нужна международная система правового сотрудничества. Государство должно быть отделено от нации так же, как некогда оно было отделено от религии. Мыслить себя частью всемирного гражданского общества – что может быть возвышенней и вдохновенней?" – спрашивает Ульрих Бек. Может быть, его оптимизм необоснован. Но, по мнению Бека, социологам из Мюнхена или из Москвы не остаётся ничего другого, кроме как найти "новые слова для описания новой реальности". Пока пророк их не нашёл, поэтому свою речь в российской Думе Ульрих Бек намерен опубликовать к Рождеству под названием "Молчание слов", – заключает газета "Цайт" статью о первом выступлении западного социолога в Государственной думе России.