1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Прокурор против коррупции

06.11.2003

Сегодня мы с Вами отправимся получать водительские права в Германии. Сколько это стоит? В чём отличие манеры вождения в Германии? Вот об этом мы и поговорим. Но сначала - о коррупции. Причём о коррупции не в Турции или в России, а здесь, в благоустроенной, законопослушной Германии. Сообщение об этом подготовил наш берлинский корреспондент Марсель Фюрстенау:

«Отдел по борьбе с организованными формами преступности в области коррупции и сговоров при заключении подрядов» - вот такое мудрёное название у подразделения, которым руководит старший прокурор Вольфганг Шаупенштайнер. Работает он во Франкфурте на Майне, в финансовой столице Германии. Шаупенштайнер - гроза политиков. Он считает, что они, политики, просто не понимают, какой урон наносит обществу коррупция. Казалось бы, кому какое дело, если кто-то с кем-то договорился, если конверт с энной суммой перекочевал из одного кармана в другой? Нет, считает Шаупенштайнер, это вовсе не частное дело. Расплачиваться за взятки приходится всем, каждому налогоплательщику. Честные фирмы не получают подрядов, потребители вынуждены платить завышенные цены, государственная казна не получает налогов. Некоторых успехов несгибаемый прокурор уже добился. Например, ещё в 90-ые годы прошлого века немецкие фирмы имели право списывать с общей суммы налогообложения ... взятки, выплаченные за границей. Предприниматели уверяли, что такие уж во многих странах правила игры: не подмажешь - не поедешь. Вот они и мажут, чтобы обеспечит заказы и рабочие места. Шаупенштайнер добился изменения законодательства. Но вот другие его инициативы до сих пор наталкиваются на ожесточенное сопротивление. В частности, он предлагает ввести «чёрный список» всех немецких фирм, уличённых в коррупции. В зависимости от тяжести преступления они должны быть на определённый срок исключены из конкурсов на получение государственных заказов и подрядов. И это далеко не всё:

«Пятилетний запрет на получение заказов - никаких подвижек. Подкуп депутатов, то есть, злоупотребление мандатом - политики не хотят об этом даже говорить. Оптимизация налогов с помощью взяток процветает. Несмотря на все конкретные примеры преступного обогащения в результате сговора между предпринимателями, политиками и государственными чиновниками, в Германии до сих пор недооценивают опасность коррупции.»

Какие же примеры готов привести прокурор? Вольфганг Шаупенштайнер предлагает расположить их по восходящей:

«Хозяин строительной фирмы становится менеджером нового гостиничного комплекса, который он же и построил. А до этого он в городском управлении старательно проталкивал субсидии на строительство комплекса. Берём повыше. Заместитель министра федеральной земли уходит в отставку и тут же получает пост генерального директора в инвестиционной фирме, которой он незадолго до этого обеспечил выгодную сделку по приобретении недвижимости, принадлежавшей федеральной земле. Идём на самый верх. Бывший министр экономики Германии становится главой огромного концерна в Эссене. Но ещё до выхода в отставку министр позаботился о том, чтобы этот самый концерн получил государственные субсидии на миллионы евро. Это всё - реальные случаи.»

Фамилий Вольфганг Шаупенштайнер не называет. Например, в последней истории каждый слушатель в Германии тут же узнаёт бывшего министра экономики в кабинете Шрёдера Вернера Мюллера. Но Шаупенштайнер - прокурор, ему до суда называть какие-то фамилии не положено. Он просто перечисляет обстоятельства, которые явно указывают на злоупотребление служебным положением и коррупцию. Но, как говорится, не пойман, не вор. Вообще Вольфганг Шаупенштайнер уверен, что те случаи коррупции среди государственных чиновников и политиков, которые доходят до суда и приговора - это только верхушка айсберга. И, как ни парадоксально это звучит, своими союзниками в борьбе против коррупции он считает предпринимателей. Они ведь тоже, в конечном итоге, страдают от продажных чиновников:

«Поэтому я и надеюсь, что частные предприниматель, которые хотят вернуть себе доверие заказчиков и потребителей, помогут нам добиться введения списка фирм, уличённых в коррупции. Сначала на общегерманском уровне, а потом и во всём Евросоюзе. Это в их собственных интересах, в интересах честных и серьёзных фирм. И, в конечном итоге, в интересах налогоплательщиков и потребителей.»

А теперь, как и обещано, давайте попробуем получить водительские права в Германии. Как трудно это даётся, на собственном опыте убедилась практикантка наше редакции Оля Мельник:

Каждый раз, промокнув на остановке в ожидании трамвая, я давала себе слово записаться на курсы вождения. Но в ближайшей автошколе меня ожидал лёгкий шок. Судите сами: за один только курс теории, то есть 14 уроков по 90 минут, надо выложить 170 евро, плюс 48 евро за учебный материал. 45 минут езды по городу с инструктором стоят 27 евро, а по скоростным магистралям, в сумерках и за городом (так называемые специальные поездки ) – 35 евро. А потом экзамен: ещё 77 евро. Ну и сколько же часов мне потребуется? спросила я владельца автошколы Ульриха Хайдке:

«Учебной программой предусмотрены 12 часов специальных поездок: 4 часа по автобану, 5 часов за городом и 3 часа в сумерках. Остальные часы не обязательны, но я лично не возьму на себя ответственность выехать на автобан с новичком, который ещё и по городу ездить не умеет.»

Существует неписаное правило: сколько Вам лет, столько и уроков понадобится. Но бывают и исключения.

«В большинстве случаев это люди старше 30 лет. Некоторым требуется до 100 часов. А есть люди, которым вождение вообще противопоказано. Недавно ко мне из другой школы перешла женщина, которая уже отъездила 80 часов. Она три раза провалилась на экзаменах, и надеется, что я ей, наконец, помогу.»

Ну, решила я, это всё не про меня, мне ведь до 30 ещё далеко. Скрепя сердце я подписала договор. На первом же уроке инструктор ошарашил меня вопросом, на каком языке я предпочитаю вопросники по теории. На немецком, на каком же еще? А почему не на русском, ведь это же ваш родной язык? спросил инструктор. И действительно: анкеты на русском шли нарасхват. Совершенно случайно я попала в автошколу, пользующуюся большой популярностью у переселенцев. Их в школе оказалось абсолютное большинство. Но вопросник я взяла все-таки на немецком. Система такая: на каждый вопрос три ответа. Прикладываешь специальную линейку, и проверяешь, правильный ответ отметила или нет. Вопросы не только по правилам движения, но ещё и о том, как ездить поэкономнее, поменьше жечь горючего. Хорошо хоть, мотор изучать не заставляют - если что сломалось, так на это мастерские есть. Самое интересное, что теория мне давалась даже легче, чем многим переселенцам, у которых уже были российские или украинские права. В Германии они действительны в течении трех лет с момента переезда, а вот ездить с ними разрешается лишь в первые полгода. Потом надо пересдавать по полной программе, и теорию и практику. Так что почти все переселенцы идут в автошколы. Вот, например, Надежда Михайловна. Она в России лихачила, а в Германии, оказалось, всё иначе:

«В принципе правила дорожного движения в Германии от российских почти не отличаются. Но манера вождения здесь совершенно другая. В России, например, меня учили регулярно смотреть вперед и в зеркало заднего вида. В Германии этого недостаточно. Здесь надо постоянно крутить головой, чтобы ни на кого не наехать. Отношение к пешеходам здесь совсем другое. В автошколе нам постоянно твердят: где бы вы ни ехали, как бы ни торопились, увидев пешехода – тормозите. Я бы сказала, в Германии больше дорожных знаков, чем в России. Здесь все расписано – с какой скоростью ехать, куда можно, а куда нельзя.»

Примерно такие же впечатления от российских водителей было и у моего инструктора:

«Многие переселенцы уже имеют опыт вождения, довольно уверенно водят машину, но не обращают внимания на тонкости, которые так важны на экзамене – наблюдать за движением, смотреть по сторонам. Они прыгают из ряда в ряд, не глядя ни налево, ни направо. Особенно при поворотах направо они не пропускают велосипедистов, которые едут прямо. Ну и, конечно, автобаны. Ну, не чувствуют люди скорости, они вылезают в левый ряд на скорости в 120 и думают, что они Шумахеры. А сзади кто-то напирает на скорости в 250...»

Это инструктор явно про меня говорил. Дело в том, что теорию я с первого захода сдала, а вот с практикой оказалось туго. Хорошо, у инструктора в машине все педали продублированы, поначалу он за меня и тормозил, и газ давал. Особенно на автобане. На многих участках ограничений скорости вообще нет. Вот, выезжаешь на автобан, так и хочется затормозить, пропустить всех. А на самом деле на разгонной полосе надо на газ давить, чтобы потом перестроиться. Но страшно ведь...

А по городу меня переключение передач замучало. Можно, конечно, учиться и на машине с автоматической коробкой, но тогда это отметят в правах, и на машине с ручным переключением потом ездить нельзя. Всё это время инструктор сохранял олимпийское спокойствие. И ещё свои личные дела обделывал: на рынок за овощами, на почту, в банк... И всё с личным шофёром - со мной. Только платил не он мне, а я ему. Стыдно признаться, но с инструктором я отъездила ни много ни мало 35 часов, пока он сам не погнал меня на экзамен. Ну, что Вам сказать про экзамен? Надо отъездить 45 минут. Припарковалась я нормально, мотор ни разу не заглушила. А вот на выезде с автобана притормозила, выжала сцепление и прямо с пятой скорости воткнула на ... первую. Не знаю, кто громче взвыл, мотор или инструктор. Хорошо хоть, я как-то автоматически выжала снова сцепление и включила-таки третью. Экзаменатор поморщился, помялся, но в конце концов выдал мне права. Инструктор мой облегченно вздохнул, и подарил мне симпатичного бумажного человечка с флажком, на котором написано: «Не езди быстрее, чем летает твой ангел-хранитель». Но главный подарок из автошколы пришёл на следующий день: счёт на 1280 евро. Так что права у меня теперь есть, а машину, хоть маленькую, старенькую всё равно купить не на что.