1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Произвол в российской тюрьме: что это такое?

Заключенные Льговской колонии рассказывали об отрядах, возглавляемых авторитетами преступного мира. За порядками в колонии также следили сами осужденные. И наказывали не по закону, а «по понятиям». Репортаж из России.

default

Нарушения прав человека в российских колониях не всегда становятся достоянием гласности

В прошлом году достоянием общественности стали факты массового нанесения себе увечий заключёнными Льговской колонии в Курской области. Таким образом, отбывающие в ней наказание выразили протест против условий содержания в колонии и издевательств со стороны надзирателей. Похоже, что российские власти сделали выводы из этой и других историй. Они решили ограничить доступ в тюрьмы и колонии правозащитникам. Ведь именно благодаря последним факты нарушений прав человека в учреждениях российской пенитенциарной системы становились достоянием гласности. О новых барьерах со стороны представителей властей правозащитники сегодня рассказали в Москве журналистам, в том числе и нашему корреспондент Егору Виноградову.

На территорию «зоны» правозащитникам вход воспрещен

Frauen Amnestie in Rußland

Российские правозащитники заявляют, что тюрьмы и колонии становятся закрытыми для них, а без контроля общественности там могут нарушаться права человека. Изменения в отношениях с Федеральной службой исполнения наказаний представители общественных организаций связывают со скандальной историей, в которой фигурировали, якобы, британские шпионы, занимающиеся поддержкой правозащитных движений.

Казалось бы налаженный контакт с тюремщиками, особенно после случая в Льговской колонии в прошлом году, где были массовые случаи самоистязания заключенных и порядок был налажен лишь после вмешательства правозащитников, разрушился. Сегодня правозащитники говорят об установлении новых кордонов и непреодолимых стен в отношениях с Федеральной службой исполнения наказаний. По словам председателя Фонда «Социальное партнерство» Валерия Борщева, за эти изменения вернули все на позиции времен Советского Союза:

«Система взаимодействия неправительственных организаций, правозащитных организаций, уголовно-процессуальной системы, которая в течение последних 10 лет создавалась, разрушается. Во многих регионах просто не пускают правозащитников в колонии, и вообще система становится закрытой, как это было до 1990 года - в 70-80-е годы. А закрытая система - всегда произвол».

Что такое произвол в российской тюрьме, можно понять на примере все той же печально известной Льговской колонии. Когда туда приехали правозащитники, заключенные стали им рассказывать о неких отрядах, которые возглавляли авторитеты преступного мира. За порядками в колонии также следили не надзиратели, а сами осужденные, и наказывали они, в случае чего, не по закону, а по понятиям. Об издевательствах со стороны надзирателей, у правозащитников также скопилось немало писем от заключенных. О некоторых выявленных случаях рассказал председатель комитета за гражданские права Андрей Бабушкин:

«Неправомерная физическая сила, спецсредства, принуждение одних осужденных, чтобы они насиловали других - для того, чтобы оказать на них давление, как в Льговской колонии, как это удалось выявить Борщеву».

«Горячие» точки на российской карте

Gefängnis in Russland

В ответ на просьбу нашей радиостанции рассказать о тюрьмах, вызывающих наибольшее опасение, председатель Фонда «Социальное партнерство» Валерий Борщев сказал, что как «горячие» точки можно отмечать целые регионы на карте:

«Из Липетской области получаем очень много жалоб, из Челябинска, Уральский округ очень тревожный. Вологда она более благополучна, а рядом с ней Питер вызывает ряд вопросов, очень тревожит южный регион, там вообще ситуация напряженная».

При этом правозащитники заявили, что совершенно точно знают, когда начались сложности. По словам Валерия Борщева, они напрямую связаны с одной датой и одной, как стало потом известно, псевдошпионской историей:

«Это началось после 22 января 2006 года, когда второй канал объявил, что неправительственные организации сотрудничают со всякими нехорошими людьми, которые якобы шпионят. Вот после этого стали дистанцироваться от правозащитников».

Спустя некоторое время, в ФСБ извинились, что зря подняли шумиху, однако сделали это так тихо, что в Федеральной службе исполнения наказаний извинений не услышали, сказал Валерий Борщев. За последние полгода правозащитникам удалось побывать с проверкой лишь в одной тюрьме, и то - по, так сказать, старой дружбе с начальником. В правительстве Москвы, правда, недавно вышло распоряжение провести тотальную проверку 30 пенитенциарных учреждений и пригласить на объезд правозащитников, однако сроки проверки до сих пор неизвестны.