1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Прозрачные депутаты

11.03.2006

Согласно новым правилам германского бундестага, до конца марта все парламентарии обязаны обнародать данные о побочных доходах. Шесть депутатов категорически не согласны делиться информацией о своем финансовом положении и подали иск в Конституционный суд.

Один из самых неделикатных вопросов, который только можно задать немцу – а сколько ты получаешь? Размер личного дохода – дело даже более интимное, чем, например, персональная сексуальная ориентация. Ты что, гей? Спросить можно запросто, не рискуя схлопотать по физиономии. А вот заглядывать в чужой карман, как сморкаться за столом, в Германии не принято. Но некоторым очень хочется. Любопытство публики регулярно старается удовлетворить бульварная пресса, то и дело сливая на свои страницы зачастую взятые с потолка данные о доходах крупных менеджеров – вот ведь жадные толстосумы – или футбольных профи, не способных забивать голы даже за такие деньжищи. Есть интерес и к побочным доходам народных избранников – депутатов германского бундестага. В конце марта он будет удовлетворен. Согласно новым парламентским правилам, принятым по инициативе еще прежнего «красно-зеленого» правительства во имя социальной справедливости и прозрачности, все члены бундестага обязаны до конца текущего месяца опубликовать в общедоступном справочнике данные о своих доходах помимо депутатской зарплаты. Правда, без указания суммы в точности. Только ориентировочно – до трех с половиной тысяч евро месяц, от трех с половиной до семи, или свыше семи тысяч.

Поводом для такой радикальной меры стала целая серия скандалов пару лет назад, когда выяснилось, что некоторые немецкие народные избранники - в ряде случаев просто за красивые глаза – получали изрядные суммы от различных концернов, где они прежде трудились. Возникли подозрения в коррупции, некоторым политикам пришлось уйти в отставку, а чтобы остальным не повадно было, финансовое положение депутатов решили сделать абсолютно прозрачным. Шесть парламентариев, однако, с такой мерой несогласны и подали коллективный иск в Конституционный суд. Боятся огласки своих побочных заработков? И это, конечно, тоже. Но не будем торопитьсмя с выводами.

Компания истцов подобралась весьма разношерстная, причем, не только по своей партийной принадлежности. Один из них, например, христианский демократ Фридрих Мерц – финансовый эксперт и бывший председатель фракции ХДС в бундестаге. Риторически одаренный Мерц подавал большие надежды, его чуть ли не в канцлеры прочили, пока Ангела Меркель в ходе закулисной интриги не нейтрализовала оппонировавшего ей конкурента. Но Фридрих Мерц не у дел не остался. Он человек по-прежнему о-очень занятой – в именитой международной адвокатской конторе, в правлениях целого ряда крупных фирм, страховых компаний, банков и немецкой бирже. В какой-то из немецких газет я прочитал комментарий о нем, состоявший исключительно из перечисления мест, где трудиться Фридрих Мерц помимо бундестага. Вывод, который напрашивался сам собой, состоял в то, что его-то побочный заработок точно известен – это-то как раз депутатская зарплата – семь тысяч евро с копейками. Так что мотивы, по которым Фридрих Мерц решил пожаловаться в Конституционный суд, в общем понятны. Однако, не следует всех шестерых, подавших иск, ровнять под одну гребенку. Причины выступать против депутатской прозрачности есть и другие, причем довльно убедительные. Например, у депутата от либеральной СвДП Хайнриха Кольба. Он один из немногих депутатов бундестага, который и после своего избрания в парламент, остался управляющим делами собственного среднего металообрабатывающего предприятия, на котором занято семьдесят рабочих. Его зарплата там – это чистая прибыль завода. А прибыль – это ведь коммерческая тайна. Если все будут знать, какова она на самом деле, то это грозит серьезным конкурентным ущербом. Если прибыль большая, покупатели металлических изделий Кольба будут требовать скидок, если её вовсе нет – банки перекроют кредитные линии. Это, во первых. А вторых, заводик его семейный – владеет им Хайнрих Кольб пополам с родным братом. Соответственно, затронутыми оказываются интересы третьих лиц, вернее, третьего лица – брата. Он никакой не депутат, и вовсе не обязан обнародовать размер своих доходов, которые точно такие же, как и у брата-парламентария.

Еще один подписавший иск в Конституционный суд – депутат от ХСС Макс Штраубингер. Он считает, что новые паламентские правила идут вразрез с Конституцией, поскольку:

В Основном законе записано, что депутат бундестага не подлежит регламентации. Должна обеспечиваться свобода исполнения мандата народного избарнника. А кроме того, Конституция гарантирует свободу профессии. И нашим иском мы хотим внести ясность в эти вопросы.

Наряду со своей депутатской деятельностью Макс Штраубингер еще продает за комиссионные страховки. Это работа не очень прибыльная. Думаю, что больше зарабатывает на стороне другой истец - социал-демократ Петер Данкерт, во внепарламентской жизни – адвокат и нотариус. Правда, для него, как представителя свободных профессий, сделано исключение: данные о доходах он обязан предоставлять только председателю бундестага, но и имена своих клиентов тоже. А ведь к адвокатам нередко обращаются люди с весьма деликатными просьбами, желающие сохранить анонимность. Такие наверняка будут впредь обращаться к юристам, не имеющим парламентского мандата. А имеющие – нести убытки и размышлять о том, а стоит ли вообще заниматься парламентской работой. Еще раз Макс Штраубингер:

Парламент должен вообще-то отражать многообразие мира профессий. Здесь должно быть и место для предпринимателей, лиц свободных профессий. Я убежден, что новые правила отпугнут многих из них, лишат стимула бороться за депутатский мандат.

Санкции за нарушение правил депутатской прозрачности предусмотрены весьма ощутимые. Если парламентарий откажется передать сведения о своих побочных доходах председателю бундестага или назовет, как выясниться позже, заниженные данные, ему грозит штраф в половину его годовой зарплаты – то есть сорок две с лишним тысячи евро. Такой суммой может рискнуть разве что Фридрих Мерц и то едва ли. Но что мы будем иметь в итоге? Любопытстсво публики относительно финансового положения их избранников будет удовлетворено. Зато в бундестаге станет еще больше бывших учителей, и без того представленных в немецком парламенте непропорционально широко. А на частных уроках отстающим ученикам много не заработаешь.

Профессор МГИМО Андрей Загорский – о новой «химии» в германо-российских отношениях

Сегодня гость «Столичной студии» «Немецкой волны» профессор Московского государственного института международных отношений Андрей Загорский.

(Интервью – аудиофайл)

считает профессор МГИМО Андрей Загорский. Продолжение беседы с ним – ровно через неделю, мы поговорим о внешенеэнергетической стратегии России, которая вызывает в Германии определенную тревогу.

Также по теме