1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Проблемы нелегальной иммиграции в страны Европы

18.02.2003

Бедность и экономические трудности заставляют ежегодно сотни тысяч жителей азиатских, африканских и латиноамериканских стран искать счастья в богатой Европе. В Италии, например, согласно официальной статистике зарегистрировано около одного миллиона семисот тысяч иностранцев из стран, не являющихся членами Европейского союза, которые находятся на Апеннинском полуострове на легальных основаниях. Иностранцы составляют примерно 2,7 процента населения Италии, что является одним из самых низких показателей в Европе. Однако к этим официальным мигрантам следует добавить и немалую армию нелегалов, которые годами живут и работают в Италии без документов. Их число, согласно различным оценкам, колеблется от 150 до 500 тысяч и постоянно растет. Хотя условия, в которых приходится существовать нелегалам, зачастую нельзя назвать достойными человека...

Когда китаянка Гон Ли четыре года назад прилетела в Неаполь, она был полна надежд на новую, лучшую жизнь. Десять тысяч евро в пересчете на единую европейскую валюту заплатила она расположенному в Шанхае частному агентству по трудоустройству за авиабилет, за въездную визу в Италию и за разрешение работать на одном из предприятий в Милане. Так ей, по крайней мере, было обещано, Но все оказалось совсем иначе. Рассказывает Габриеле Травиолли, представительница миланского «Комитета против современного рабства», который взял под защиту 42-летнюю китаянку.

«Ей приходилось работать по 19 часов в день без выходных. Сразу с трапа самолета Гон Ли доставили к новым работодателям, супружеской чете предпринимателей из города Павия. Каждый день в пять часов утра ее будили и заставляли убирать квартиру, потому ее везли работать на фабрику, где она стояла по 10 часов у конвейера. А вечером до полуночи она выполняла различные работы по дому. В течение многих месяцев китаянке не платили зарплату и не разрешали выходить из дома. Ее плохо кормили и постоянно избивали. Когда Гон Ли, наконец, посреди зимы удалось бежать от хозяев, все тело у нее было покрыто синяками, у нее не было ни денег, ни документов, Китаянка не говорила ни слова по-итальянски и не знала, где она находится».

Судьба Гон Ли – типична для людей попадающих в новое рабство, говорит Габриеле Травиолли:

«Сейчас сложилась целая система торговли домашними работниками, подобная системе торговли проституткам. В обоих случаях жертвами преступников становятся люди из стран так называемого «третьего мира», а в последнее время – все чаще из стран Восточной Европы. Зачастую преступные группировки вербуют женщин в бедных странах с помощью фальшивых обещаний. А потом заставляют молодых и красивых заниматься проституцией, а тех, кто постарше, продают в домработницы или в сиделки для стариков».

В Риме, например, полиция в прошлом году вскрыла крупную преступную группировку, проводившую настоящие торги, на которых можно было купить «домашнего раба». С помощью объявлений в газетах мафиози оповещали о дате и месте проведения очередного аукциона, и заинтересованные клиенты, в основном зажиточные пенсионеры, всего за одну тысячу евро покупали себе домработниц. Договор о купле-продаже содержал даже пункт о праве на обмен товара.

Миланский «Комитат против современного рабства» расположился в небольшой, площадью всего 10 квадратных метров комнате в ветхом здании городского управления. Здесь постоянно дежурят на телефоне молодые люди, не пожелавшие идти в армию и проходящие альтернативную гражданскую службу. В случае необходимости дежурный собирает членов комитета, которые работают здесь на общественных началах: это – врачи, психологи, социологи и юристы. Они помогают людям выбраться из ловушки рабства, обеспечивают их на первое время жильем и оказывают юридическую помощь в ходе длительных судебных разбирательств. Хотя рабовладение как отдельный вид преступления внесено в уголовный кодекс Италии, однако, миланский комитет разработал собственные критерии, которые ясно описывают это преступление, рассказывает Габриеле Травиолли:

«У женщин отбирают все документы, им запрещают выходить из дома без сопровождения, и они вынуждены работать по 18-19 часов в день, без выходных и без отпуска. Они живут в полной культурной изоляции, и им не разрешается связываться с родными или знакомыми ни письменно, ни по телефону».

Довольно часто сотрудникам комитета с трудом удается доказать наличие всех пяти признаков, определяющих «современное рабство». Поэтому провинившимся грозит наказание только «за насильственное лишение свободы» и «издевательства в семье». Мало эффективными оказываются и принятые в Италии новые законы, которые призваны облегчить получение иностранцами легального ограниченного вида на жительство и разрешение на работу. Ведь у нелегальной домработницы официально нет работодателя, который бы поручился за нее перед местными властями и платил за нее положенные отчисления в кассы больничного и социального страхования. Многие домашние рабы и сами боятся попасть в поле зрения итальянских органов юстиции, потому что они находятся в Италии нелегально и могут быть просто арестованы и высланы из страны. Китаянка Гон Ли, с которой мы начали наш рассказ, тоже долго медлила, прежде чем решилась при поддержке юристов из «Комитета против современного рабства» подать в суд на своих прежних итальянских хозяев.

Канарские острова – само это название пропитано солнечным светом, шумом морской волны и ассоциируется с безмятежными неделями отпуска. Более четырех миллионов иностранных туристов посещают ежегодно пляжи семи принадлежащих Испании островов. Но Канарские острова это – и часть Африки: всего лишь только 14 километров водной поверхности Атлантики отделяют их от Западной Сахары. Все чаще в испанских газетах появляются сообщения о пристающих к берегам Канарских островов небольших до отказа переполненных лодок с беженцами из Африки. Целую ночь длится переезд из Западной Сахары к ближайшему острову архипелага - Фуэртевентуре. Испанская полиция задержала уже несколько тысяч таких «boat-people» на пляжах или спасла их с тонущих лодок. Сколько беженцев гибнет в Атлантике, не добравшись до Канарских островов, не знает никто. Тот же, кто добирается до спасительного берега, в конце концов, оказывается в городе Лас-Пальмас, административном центре архипелага.

Красивую Испанию можно увидеть по телевизору. Беженцы, нашедшие приют в общежитии гражданской инициативы Лас-Пальмас, смотрят в скудно обставленной клубной комнате выступление испанской поп-группы: смуглые стройные тела в купальниках танцуют на пляже на фоне искрящегося в солнечных лучах моря. Это – группа «Лас Кетчап» из Севильи с хитом лета 2002 года. Но настроение у собравшихся в комнате людей не радостное. Большинство из них уже несколько месяцев назад добрались на утлых лодках до Канарских островов, да так и застряли здесь. Среди них – 37-летний нигериец Роуленд, который согласился рассказать о себе:

«На лодке было очень, очень трудно. Я добрался сюда только с божьей помощью. Об этом мало кто знает, но много людей умирает в пути. Сюда добираются только очень немногие. Опасность подстерегает не только на море, но и в пустыне. Если машина, на которой едут беженцы, заглохнет посреди пустыни или опрокинется с бархана, тогда все умрут. Ведь никто не знает, что они пытаются пересечь пустыню, и никто не придет им на помощь».

Когда Роуленд семь месяцев назад вступил, наконец, на пляж острова Фуэртевентура, за его плечами была не просто одна ночь, проведенная в трюме небольшого судна на волнах Атлантики, а целя Одиссея длиной в три года. На родине свои последние сто долларов он заплатил банде мошенников, которая переправила его из Нигерии в Ливию. Там он работал автомехаником и за три года скопил 600 долларов на переезд в богатую западную страну. В принципе, он собирался перебраться в Канаду. Но вышло все иначе...

«Я думал, что оказался на Малаге, в Португалии или Италии. Я очень удивился, когда увидел вокруг так много моря. Потом по форме полицейских я сделал вывод, что нахожусь где-то в Европе. Только через 40 дней, я наконец-то узнал, что попал на Канарские острова. Именно столько времени полиция продержала меня в лагере. Потом меня привезли сюда в город Лас-Пальмас на острове Гран-Канария».

То, что небольшого роста, но ладно скроенный нигериец называет лагерем, на самом деле является отслужившим свой век складом багажа на территории аэропорта на острове Фуэртевентура. В этом рассчитанном на три сотни человек приемнике-распределителе находится порой до тысячи беженцев. Через сорок дней карантина беженцев освобождают. Отправить их на родину испанские власти не могут, потому что страны, из которых приехали эти люди, отказываются принимать своих граждан назад. Но и разрешение на работу беженцам тоже не дают. Поэтому, например, Роуленд перебивается случайными заработками. Он не может понять, почему европейские страны с готовностью выдают визы богатым африканцам, но не позволяют бедным беженцам работать.

«Богатые люди выживают, а бедные - нет. Здесь в Европе думают, что приплывающие на лодках беженцы представляют опасность. Но это не так. Ведь мы, это те люди, которым вы хотите помочь с помощью различных программ поддержки бедных стран. Вы пускаете к себе людей, у которых есть деньги на визу и авиабилет. Но – это богачи, представители наших коррумпированных правительств. Если бы у меня были такие деньги, мне и в голову бы не пришло приезжать в Европу».

У 37-летнего Роуленда есть только одна заветная мечта: получить документы и разрешение на работу в материковой Испании. По его словам, через несколько лет, накопив достаточно денег, он вернется в Нигерию и обзаведется семьей. Однако испанские власти уже неоднократно подтверждали, что готовы выдавать въездные визы и разрешение на работу только тем иностранным специалистам, которых легально завербовали у них на родине. Поэтому у Роуленда и других беженцев, оказавшихся на Канарских островах, нет пока никаких шансов добраться до материковой Европы.

Крупнейший в Европе китайский рынок находится на территории бывшего машиностроительного завода в столице Венгрии. По разным оценкам, от 15 до 60 тысяч китайцев живут сегодня в Будапеште. Более точных цифр нет, так как многие китайцы находятся в стране нелегально. Власти Венгрии, которая готовится вступить в Европейский союз, в последние месяцы заметно ужесточили отношение к китайским мигрантам. Причем это почувствовали на себе и легально находящиеся в стане китайские торговцы и предприниматели.

На китайском рынке можно встретить туристов и торговцев со всей Восточной Европы. Ежедневно толпы людей протискиваются через лабиринт контейнеров, палаток и лотков. Четыре гектара – такую площадь занимает «Рынок четырех тигров» возле одного из будапештских вокзалов. Шесть тысяч торговцев предлагают покупателям товары на любой вкус: спортивные костюмы, кроссовки, детскую одежду, косметику, компакт-диски и стереоустановки – все это с клеймом «Сделано в Китае» и очень дешево.

В Будапеште зарегистрирована и самая крупная в Европе китайская диаспора. По оценкам властей, в венгерской столице проживают от 15 до 30 или даже 60 тысяч китайцев. Точных данных нет. Известно только, что первые китайцы появились в Будапеште в конце 80-х годов, когда коммунистическое правительство Венгрии заключило с КНР соглашение о безвизовом сообщении. После 1992 года, когда это соглашение уже аннулировали, китайцы продолжали проникать в страну нелегально, главным образом через венгерско-югославскую границу.

Сегодня многие венгры относятся к китайским иммигрантам с большим недоверием. Ведь китайская колония вокруг «Рынка четырех тигров» привлекает со всей Европы не только любителей дешевых товаров, но и организованную преступность. Говорит представитель пограничной охраны Венгрии Иштван Джирки

«Речь здесь идет о крупных финансовых и товарных потоках. Товары доставляются по воде и по железной дороге. А там, где прокручиваются такие гигантские суммы, всегда появляется и организованная преступность. Особенно, если часть сделок совершается нелегально».

По сведениям пограничников, через китайский рынок в Европу нелегально завозятся не только товары, но и иммигранты. Хотя вокруг «Рынка четырех тигров» курсируют не только контрабандные товары, но и самые невероятные слухи. Самый нелепый из этих слухов, распространяемых в местной бульварной прессе, вызывает искреннее возмущение в китайской колонии. Кто-то запустил в оборот байку о том, что китайцы якобы прячут своих умерших соотечественников, а их документы передают нелегальным иммигрантам. Официальный представитель китайской диаспоры У Вень Ян не может оставить такое обвинение без ответа:

«Можете быть абсолютно уверены, что мы нигде не прячем тела умерших. Ведь речь здесь идет не о каких-то культурных различиях, а о здравом человеческом рассудке. Утверждать такое может только ненормальный. У нас на самом деле очень мало случаев, когда люди умирают, но только потому, что наши старики и тяжело больные предпочитают возвращаться на родину, чтобы иметь возможность умереть и быть похороненными в родных местах».

По словам Вень Яна не соответствуют действительности и утверждения о том, будто бы торговцы на «Рынке четырех тигров» зарабатывают на нелегальной иммиграции. По его словам, в Будапеште проживает не более 15 тысяч китайцев. К тому же венгерская полиция постоянно проверяет у торговцев разрешения на жительство и работу в Венгрии.

«Мы не какие-то там экономические беженцы, как утверждают некоторые газеты. Наши предприниматели вкладывают здесь немалые деньги и платят высокие налоги. И, тем не менее, венгерские власти относятся к нам крайне жестко. Почти каждый китаец на рынке уже имел неприятный опыт общения с местными полицейскими, а венгерские ведомства по делам иностранцев почти перестали выдавать разрешения на въезд нашим соотечественникам, даже предпринимателям, совершающим деловую поездку. Нам остается только надеяться, что ситуация нормализуется, когда Венгрию примут в Европейский союз».