1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Проблемы молодежных обменов

25.10.2003

В прошлой передаче - неделю назад - вы могли слышать о том, как студенты России и Германии, собравшись в Екатеринбурге, разрабатывали проект создания центра, координирующего молодёжные обмены и вообще все виды сотрудничества и контактов школьников, студентов, рабочей молодёжи. Там же в Екатеринбурге лидеры обеих стран, а так же министры убеждали нас, журналистов, и народ в том, что делается всё возможное для облегчения контактов, особенно молодёжных.

Однако через несколько дней после той передачи, где говорилось о заботе политиков о молодёжи, в редакцию позвонила слушательница - учительница немецкой школы, где преподаётся русский язык, и с горечью рассказала о том, что в жизни всё далеко не так радужно, как мы говорим. Более того, организация молодёжных обменов становится всё сложнее, появляется всё больше бюрократических препон, а главное, всё становится дороже и дороже. Как же выглядят российско-германские отношения, в частности, молодежные обмены, на практике? Насколько действенны подписанные соглашения и «одобренные инициативы»? И почему многое раньше было лучше - визы для школьников например были бесплатными? Чтобы найти ответы на эти вопросы, я попросил Анастасию Сорвачёву встретиться со слушательницей, которая вот уже несколько лет сопровождает немецких школьников в Россию и организует поездки российских учеников в Германию.

Ютта Реттгердинг – учительница русского и английского языков в Вальдорфской школе в Санкт-Августине, неподалеку от Бонна – героиня нашей сегодняшней передачи:

У нас уже 5-год есть такая программа школьного обмена со школой в Санкт-Петербурге. В нашей школе русский язык изучают с первого класса. И поэтому для нас очень важно то, чтобы наши ученики ездили в Россию и своими глазами смотрели, как там живут люди. И лучший вариант осуществить это – школьный обмен. Каждый год наш 11 класс едет в Санкт-Петербург осенью. И весной – ответный визит русских учеников.

Партнер Вальдорфской школы по молодежному обмену – школа при детском доме № 46 Приморского района Санкт-Петербурга. Здесь учатся как ребята из семей, так и детишки-сироты. Ученики немецкой школы, приезжающие в гости северную столицу России, две недели живут либо в квартирах российских школьников, либо в самом детдоме.

Всегда есть среди наших детей такие, которым не находится семей где жить. И есть квартира при детском доме. В прошлом году я жила там с шестью мальчиками. И нас, конечно, кормили в столовой детского дома, и наши мальчики должны были есть кашу, русскую кашу. Но в конце концов, большинство завтракало только хлебом с маслом, потому что они не привыкли. И я всегда прошу их – ну пусть немножко! Смотрите, вот сидят сироты, для них это обычная еда, ну пусть немножко, но скушайте! Некоторые стараются, но для некоторых это просто невозможно.

Когда российские ребята, в свою очередь, отправляются в гости в Германию, родители немецких учеников оплачивают поездку трем воспитанникам детского дома. В Вальдорфской школе каждое Рождество устраивается благотворительный базар, на собранные деньги покупаются билеты сиротам. Кроме того, правительство федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия выделяет совсем небольшие средства на организацию двусторонних поездок школьников. Основное же финансирование осуществляется за счет родителей. Помощь от государства, как от германского, так и от российского, ограничивается в основном упрощением процедуры оформления документов и льготами при их получении. Это прописано в двусторонних соглашениях. А насколько они действенны на самом деле? Чего стоит организовать все эти поездки, рассказывает учительница русского языка в немецкой школе Ютта Реттгердинг:

Каждый год я получаю новый опыт и каждый год есть новые проблемы. С одной стороны – нужно оформить приглашения. И в этом году это было совсем невозможно. Был назначен срок, когда мы должны были ехать, я заказала билеты, но нам не сделали вовремя приглашения. Нужно было все заново организовывать. Для меня это было, просто, много бессонных ночей.

Приглашения не были получены немецкими школьниками вовремя потому, что российская сторона запросила за их оформление и за визы деньги. Сумма вышла довольно внушительная и встал вопрос об отмене программы. Не все немецкие родители были согласны оплатить дополнительные расходы, тем более, что поездки должны быть льготные, речь идет о детях, о школьниках. Двусторонний культурный договор между Германией и Россией 1992 года и договор по обмену молодежи 1989 года предусматривают визовые, территориальные и таможенные правовые льготы. Раньше и приглашения, и визы участникам школьного обмена оформляли бесплатно.

Я просто не знала, что делать, и звонила в немецкое консульство в Петербурге, потому что в русском консульстве никто не поднимал трубку. И мне там ответили – скажите им, что если вы не получите бесплатные визы, то русские весной тоже не получат бесплатных виз. И сейчас у нас есть нормальные приглашения. Я, честно говоря, не могу объяснить это.

То есть, официальные договоренности, пока не окажешь определенного давления, не действуют. Сейчас Ютте Роттгердинг удалось выбить (другое слово здесь, видимо, не подойдет) бесплатные визы для школьников. Между тем, учителям придется платить по 65 евро за оформление бумаг дополнительно. Причём, учителям тоже положены бесплатные визы, но российские чиновники предупредили, что просто не успеют переоформить документы к сроку.

Я прерву Анастасию Сорвачёву и её собеседницу, чтобы пояснить вам, что дело не в сроках, а в деньгах - российские консульства таким образом зарабатывают себе на жизнь. Консульства, во всяком случае в Германии, берут деньги за всё - начиная от телефонной информации, кончая выдачей справок, которые нужны только самим же консульствам.

С чем это связано – я не знаю. У меня только есть мое личное желание, чтобы все эти формальные вещи стали легче (я, впрочем, слышала, что Путин и Шредер о чем-то там договорились в Екатеринбурге). Потому что это каждый год – просто кошмар. Ходить в посольства, в русское посольство, в белорусское посольство – для транзитных виз, оформлять приглашения нам и им... Если это было бы легче, это сделало бы нашу жизнь легче. Потому что мне кажется, что это очень такое важное дело, чтобы русские и немецкие дети просто познакомились. Нам и так трудно мотивировать наших детей и родителей платить большие деньги на эту путевку, и если потом еще есть эти административные проблемы, иногда, просто, больше не хочется это делать.

Сложностей, насколько я поняла, очень много. Но потом, когда приезжаете, как встречают российские учителя, ученики?

Они очень приветливо относятся к нам. И мне кажется, что там в школе очень рады подобному обмену. Но в тоже время, я чувствую, что некоторые еще немного стесняются, поэтому, очень важно, чтобы эти контакты были еще теснее, потому что, есть такое чувство отстраненности. Иногда чувствуется, что они хотели бы немножко поближе познакомиться с нами, именно дети из детского дома, но немножко боятся. Это еще не обыкновенное дело – такой обмен.

Каково впечатление Ваших учеников, что им больше запоминается, музеи или же совершенна иная, нежели в Германии, ситуация, скажем, нищие на улицах...

Ну, конечно, музеи в Петербурге производят впечатление. Но самое важное – это не музеи, это контрасты. Когда они видят все это золото в церквях, во дворцах, и видят этих бабушек, которые собирают еду из мусора. Или Невский проспект с его фирменными магазинами и вдруг там видишь бездомных или цыганских детей. Это для наших ребят совсем непонятно. Иногда это шок.

Нет той опасности, что увидев иную жизнь, совершенно чуждую им, они никогда больше не захотят вернуться?

Ну, может быть, у отдельных есть такая реакция. Но у большинства наших детей возникает желание еще раз поехать. А один из наших мальчиков даже женится через год на одной девушке из Петербурга. Значит - это тоже результат наших контактов. Возникают дружбы.

Однако, по Германии повсеместно интерес к изучению русского языка снижается. Пока, согласно исследованиям группы PISA, русский занимает четвертое место среди иностранных языков по количеству изучающих его школьников. Их около 164 000. В основном, это дети из Восточных Земель Германии, то есть из бывшей ГДР. Но, число школьников, желающих изучать русский, резко сокращается. Соответственно, этот предмет исчезает из программ государственных школ. Почему это так? Ютта Реттгердинг поясняет:

С одной стороны – это трудно для наших учеников. А ученики сегодня не очень-то хотят делать то, что трудно. В государственных школах, например, введены новые предметы, как то, скажем, «Здоровье и спорт». И в 9 классе ученики могут выбирать – или русский, или «Здоровье и спорт». Ну и что выберет нормальный 9-тиклассник? Уже ясно, да! По-моему, это одна проблема. И вторая проблема – с русским трудно познакомиться, найти в России контакт.

Соответственно, такая программа обменов – это одна из возможностей обосновать, зачем, собственно, нужно изучать русский?

Да. Мне лично это кажется очень важным. Одно дело – изучать русскую литературу и культуру по учебникам, и другое дело наладить личный контакт. Это живой язык и живая культура и мне очень важно, показать моим ученикам, что это значит, жизнь в России, что русские молодые люди такие же как наши дети.

  • Автор Анастасия Сорвачёва, Виктор Агаев «Немецкая волна»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/4Jg6
  • Автор Анастасия Сорвачёва, Виктор Агаев «Немецкая волна»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/4Jg6