1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Проблемы ЛГБТ в Беларуси: можно ли узаконить толерантность?

Действующие белорусские законы и правоприменительная практика не защищают ЛГБТ-сообщество от языка вражды и преступлений на почве ненависти, утверждают правозащитники.

Участники прошедшей в четверг, 28 сентября, в Минске национальной консультации гражданского общества по противодействию языку вражды и дискриминации в Беларуси пришли к выводу о необходимости принять антидискриминационный закон, который защитил бы все социально уязвимые группы. О том, что только такой закон может изменить отношение белорусов к ЛГБТ-сообществу, а также соответствующую правоприменительную практику, шла речь на презентации результатов исследования "Язык вражды, направленный на ЛГБТ-сообщество". Его провела инициативная группа "Журналисты за толерантность" при поддержке правозащитной организации Article 19 в рамках проекта, объединившего Беларусь, Украину, Молдову, Россию и Кыргызстан.

Авторы исследования констатировали, что проявление языка вражды против ЛГБТ в СМИ и в публичных выступлениях в подавляющем большинстве случаев не вызывает реакции со стороны властей РБ. Как сказано в докладе, за последние три года уровень использования языка вражды по признаку гендерной идентичности и сексуальной ориентации в Беларуси несколько снизился, но есть опасения, что позитивная тенденция сменится на противоположную, если не закрепить ее правозащитной кампанией. Пока же неизвестно ни об одном случае привлечения к уголовной ответственности в Беларуси лиц, допустивших разжигание вражды по отношению к ЛГБТ-сообществу.

Дискриминация ЛГБТ есть, а судебной практики нет

Оценивать масштаб проблемы дискриминации ЛГБТ в Беларуси сложно, потому что люди просто не знают, что это такое: нет ни определений, ни механизмов, признает глава Белорусского Хельсинкского комитета (БХК) Олег Гулак. Нельзя судить о ней и по судебной практике. "Нет законодательства, люди не видят, как этим можно воспользоваться, нет этих дел, нет обращений", - сетует Гулак.

Олег Гулак

Олег Гулак

А пока такая судебная практика отсутствует, дискриминация ЛГБТ, по мнению правозащитников, остается в Беларуси повседневной реальностью. Ненасильственные проявления гомо- и трансгендерфобии, по данным координатора правозащитной программы "Идентичность и право" Натальи Маньковской, заметны в первую очередь на рынке труда. Особенно от этого страдают трансгендеры. В Беларуси нет никакой защиты частной жизни таких лиц. Учитывая крайне негативное отношение белорусского общества к трансгендерам, эти люди порой оказываются иногда просто без работы и средств к существованию.

По словам Маньковской, лишь в 15% случаев преступники привлекаются к ответственности, когда жертва выбирается ими только по признаку ее сексуальной ориентации. "В остальных случаях или жертва боится обращаться в милицию, или милиция не слишком заинтересована в том, чтобы искать нападавших. Бывает, что следователи давят на потерпевших, чтобы они помирились с обвиняемыми", - добавляет правозащитница.

Туманное белорусское законодательство

Закона, аналогичного российскому о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, в Беларуси нет. Но нет и закона, защищающего представителей ЛГБТ-сообщества. Положения о недопустимости дискриминации по отдельным признакам закреплены в разных нормативных актах. Однако в перечне таких признаков не идет речь о сексуальной ориентации и (или) гендерной идентичности.

Наталья Маньковская

Наталья Маньковская

Как сообщила DW Наталья Маньковская, с 1 июля 2017 года в Беларуси вступили в силу поправки в ряд законов, направленные на "защиту детей от информации, представляющей вред их здоровью и развитию". В них, поясняет Маньковская, нет таких формулировок, которые содержатся в вышеназванном законе РФ, но есть упоминание о "дискредитации семейных отношений".

То есть, продолжает Маньковская, среди лиц моложе 18 лет запрещена к распространению информация, "дискредитирующая институт семьи и брачно-семейные отношения". При этом законодатели не уточнили, что именно они имели в виду, используя такую достаточно туманную формулировку. И пока нельзя утверждать, что ее "хотят использовать, чтобы заткнуть рот активистам ЛГБТ-движения".

Защитить права уязвимых групп, не допустив цензуры

Йоанна Шиманска, координатор программ Article 19, указывает на сложность самой темы, связанной с языком вражды, который используют, в том числе и в Беларуси, в отношении ЛГБТ-сообщества. Ответом на него, по мнению Шиманской, не должны быть одни лишь запреты.

Цензура, считает она, не метод, это плохо работает и может дать противоположный результат: "Мы пытаемся противодействовать языку вражды, одновременно не ограничивая свободу слова. О языке ненависти уместно говорить, когда есть преднамеренное подстрекательство к насилию, к дискриминации".

Сложность ситуации в Беларуси состоит еще и в том, отмечает Олег Гулак, что проблема дискриминации уязвимых групп не является проблемой для большинства, и для реального равенства нужны дополнительные меры, чтобы такие социальные группы были услышаны. Гулак считает целесообразным обратиться к опыту европейских стран. В Беларуси, по его словам, сегодня не хватает инструментов для эффективной защиты и восстановления нарушенных прав, реального продвижения равенства.

Гулак уверен, что "необходимо комплексное антидискриминационное законодательство, предусматривающее и понятийный аппарат, и специальные меры и инструменты, которые могли бы использоваться эффективно. Кроме того, нужна структура для продвижения идеи развития равенства и недискриминации".

По результатам состоявшихся консультации, рассказывает участник инициативы "Журналисты за толерантность" Олег Рожков, было решено разработать простые предложения по тому, "как противодействовать языку вражды, куда обращаться в случае прямых оскорблений, как воспользоваться законами, которые действуют уже сейчас, но в которых не указано ЛГБТ-собщество как социально уязвимая группа".

Смотрите также:

Смотреть видео 01:18

Русскоязычные ЛГБТ-активисты на берлинском гей-параде (22.07.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме