1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Проблемы интеграции инвалидов

09.03.2006

Сегодня мы представим вам нового уполномоченного федерального правительства Германии по вопросам переселенцев и национальных меньшинств Кристофа Бергнера и расскажем о том, как еврейские организации в Германии помогают интегрироваться еврейским иммигрантам-инвалидам из стран СНГ. Итак, начнем по - порядку.

Месяц назад вступил в должность новый уполномоченный федерального правительства Германии по вопросам переселенцев и национальных меньшинств, парламентский стаст-секретарь, член христианско-демократического Союза Кристоф Бергнер. На официальной церемонии вступления в должность выступил министр внутренних дел Германии Вольфганг Шойбле. В своем приветственном слове министр подчеркнул, что российские немцы в СССР после второй мировой войны подвергались дискриминации и насилию. Поэтому правительство Германии взяло на себя обязательства помогать пострадавшим и их потомкам. С одной стороны, оно оказывает поддержку тем, кто остается в местах нынешнего проживания в странах СНГ, с другой – помогает тем, кто принял решение переехать в Германию, интегрироваться в новую жизнь. Несмотря на поддержку со стороны Германии, и сами переселенцы должны приложить усилия для успешного вживанию в новую действительность, - подчеркнул министр. Самое главное для успешной интеграции – знания немецкого языка,- отметил Шойбле. Новый уполномоченный правительства Кристоф Бергнер главными своими задачами на этом посту назвал улучшение условия для успешной социальной и профессиональной интеграции поздних переселенцев и защиту прав национальных меньшинств в Германии.

Кристоф Бергнер – выходец из Восточной Германии, бывшей ГДР. Он родился 24 ноября 1948 года в городе Цвиккау. Бергнер изучал экономику сельского хозяйства в университетах Йены и Галле. До 1990 года он работал в научных учреждениях ГДР. В 1990 году Бергнер избирается в Лантаг федеральной земли Саксония-Анхальт. С 1993 по 1994 годы он является премьер-министром земли Саксония-Анхальт. С 2002 года – член Бундестага. С ноября 2005 года – парламентский статс-секретарь Министерства внутренних дел Германии. В должность уполномоченного правительства по делам переселенцев и национальных меньшинств вступил с 1 февраля текущего года. Кристоф Бергнер женат, отец троих детей. В одном из будущих выпусков передачи «Мосты» уполномоченный правительства по делам переселенцев и национальных меньшинств расскажет о своей деятельности на этом посту и поделится планами своего ведомства на ближайшее будущее.

А теперь к нашей второй теме. У контингентных беженцев, еврейских иммигрантов из стран СНГ, в первые годы своего проживания в Германии возникает немало проблем, связанных с успешной интеграцией в западный образ жизни. Для успешного вживания в новую действительность необходимы в первую очередь хорошие знания немецкого языка, чтобы продолжить образование или профессиональную переподготовку. Большинство еврейских иммигрантов с этой задачей справляются. Но есть категория людей, которым не так-то просто интегрироваться в новую жизнь. Речь идет об инвалидах. К обычным проблемам интеграции прибавляются другие – связанные с особой ситуацией, в которой находятся люди, ограниченные в возможностях, связанных с состоянием их здоровья. Моя коллега Валентина Меерсон расскажет о том, как еврейские организации в федеральной земле Северный Рейн – Вестфалия, помогают иммигрантам-инвалидам преодолеть трудности интеграции в новое общество. Итак, слово Валентине Меерсон:

Семья Гладилиных живет в Германии уже девять лет. Бывшие москвичи - сегодня жители Дюссельдорфа. Сын Валерия Гладилина, тридцатилетний Антон, инвалид детства.

«Он всё время повторяет фразу: «Это я в России был инвалидом, а здесь – я такой же, как все», - подчеркивает Валерий в разговоре со мной о тяжелой ситуации инвалидов в России и бывшем Советском Союзе. Именно забота о будущем сына Антона стала причиной выезда семьи Гладилиных в Германию.

«Самая большая и самая больная проблема лично для моего сына – это именно проблема социальной адаптации, проблема общения. Он всегда переживал, почему я не такой, почему со мной не хотят общаться, почему у всех есть девочки, а у меня нет, почему ко мне обязательно привязываются, меня бьют, а других нет, вот почему я не такой, почему у меня нет общения? Было несколько человек из класса, которые на его день рождения приходили раз в год. Мы устраивали какой-то стол, мы чем-то пытались их привлечь, так как это был для него какой-то праздник. А он часами мог стоять где-нибудь на углу дома и ждать, не пройдёт ли кто-то из знакомых мальчиков или девочек, с кем он может хотя бы просто два слова сказать, здравствуй, как живешь, и так далее, потому, что он очень нуждался в общении. Так как это было довольно опасно в Москве, то в результате я просто купил собаку – вырастили из маленького щенка эрдельтерьера – и я был, уезжая на работу, спокоен, что он пойдёт с ним гулять, и собака его, так сказать, защитит. Вот они вдвоём и гуляли в поисках кого-то, с кем можно хотя бы перекинуться двумя словами».

В Германии семья Гладилиных столкнулась с новыми проблемами. Интеграция - процесс сложный для всех. А на семьи с инвалидами ложится ещё и ежедневная забота об инвалиде, о его физическом и психическом здоровье. Эта забота отнимает у многих людей дни, недели и месяцы, становится неотъемлемой частью их жизни. Все свои душевные силы они посвящают уходу за больным и проводят большую часть времени в узком семейном кругу.

Немецкое государство пытается противостоять тяжелому положению родителей, которые часто становятся заложниками болезни их детей. Для этого здесь строятся дома инвалидов, организуются мастерские, создаются рабочие места, проводятся различные мероприятия, не говоря уже о хорошо налаженной медицинской и финансовой помощи. Благодаря этому, у родителей появляется возможность посвятить хотя бы несколько часов в день самим себе. И, в общем-то, у большинства инвалидов в Германии есть шанс вести активную жизнь.

Но инвалид из семьи эмигрантов может не всегда воспользоваться этими услугами. Выучить иностранный язык для него почти невозможно. Он объясняется только лишь с детства для него привычным способом, и, даже работая в производственных мастерских вместе с другими инвалидами, он не имеет возможности спастись от одиночества.

«Здесь проблема общения тоже существует. Здесь все инвалиды говорят по-немецки, а он то говорит по-русски…»

Языковой барьер осложняет также ситуацию в больницах и домах для инвалидов. Последние, кстати, существенно отличаются от подобных им заведений в республиках бывшего Советского Союза. Обеспечение и финансирование в них гораздо лучше, и для большинства немцев они являются спасением в сложной ситуации. Не только совершенно одинокие старики или инвалиды живут в таких домах. Туда отправляются также пожилые или больные люди, не желающие становиться обузой для своей семьи. Для эмигрантов из стран СНГ ситуация выглядит иначе. У них в памяти ещё живы страшные картины запущенности и безысходности, царящие в домах инвалидов на их родине. Они боятся обречь своего родственника на одинокое и безрадостное существование, а себя на вечные муки совести. И, наконец, они не хотят расстаться с человеком, забота о котором стала смыслом их жизни.

Об этой непростой ситуации мне поведал Валерий Гладилин, заменяя в разговоре понятие «дом для инвалидов и престарелых» ставшим для него уже привычным немецким словом «хайм».

«Меня буквально в первый день, как мы приехали, в социальном ведомстве сразу спросили, то есть не спросили, а так, как почти само собой разумеющееся, сказали: ну, ребёнка, конечно, в «хайм». В какой «хайм»? Как я отдам своего ребёнка куда-то в чужие руки? Они меня не поняли, я их не понял. Так до сих пор идёт это непонимание с большинством семей, которые приехали из России.

В России, если ты отдал свою маму или своего отца в дом для престарелых, то значит ты плохой сын, потому, что ты отдал своего родителя умирать, грубо говоря».

Валерий и ещё несколько членов еврейской общины в Дюссельдорфе решили создать группы поддержки и взаимопомощи родственников инвалидов. На эту мысль их натолкнул проект, организованный центральной благотворительной организацией евреев в Германии и благотворительной организацией «Aktion Mensch», что в переводе на русский язык означает «В центре внимания – человек». Этот проект пытается выяснить, сколько же семей еврейских беженцев, имеющих родственников – инвалидов, приехало в Германию. Многие стесняются рассказывать открыто о своих бедах – старая привычка из прошлой, нелегкой жизни. Организаторы проекта проводят конференции и семинары на русском языке, на которых они информируют родственников о законах, положениях и льготах, касающихся инвалидов в Германии. Они организуют походы в кино, на выставку, в зоопарк, совместное празднование нового года или посещение концерта. Проект рассчитывает на добровольную помощь всех людей, желающих хотя бы раз в полгода выходить на прогулку с инвалидом или посещать вместе с ним театр. Инициативу проявили и студенты одного учебного заведения в Дюссельдорфе: они работают над созданием Интернет-страницы на немецком и русском языках, которая помогала бы родственникам инвалидов знакомиться друг с другом, делиться опытом и оказывать моральную поддержку. Очень важной идеей проекта является также создание домов для инвалидов с еврейскими традициями и русскоговорящим обслуживающим персоналом.

«Особенно трудно семьям, которые следуют каким-то религиозным традициям. Как в немецкий дом отдать ребенка из еврейской семьи, придерживающейся еврейских традиций? Кто будет соблюдать Субботы? Кто будет соблюдать еврейские правила кошерной пищи? Это вообще невозможно. И многие еврейские семьи, приехавшие из республик бывшего Советского Союза, они в ужасе: что будет происходить? Не будем закрывать глаза на то, что в Германии как бы тоже существуют некие националистические тенденции. Не всё так просто, не всё так спокойно, на бытовом уровне это проявляется, с этим приходится сталкиваться. И вот в этой ситуации отдать ребёнка в такой обычный немецкий дом для инвалидов людям страшно».

Проект центральной благотворительной организации евреев в Германии является не единственной попыткой облегчить участь эмигрантов – инвалидов и их родственников. Так во Франкфурте на Майне уже несколько лет существует общество под названием «ЭМУН», что в переводе с иврита обозначает «доверие». Это объединение людей еврейского вероисповедания, говорящих на русском и других восточноевропейских языках. Члены этого общества опекают пожилых и больных евреев, которые не всегда находят общий язык с немецкими опекунами.

Ещё один похожий проект решил воплотить в жизнь культурный и интеграционный центр «Феникс» в Кёльне. Совместно с городскими властями и строительными кооперативами он занимается сооружением домов для русскоязычных инвалидов. Такие дома состоят из небольших однокомнатных квартир, они оборудованы всем, что требуется инвалиду. Их главное достоинство - это обслуживающий персонал, говорящий на русском языке. В июле этого года первые девять русскоязычных инвалидов отпразднуют новоселье.

Эти примеры свидетельствуют о том, что в Германии есть люди и организации, которые не равнодушны к инвалидам любой национальной и религиозной принадлежности. Научный руководитель проекта интеграции инвалидов и их семей в Германии Михаил Бадер, считает:

«Часто нам кажется, что эмигранты из восточной Европы только в Германии начинают понимать, что объединение и самоорганизация играют огромную роль. Что представители общины, принимающие какие-либо решения, будут рады, если к ним придут и скажут: мы, родственники инвалидов, хотим построить здесь дом для инвалидов, организовать какую-нибудь поездку или провести семинар. Если люди вот так организованно будут выражать свои желания и потребности, то общины будут всегда стараться их поддержать. Неважно, идёт ли речь о предоставлении финансовой помощи, помещения для встреч, или организации обычного чаепития».

В квартире Гладилиных мне сразу же бросилась в глаза большая коллекция флагов и висящие на стене медали. Увидев мой заинтересованный взгляд, Антон с гордостью сообщил, что флаги эти – из стран, в которых он уже побывал вместе с другими инвалидами, а медали присвоены ему за участие в марафонах в Дюссельдорфе. Если бы не простуда, он бы охотно поведал мне в тот день и о других мероприятиях, в которых он часто принимает участие как нынешний житель Дюссельдорфа, в прошлом – инвалид из Москвы.