1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

Проблемы интеграции детей русскоязычных эмигрантов в немецких школах

13.09.2003

Учебный год начался и наша программа тоже отправляется в школу, в немецкую гимназию. А сопровождать нас будет школьница из Дюссельдорфа, Лина. Дети эмигрантов из бывших республик СССР в немецких школах. Об этом сегодня в нашей программе.

Россия на данный момент становится всё более интернациональной страной. По числу мигрантов из других стран она вышла на третье место, после США и Германии. Иностранцы привозят с собой детей, и потому, я уверена, что и у Вас в группе или классе скоро появится или уже есть иностранцы, скажем, дети выходцев из бывших советских республик. Отношение к чужакам, согласитесь, далеко не всегда лояльно. Они не такие как мы, выглядят не так, черты лица иные, по другому одеваются, у них иной образ поведения и вообще, не такие, и все. Так вот, сегодня, я бы хотела, чтобы мы с Вами оказались по другую сторону проблемы. Что происходит, если мы вдруг становимся «не такими», иностранцами? как чувствуют себя дети эмигрантов с постсоветского пространства в немецких школах? Об этом через несколько минут в репортаже школьницы одной из гимназий Дюссельдофа, Лины Вайнштейн. А пока – Стинг «я иностранец, я всего лишь немного чужой, я англичанин в Нью-Йорке»

«Насмешки, подножки. У меня даже появился страх, я боялась входить в школу и начала сторониться этих детей. Полная изоляция»

Это воспоминания Жени. Она приехала в Северную Германию из Украины в 13 лет и пошла тогда в седьмой класс.

Каково это – быть не таким как все, быть иностранцем? Сегодня, я хотела бы рассказать вам об этом, о той ситуации, в которой находятся эмигранты из бывших республик Советского Союза, начинающие учёбу в немецких школах. Ссылаться я буду на свой личный опыт. Коротко о себе: Мне 19 лет, приехала в Германию 4 года назад из Ташкента и пошла в 9 класс немецкой гимназии. Сейчас я в 13 классе, заканчиваю школу. Поясню, что в Германии в школе учатся 13 лет.

Приезжая в Германию на постоянное место жительства, мы оставляем позади наше прошлое, Родину, друзей, с которыми мы выросли и которые так близки нам, родные места и нашу любимую школу, с которой нас связывает столько воспоминаний. Вдруг перед нами открывается совершенно иной мир, с другой ментальностью, мировоззрениями, другими людьми, с которыми любой ценой нужно найти общий язык. Всё, к чему мы стремимся - так это влиться в то общество, которое будет определять наше будущее, нашу жизнь на «новой родине». Многие думают: «Ничего, адаптируемся как-нибудь, куда денемся?» Но на самом деле, процесс адаптации влечет за собой много трудностей, которые порой сказываются на здоровье, как физическом, так и психическом.

Эмиграция - начало новой жизни и на этом этапе большинство приезжих сталкиваются с необходимостью переездов, с бюрократией в Германии и со связанной с этим беготней по всяческим инстанциям. Сначала эмигранты и переселенцы попадают в пересылочный лагерь, где они находятся перед тем как определиться, в каком городе жить. Дети ходят в школу с другими такими же иностранцами и изучают язык на уровне детского сада. Затем, переехав в город, подросткам порой нужно жить в одной комнате с родителями, в общежитии или контейнерах. Длится все это полгода, а то и больше. У тебя нет своего личного уголка, который порой так необходим. Но стараешься плыть по течению и приспособиться к обстоятельствам, сложившимся на данном этапе жизни. Но труднее всего привыкнуть к школе. Ведь ты попадаешь в класс без знаний языка, необходимых для учёбы. Иногда школы предлагают так называемые уроки для «отсталых», если переводить дословно. Что это такое, рассказывает господин Шнейдер, ответственный референт окружного управления Дюссельдорфа, помогающего детям эмигрантов адаптироваться.

«В первую очередь, мы должны помочь детям приобрести знания немецкого. Если у них нет никаких знаний, то они попадают в подготовительные классы, то есть изучают немецкий в интенсивной форме в так называемых классах для «отсталых». Потом, когда ребята начинают делать успехи, их переводят в нормальные классы. Но знаний, которые здесь дают, не хватает. Такие классы - только первые шаги. Здесь дети не должны оставаться долго. Наш опыт показывает, что ребята разговаривают между собой (если они из России) исключительно на русском, это нужно предотвратить. Дети должны вливаться в немецкую среду, школьную систему, поэтому в специализированных классах ребята находятся не долго. Адаптация же длится годами»

У меня, правда, не было возможности посетить такие курсы. Но даже и после классов «для отсталых», может так «повезти», что ты окажешься единственным в своём роде русскоязычным на всю школу. Тут все предыдущие проблемы с жильём тебе покажутся не стоящими выеденного яйца. Так случилось со мной, и могу сказать, что первая неделя была самой лучшей за все два года учебы в моей школе. Я так понимаю, что я была для моих одноклассников экзотическим экземпляром, интерес к которому с каждым днём становился всё меньше и меньше. Моя ситуация – не из ряда вон выходящая, а самая что ни на есть типичная. Опыт Жени это доказывает.

«Сначала мы жили в общежитии с другими выходцами из бывшего Советского Союза. Мы прожили там год, сдружились, ходили вместе в школу и помогали друг другу в сложных ситуациях, например, когда у нас были проблемы с местным населением. Первые полгода я посещала Фёрдер курс, где и выучила основы немецкого языка. Потом я попала в немецкий класс, где не было других иностранцев и я сразу почувствовала одиночество, так как меня обходили стороной и не воспринимали меня как полноценного человека, ведь язык я знала плохо и мне было тяжело общаться и никто не давал шанса сблизиться со школьниками... Учителя тоже не верили в мои языковые возможности. Я делала всё, что бы попасть в коллектив, но это было очень сложно, так как я была единственной иностранкой на всю школу. То есть, была диковиной, которую все обходили стороной. А если кто-то и интересовался мной, то это было несерьёзно»

С первого дня ты стараешься сделать все, что бы тебя не приняли за дурочку только потому, что ты не можешь выразиться, как бы тебе хотелось. Все проблемы упираются в незнание немецкого. Раньше я была круглой отличницей и мне было тяжело свыкнуться с мыслью, что я не в состоянии показать свои знания только из-за языкового барьера. А когда все же решаешься что-то сказать на уроке, и слышишь насмешки и хихиканья, то становится очень обидно и ты сдерживаешь себя, чтобы не заплакать и не показать слабость. Ведь особенно в первое время хочется выйти на один уровень с другими учениками, быть не хуже остальных, доказать свои способности.

Женя:

«Насмешки, подножки... У меня даже развился страх входить в школу и я тоже начала сторониться этих детей. Сложилась полная изоляция. Они всячески показывали, что я не такая как они. И еще было неприятно, когда они говорили так громко, как будто ты глухой, как будто ты нечего не понимаешь»

Над тобой издеваются, не принимают в общий разговор - все это рождает чувство неполноценности, самооценка падает. Но такие маленькие триумфы, как правильная формулировка предложений на немецком, например, придают силы. В первые годы борешься за равноценное отношение и признание со стороны сверстников. Это так тяжело, когда относятся безразлично и не обращают на тебя внимание как на личность. Я помню эту мимику, выражающею нетерпение и раздражительность по отношению к моей такой медленной речи. Стараешься найти подход к одноклассникам, чтобы не быть совсем одной, и приходится идти на компромиссы, не замечать унижения. Особенно старались выставить меня человеком второго сорта девочки из моего класса... Конечно же, не все ко мне так относились, были и те, кто помогал, я с ними до сих пор дружу, и очень им благодарна за то, что были терпеливы со мной.

Учителя тоже часто относились ко мне с пониманием и ценили мои продвижения, веря в мои силы. Но были и такие, которые пытались доказать мне, ставя плохие оценки не по заслугам, что я никогда не окажусь на одном уровне с немцами, как бы я не старалась. Помог мне – директор гимназии. Господин Буш был единственным человеком, согласившимся преподавать мне немецкий язык в первые полгода, которые я провела в школе.

«По собственному опыту, я могу сказать, что иностранцев часто не ставят наравне с немецкими учениками. Это касается устного участия в уроке. Понятно, что иностранцы, которые недолго находятся в стране, делают ошибки и поэтому боятся говорить - не хотят быть посмешищем для класса. Я считаю, что ребят надо поощрять, ставить им порой лучшие оценки. Это не повредит, наоборот, придаст храбрости в разговоре. К сожалению, я как директор уже не раз замечал, что некоторые коллеги еще больше развивают комплексы иностранцев, связанные с языком, ставя им худшею оценку, нежели они заслужили. И у ребят пропадает мотивация вообще принимать участие в уроке, у них появляется чувство обиды, неравенства»

После 10 класса я перешла в школу, в которой были и другие ребята-инострацы, контингент был смешанным и я почувствовала совершенно другое, непредвзятое отношение. Потом овладела и немецким, что позитивно отразилось на моей учебе. Теперь у меня много друзей, но все же, большинство из них - русскоязычные. Женя – одна из них.

Женя:

«Моя теперешняя школа мне нравится, так как в ней много иностранцев и я ощущаю себя довольно свободно. Но все равно я чувствую со стороны некоторых дистанцию и предрассудки. Но я считаю, что это нормально, так как не все могут быть такими толерантными, как бы нам того хотелось. Сколько мы бы здесь не жили, мы останемся иностранцами. И поэтому я не вижу большой нужды делать себе немецкое гражданство, потому что я никогда не буду себя чувствовать коренной немкой. Так как большинство моих друзей русские, я не забываю русскую культуру. Я посещаю урок русского, он и будет главным предметом на экзамене»

Саша переехала с родителями в Германию в возрасте 10 лет и пошла тогда в 4-ый класс. Так же, как и Женя, она не может идентифицировать себя с немецкой культурой и не считает себя полностью адаптировавшейся в этой среде.

«Официально - я немка, так как у меня немецкий паспорт и я хорошо владею немецким языком, но по своей натуре я все же близка к русской культуре и стараюсь общаться с русскоязычными»

Рано или поздно, трудный этап остается позади, все, в конце концов, нормализуется, встаёт на свои места, ты создаёшь свой круг общения, учишься в школе и не можешь представить себе, что сможешь вернуться на Родину, так как твой стиль жизни не соответствует прежнему. И все же до конца адаптироваться невозможно, сколько бы не прожил в Германии, причиной этому является нежелание распрощаться с той культурой, которую мы знаем с детства и лёгкая тоска по «дому». По своей ментальности мы никогда не будем похожи на коренных жителей, да и они не будут признавать нас за своих.

Это был репортаж Лины Вайнштейн, основанный на ее личном опыте.