Проблемы европейского здравоохранения | Европа и европейцы | DW | 22.09.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Проблемы европейского здравоохранения

20.09.2005

Сегодня наш журнал продолжит серию репортажей, посвященных проблемам европейского здравоохранения, мы расскажем Вам о том, почему венгерские врачи и медсестры предпочитают работать не у себя на родине, а в Германии, Великобритании или в скандинавских странах. Кроме того, мы предлагаем вашему вниманию репортаж о волне банкротств знаменитых туберкулезных санаториев швейцарского воздушного курорта Давос.

«Мы ищем врачей и обслуживающий персонал по самым различным специальностям. Хорошие знания немецкого языка - обязательны», - подобные объявления немецких клиник и частных агентств по трудоустройству поляки, чехи и венгры все чаще встречают на страницах своих газет. Не только немецкие, но и британские, и шведские больницы, страдающие от острой нехватки обслуживающего персонала, пытаются решить эту проблему за счет вербовки специалистов в странах Восточной Европы. И надо сказать, что во многих случаях им это удается. Например, в Венгрии многие местные врачи и медсестры с удовольствием отправились бы на заработки в Германию. Немецкие больницы принимают их с распростертыми объятиями, так как за венгерскими врачами закрепилась слава прекрасных специалистов, вынужденных работать у себя на родине за нищенскую зарплату. О том, что заставляет венгерских врачей и медсестер уезжать в Германию и другие западные страны рассказывается в репортаже, подготовленном Аннат Кальман:

Время обеда. На выложенной белом кафелем кухне общежития для медсестер одной из городских больниц Будапешта 30-летняя Марианна готовит на небольшой электроплитке спагетти с соусом, а заодно рассказывает нам, почему она до сих пор живет в этом скромном общежитии.

«На свою мизерную зарплату медсестры не могут позволить себе снимать квартиру. Поэтому наша больница и разместила нас здесь, в этом общежитии. Здесь сейчас живут 26 медсестер. Самой младшей из них – 18 лет, а самой старшей – 52 года».

Марианна и ее подруги живут в двухместных комнатах. В пересчете на евро их ежемесячная зарплата составляет 320 евро. За такие деньги в Будапеште сегодня невозможно снять даже самую маленькую однокомнатную квартиру. Поэтому у медсестер есть только две возможности когда-нибудь вырваться из больничного общежития: удачно выйти замуж или найти работу в Западной Европе, говорит Марианна.

«Тот, кому удается установить деловые контакты на Западе, уезжает не задумываясь. Причем, это касается не только медсестер, но и врачей. Только за последние полгода из нашей больницы уволились и ухали работать на Запад четыре врача».

С тех пор, как Венгрия вступила в ЕС, ее врачи и медсестры пользуются большим спросом в западноевропейских странах. Больницы Великобритании, Германии и скандинавских странах ищут себе высококвалифицированных сотрудников в Венгрии, публикуя в местных газетах объявления. Врачам и медсестрам предлагаются сказочные, по венгерским меркам, зарплаты. Поэтому волна эмиграции медработников из Венгрии, по прогнозам местных специалистов, в ближайшие годы не спадет. Такого мнения придерживается и эксперт по вопросам здравоохранения венгерского парламента Золтан Локнар. По его словам, только в прошлом году страну в западном направлении покинули одна тысяча врачей и две тысячи медсестер:

«Венгерские врачи и медсестры считаются особенно хорошо подготовленными специалистами. Будапештский медицинский университет пользуется заслуженным авторитетом не только у нас, но и в западноевропейских странах. А когда нашим медикам предлагают зарплату, которая в восемь или даже десять раз превышает их служебные оклады в Венгрии, то они естественно, не задумываясь, уезжают работать на Запад».

А в результате, система здравоохранения Венгрии, которая прославилась в первую очередь благодаря прекрасным зубным врачам и курортам, сейчас переживает серьезный кадровый кризис. Венгерские врачи и медсестры уже провели несколько забастовок, требуя поднять зарплату медицинским работникам до 75 процентов от среднего уровня западных стран Евросоюза. Однако политики и экономисты называют эти требования невыполнимыми из-за элементарного отсутствия денег в общественных бюджетах. Говорит Золтан Локнар:

«Государственные расходы на здравоохранение и без того постоянно растут из-за появления новых и все более дорогих лекарственных препаратов, необходимости оснащать больницы современным сложным медицинским оборудованием, которое потом приходится поддерживать в рабочем состоянии. Все это в последние десять лет вызвало лавинообразный, неконтролируемый рост расходов, профинансировать которые мы сегодня почти не в состоянии».

Венгрия ежегодно тратит на нужды здравоохранения приблизительно 4,9 процента своего валового внутреннего продукта или примерно 4 миллиарда евро в пересчете на единую европейскую валюту. И, тем не менее, в венгерских больницах ощущается острая нехватка медикаментов и оборудования для лечения больных и проведения операций. Медсестра Марианна сталкивается с подобными проблемами каждый день.

«Да, такая нехватка ощущается во всем. Нам даже часто приходится давать пациентам не те медикаменты, которые прописываются для их лечения, а лекарства, оказывающие похожее воздействие. Операции и необходимые медицинские процедуры тоже иногда не проводятся, потому что они стали слишком дорогими».

Сейчас правительство Венгрии рассматривает предложения о приватизации части клиник в стране и введении дополнительного медицинского страхования для граждан. Эти меры, как надеются эксперты, помогут повысить зарплату медицинским работникам. Но здесь существует еще одна проблема: 70 процентов населения Венгрии имеют доходы ниже среднего уровня ЕС, и уже сейчас люди вынуждены сами оплачивать визиты врача на дом и многие лекарства. Если же теперь еще приватизировать клиники, то это еще больнее ударит по малообеспеченным слоям населения и приведет к закрытию больниц в бедных районах. В прочем, с другой стороны, если в ближайшей перспективе не повысить зарплату медицинским работникам, эмиграция высококвалифицированных врачей и медсестер из Венгрии будет продолжаться до тех пор, пока местная система здравоохранения не окажется полностью обескровленной.

Напомню, что это был репортаж Аннат Кальман, которая попыталась ответить на вопрос, почему венгерские врачи и медсестры уезжают работать на Запад. Впрочем, даже самые зажиточные страны Западной Европы сталкиваются со своими не менее серьезными проблемами в области здравоохранения. Эти проблемы не обошли даже Швейцарию, которую многие до сих пор считают этаким уголком безмятежного благополучия и достатка посреди океана экономических и социальных неурядиц в других странах. Взять хотя бы курортный город Давос, который давно пользуется мировой известностью не только потому что в нем проходят Всемирные экономические форумы. Нет, Давос всегда славился, прежде всего, здоровым горным климатом, чистейшим воздухом и многочисленными частными санаториями, в которых с конца 19 века лечили больных туберкулезом. Город Давос в швейцарском кантоне Граубюнден расположен на высоте 1543 метров над уровнем моря. А широкую популярность этот воздушный курорт приобрел не в последнюю очередь благодаря роману немецкого писателя Томаса Манна «Волшебная гора», герой которого Ганс Кастроп приехал в горный санаторий Бергдорф навестить своего двоюродного брата, больного туберкулезом, и остался там на 7 лет. В те времена в Давосе насчитывалось целых 5 десятков таких санаториев. А сегодня их осталось всего четыре. Остальные позакрывались не в последнюю очередь из-за проведенной в Швейцарии реформы системы здравоохранения. Давос и его знаменитые санатории – послушайте репортаж, подготовленный Кнутом Бенснором:

«Наша концепция ясна. Весь Давос представляет собой центр здравоохранения, и смешение элементов туризма и компетентных медицинских услуг является одним из главных аргументов в пользу посещения Давоса».

Так считает доктор Андре Майсер, с которым мы беседуем о судьбе давосских клиник. Он является членом городского совета Давоса и отвечает за вопросы здравоохранения, энергетики и транспорта. Одной из главных проблем доктор Майсер считает отсутствие координации между различными отраслями городского хозяйства и экономики. Это мешает организовать рентабельное использование многих опустевших санаторных зданий, содержание каждого из которых обходится городской казне в 10, а то и 20 тысяч швейцарских франков в год. Ведь до сих пор никто не знает, что делать с этими санаторными корпусами дальше.

Для поиска решений этой проблемы в Давосе пару месяцев назад создали специальную комиссию «Давос – здоровье», в которую вошли восемь экспертов: представители врачебного корпуса, исполнительные директора оставшихся в Давосе клиник, менеджеры туристского бизнеса и представитель городского совета в лице доктора Андре Майсера:

«Да. Пока дела у всех шли хорошо, необходимости в таком интенсивном обмене мнениями просто не было. Каждый занимался своим делом, и сам решал свои проблемы. Теперь же все мы очень заинтересованы в координации наших действий».

Давос. В начале 20 столетия, здесь собиралась вся европейская буржуазия, европейское дворянство, крупнейшие индустриальные магнаты. Кроме того, Давос считался одним из крупнейших в мире центров по лечению туберкулеза. Первая волна банкротств знаменитых санаториев накрыла Давос в начале 50-х годов. Открытие пенициллина сделало ненужным продолжительные, длившиеся по нескольку месяцев или даже лет курсы лечения больных туберкулезом в местных санаториях. А в начале 90-х годов массовую гибель санаториев спровоцировала политика, говорит доктор Петер Ризих, терапевт одной из высокогорных клиник в окрестностях Давоса.

«Закрытие многих клиник Давоса объясняется не только чисто объективными экономическими причинами. Во многом протекание этого процесса определялось решениями ответственных политиков, которые прекратили выплачивать клиникам дотации из госбюджета».

Кроме того, доктор Ризих, который также является членом консультативного совета «Давос- здоровье», считает, что во многом сегодняшнее негативное развитие объясняется крушением мифа о «Волшебной горе», то есть легенды о Давосе, как о единственном месте эффективного лечения туберкулеза. Ризих признает, что это было обусловлено стремительным развитием медицины и ее успехами в борьбе с инфекционными заболеваниями. В то же время он говорит:

«Да, конечно, миф о Давосе, о «Волшебной горе» был своего рода священной коровой, если можно так выразиться. Отказаться от него, конечно же, можно. Но при этом не следует преуменьшать значение всего Давоса как первоклассного медицинского курорта, не следует оценивать его только в контексте борьбы с туберкулезом. Я в этом глубоко убежден».

Сейчас в Давосе осталась всего один единственный немецкий санаторий. Это - высокогорная клиника «Давос-Вольфганг». За широким столом в приемном отделении клиники сидит Хельга Дафац, уроженка Тироля, которая работает в Давосе уже шесть лет. Совсем недавно она была медсестрой другого частного санатория на 88 мест. В ноябре прошлого года врачей и медсестер клиники «Александр» вызвали на совещание к руководству и объявили, что их лечебное заведение закрывается, а им самим придется искать новую работу.

«В пятницу нам объявили, что со вторника у нас больше не будет работы. Конечно, мы, сотрудники клиники видели, что количество пациентов у нас постоянно сокращается, и дела у клиники идут все хуже и хуже. Но, пожалуй, никто не думал, что клинику могут закрыть так быстро».

Банкротство. Планомерное, преднамеренное банкротство без каких-либо планов дальнейшего трудоустройства сотрудников или выплаты им компенсаций за потерю рабочего места, убеждена Хельга Дафац. Впрочем, ей самой еще повезло. Она довольно быстро нашла новую работу в соседней клинике «Вольфганг». Многие из ее прежних коллег до сих пор ищут работу, или, уже отчаявшись, уехали из Давоса. Хотя и у санатория «Давос-Вольфганг» дела тоже идут не очень хорошо, признается коммерческий директор клиники Михаэль Онмахт, который склонен винить в этом немецкие больничные кассы, финансирующие лечение пациентов в санатории «Вольфганг».

«Мы на самом деле уже пережили этот процесс, но, возможно, он еще не завершился. Я имею в виду то, что к нам все меньше направляют больных на лечение. На основании многих индикаторов мы с полным на то правом можем предположить, что немецкие больничные кассы направляют к нам в Давос лишь очень незначительное число тяжело больных людей, которых на самом деле намного больше. Мы видим лишь вершину айсберга».

Тем не менее, Михаэлю Онмахту удалось обеспечить загрузку лечебных мощностей своего высокогорного санатория на 80 процентов. Один день пребывания в давосском туберкулезном санатории стоит от 300 евро и выше. В Германии лечить таких больных дешевле в 1,2 раза. Не удивительно поэтому, что немецкие больничные кассы предпочитают делать это у себя в стране и потому все чаще отказывают больным в поездке на швейцарский курорт Давос. А для знаменитых высокогорных санаториев подобная рачительность, присущая, к стати сказать, не только немецким больничным кассам, но и медицинским страховкам в других странах, оборачивается потерями пациентов, сокращением доходов и реальной угрозой закрытия. Некоторые наиболее пессимистично настроенные наблюдатели считают, что давосские клиники на самом деле могут превратиться в миф прошлого, подобно «Волшебной горе» Томаса Манна.

Напомню, что это был репортаж Кнута Бенснора о медленном умирании знаменитых туберкулезных санаториев швейцарского курорта Давос. В наших последующих передачах мы продолжим рассказ о системах здравоохранения европейских стран. А сегодня очередной выпуск журнала «Европа и европейцы» подошел к концу.