1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Проблема судетских немцев все еще не решена

05.12.2002

На днях от нашего пражского корреспондента Николая Савельева пришло немного неожиданное сообщение.

«У перехода Fratres – Slavonice на чешско-австрийской границе состоялся перфоманс, целью которого было привлечь внимание общественности обеих стран к проблемам их политических взаимоотношений и способствовать диалогу между ними. Автор перфоманса – австрийский художник чешского происхождения Аббе Либанский ( Abbe Libansky) разместил вдоль линии границы 200 гипсовых копий бюста чехословацкого президента Эдварда Бенеша, чьи послевоенные декреты стали причиной недавних политических трений между чешской республикой и ее соседями. По словам художника, своей акцией он хочет предостеречь как чехов, так и австрийцев от создания новых искусственных барьеров между ними и призвать их не идти на поводу у популистов, которые пытаются играть на их национальных чувствах в своих интересах. Голова Бенеша, как считает художник, это не только символ государственной границы между Австрией и Чехией, но и тех искусственных границ между людьми, которые существуют лишь в нашем воображении».

Однако проблема судетских немцев, на которую обращает внимание художник, является реальной проблемой, более того, она вот уже полвека осложняет отношения между Германией и Чехией и, по мнению многих, является серьёзным препятствием на пути Чехии в ЕС. Как напоминает Дмитрий Волосюк, занимавшийся этой проблемой:

Вопрос о любом национальном меньшинстве обязательно вызывает оживлённую полемику. В неё вмешиваются историки и этнографы, политики и жертвы этой политики. Ситуация накаляется настолько, что уже не ясно, ни кто виноват, ни во имя чего должна торжествовать в конце концов справедливость. Да и само слово справедливость начинает вызывать панику и раздражение. То же происходит и с судетскими немцами. Кто они? Немцы или чехи?

Судеты - это горный район на границе между сегодняшними территориями Германии, Польши и Чехии. Уже в 12 веке появляются первые упоминания о немецких колонистах, пришедших на эти территории по приглашению местных князей. На протяжении семи веков соседствующие народности умудрялись достаточно мирно сосуществовать друг с другом. К концу Первой Мировой войны судетских немцев насчитывалось около 3,5 млн., что, кстати, составляло 90 % всего населения Богемии и Моравии. После поражения стран тройственного союза Австро-венгерская империя, приказав долго жить, раскололась на дюжину государств, между которыми тут же начались споры о национальных границах и национальных языках. Новорождённая Чехословакия, которой отошли по соглашению с союзниками, и судетские территории, уже в конце 1918 года начала их планомерное освоение.

Сами же судетские немцы ратовали за вхождение их территории в немецкий рейх. Но союзники отклонили эти притязания из миротворческих побуждений, точнее, не желая усиливать Германию.

Однако уже эта попытка судетских немцев стала рассматриваться чехословацким правительством как проявление неблагонадёжности.

1938 год. В Европе произошли коренные изменения. Германия вновь поднялась до имперских высот. Национал-социалистическая пропаганда воспевала возвращение в рейх всех немецких народов. Уже «наслаждались» своим присутствием в семье Рейнская область и Австрия. Судетские немцы так же готовились с гордостью войти в лоно матери-родины. Партия судетских немцев требовала от Чехословакии признания автономии, ссылаясь при этом на программу американского президента Вильсона от 1918 года, обещавшей каждой нации право на самоопределение. Гитлер заявляет, что судетские немцы могут рассчитывать на третий рейх, который защитит их от чехословацких притеснителей. Воспользовавшись небольшим инцидентом, Гитлер развернул на границе свои войска.

20 мая 1938 года Чехословакия объявила частичную мобилизацию. Правительство Бенеша заявило о решимости, не позволить Гитлеру "малой кровью творить его великие дела". Кроме того, Чехословакия лелеяла надежду, что Франция и СССР выполнят свою часть двусторонних договоров о взаимопомощи в случае нападения третьей страны.

30 мая судьба Чехословакии была предрешена. Гитлер сообщил свою последнюю волю: «разделаться с Чехословакией в самое ближайшее время, пусть даже путём военного вмешательства». 13 сентября судетские националисты подняли мятеж, который был подавлен чехословацкими войсками. Фюрер потребовал передачи Германии пограничных чехословацких территорий.

В Мюнхен незамедлительно прибыли британский премьер-министр Чемберлен и французский - Даладье. Они, надеясь предотвратить войну в Европе, приняли условия Гитлера. 29 сентября Чехословакии был предъявлен ультиматум: в течение 10 дней освободить судетские территории. Новые границы должны были быть определены интернациональной комиссией. Так Чехословакия стала жертвой во имя сохранения мира. Но иллюзии Чемберлена и Даладье не оправдались - через несколько месяцев Чехословакия исчезла с карты Европы.

Действия немцев во время оккупации описаны во многих исторических публикациях, очень популярных в Чехии. Например, название деревни Лидице стало для чехов синонимом смерти и гитлеровского террора. Деревня Лидице была полностью уничтожена нацистами в отместку за убийство подпольщиками начальника имперской службы безопасности Гейдриха. Кроме того, мстя за Гейдриха, Гиммлер принимает 12 июня план «Ост»: ещё в 1942 году ликвидировать или депортировать в Сибирь 30 млн. чехов, поляков, украинцев, белорусов. Только небольшое количество должно было быть сохранено, как временная рабочая сила.

Сразу после войны и шестилетней немецкой оккупации к власти в Чехословакии пришло правительство, которое возглавил известный политик Эдвард Бенеш, вернувшийся из эмиграции. Поскольку парламента в стране ещё не было, Бенеш был вынужден управлять ею с помощью личных декретов. Они стали первой правовой базой восстанавливавшегося чехословацкого государства. С 1945 по 1946 год Бенеш выпустил в общей сложности 143 декрета. Многие из них были подготовлены и сформулированы чехословацким правительством в эмиграции в Лондоне. В первую очередь эти документы были направлены на восстановление экономических и политических основ государства, на достижение им довоенного уровня производства. Декреты предусматривали, кроме того, и решение практических, бытовых вопросов, например, введение среднеевропейского времени.

Несколько декретов, естественно, касались и проблемы судетских немцев. Точнее, в декретах шла речь о необходимости их переселения. Это слово, которое в чешских источниках используется до сих пор, подразумевало высылку почти 3 млн. судетских немцев и конфискацию их имущества, равно как и любого немецкого имущества. Обосновывалось это тем, что во время оккупации судетские немцы предали «свою» родину и сотрудничали с фашистами. Пражское правительство опиралось при этом на решения Потсдамской конференции, состоявшейся в августе 1945 года и санкционировавшей выселение немцев из Силезии и юго-восточной Европы. По мнению Эрики Штайнбах, председателя «Союза Изгнанных», декреты Бенеша - акт произвола.

«Декреты Бенеша, как и любые другие официальные акты о депортации, изначально не имеют ничего общего с нормами международного права, поскольку и международное право, и принятая в 1907 году Гаагская конвенция ведения войны, предусматривали, что гражданское население не преследуется ни во время, ни после военных действий. На гражданское население не ложится вина за неправомерные действия правительства, а имущество гражданского населения не подлежит конфискации».

Сегодня в Чехии мало кто сомневается, что выселение немцев было актом насилия и произвола. В подписанном 21 января 1997 года германо-чешском договоре о двусторонних отношениях и их развитии чешская сторона признаёт ошибочность принципа коллективной вины и сожалеет об эксцессах в ходе выселения, особенно, во время первой, так называемой, «дикой фазы». Однако аннулировать соответствующие декреты Бенеша Чехия не готова. Это объясняется необходимостью защиты национальных интересов страны. Как говорится в ноте парламента Чехии от 24 апреля этого года, изданные после Второй мировой войны декреты являются «неоспоримыми, неприкасаемыми и неизменяемыми».

«Те заявления, которые поступают сейчас из Чехии, находятся в полном противоречии с мнением комиссии ЕС по правам человека. И это в то время, когда Милошевич сидит на скамье подсудимых в международном суде в Гааге и обвиняется в совершённых им таких же массовых депортациях. Эти два случая полностью идентичны. Чешские политики упорно заявляют, что всё сделанное – справедливо. А ведь им достаточно было бы просто признать, что содеянное причинило боль миллионам немцев, что это был неправильный шаг. Ведь судетские немцы были к моменту депортации всё ещё гражданами Чехословакии».

Премьер-министр Чехии Земан во время поездки в Израиль предложил для решения палестино-израильского конфликта выселить, изгнать всех палестинцев, назвав это надёжным и проверенным способом. Протест со стороны Германии не заставил долго ждать. Намеченная поездка канцлера Шрёдера в Чехию была отложена. Позже премьер-министр Чехии предложил рассмотреть вопрос о компенсации тем немцам, которые участвовали в движении сопротивления во время Второй Мировой войны, и по ошибке стали жертвами политики выселения.

А что думают по этому поводу чешские граждане? С этим вопросом мы обратились к чешскому журналисту Ярославу Шонке.

«Реакция во многом зависит от того, как политики преподносят информацию широким слоям населения. Например, в решении парламента Чехии говорится о возможном возникновении в будущем германского реваншизма. Однако реакция основной массы населения на это решение парламента была прямо противоположной. Основная масса людей не разделяет ни взгляда нашего правительства, ни его манеру вести диалог по этому вопросу. Многие люди имеют опыт общения с судетскими немцами и этот опыт чаще всего положительный».

Но что же тогда препятствует дальнейшему сближению и ведению разумного диалога? Можно ли спихивать всю вину на политиков, объясняя это политической игрой?

«Болезненность вопроса заключается в том, что обе стороны, и чехи, и судетские немцы, рассматривают декреты в виде пакета документов, который невозможно расшнуровать и решать проблемы по отдельности. Нельзя признать вопрос юридически решённым, например, заявив: «Да, это было несправедливо, но это было легально». Но моральная переоценка всё-таки должна как-то появиться и в головах людей, и в учебниках истории».

Может быть просто отменить декреты?

«Вопрос в другом. Актуальны ли они сейчас? Многие судетские немцы понимают, что декреты сейчас ничего не значат и вопрос должен рассматриваться дифференцированно. Но декреты имели силу в то время, и простой отменой нельзя сделать их последствия недействительными. Нужно проявить уважение и сказать, «Мы не в ответе за содеянное, мы осуждаем его. Мы признаём, что это было неправильным с точки зрения морали». Я считаю, такое признание скоро появиться. И судетские немцы понимают, что отменить законы, которые лишили их родины, сейчас нереально. Здесь присутствует множество аспектов, которые необходимо учитывать. Например, декрет номер 5. В первом предложении все смешано в кучу: и предатели, и коллаборационисты, и немцы, и венгры. Но абзацем ниже мы читаем: «процесс аризации, который имел место в Чехии, признаётся вне закона и отменяется». Отказаться от этого декрета нельзя, т.к. он имеет в себе рациональную суть».

Ну, а пока, споры продолжаются. Следует отметить, что Чехия сейчас – единственная страна, где послевоенные законы всё ещё официально не потеряли свою силу. В Латвии, Эстонии, Венгрии подобные документы уже давно отменены, в Польше близки к отмене. Чехия – последний бастион на пути официального признания гражданских немцев неответственными за ужасы Второй Мировой. Однако сейчас приближается момент, когда всякая двойственность должна быть прекращена. Как известно, через неделю в Копенгагене лидеры ЕС рассмотрят вопрос о вступлении Чехии в Евросоюз. В принципе, по мнению экспертов ЕС, декреты Бенеша не являются "непреодолимым препятствием на пути вступления Чехии в ЕС". Европарламент принял соответствующую резолюцию. По мнению юриста-международника Йохана Фровайна, достаточно будет, если Чехия приведёт свою правовую систему в соответствие с европейскими нормами и гарантирует репрессированным по декретам Бенеша свободу от дальнейшего преследования. Кроме того, Чехии рекомендовано официально выразить своё сожаление по поводу трагических событий в адрес Австрии и Венгрии, как это уже было сделано в 1997 году в отношении Германии. О готовности к такому жесту примирения сигнализировал на днях председатель чешского сената Румл, встретившийся с лидером землячества судетских немцев Посельтом, прибывшим из Мюнхена. Этому предшествовал первый в истории рабочий обед чешского политика с лидером судетского землячества. Прежде гостей такого уровня в Праге не принимали. В свою очередь Румл принял приглашение посетить «судетский дом» в Мюнхене. Мы начали передачу со скульптурных символов, ими и закончим. Недавно под Теплице был открыт первый в Чехии памятник жертвам изгнания. Инициаторами стали молодые чехи, которые сказали – и себе, и другим: мы должны помнить обо всех жертвах насилия и несправедливости, а не спорить о том, кто первым начал.

Автор: Дмитрий Волосюк