1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Пришло время великой конфронтации?

Мировая печать комментирует заявление Совета Безопасности ООН по иранской ядерной программе и решение Конституционного совета Франции, одобрившего разработанный правительством Де Вильпена закон о договоре первого найма.

default

Газета "Люксембургер ворт", в частности, пишет:

После того, как Франция, Великобритания и Германия потерпели неудачу на переговорах с Ираном, спор вокруг иранской ядерной программы поднялся еще на одну ступеньку в эскалации конфликта. Однако Совет Безопасности ООН сумел принять только беззубое заявление, не содержащее угрозы применения штрафных санкций против Тегерана. Это заявление стало результатом компромисса между противоречивыми интересами США, Великобритании и Франции, с одной стороны, и России и Китая, с другой стороны.

Определенная ироничность сложившейся ситуации заключается в том, что в роли судей Ирана выступают пять ядерных держав. Вряд ли расплывчатое заявление этой пятерки произведет какое-либо впечатление на Иран. О том, что оно его напугает, и мечтать не приходится. Главная проблема заключается в том, что между законным правом Ирана на мирное использование атомной энергии и его договорными обязательствами не стремиться к созданию ядерного оружия, пролегает опасная серая зона. Объяснение этому следует искать в Международном договоре о нераспространении ядерных вооружений, к которому Иран присоединился в 1970 году, и основные положения которого сформулированы не достаточно точно и потому не проводят ясной разграничительной линии между тем, что дозволено, и тем, что запрещено.

Датская газета "Политикен" так оценивает спор вокруг ядерной программы Ирана:

Компромисс по ядерной программе Ирана вполне возможен. Тегеранский режим, совершенно очевидно, пытался обмануть "европейскую тройку" и Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). С другой стороны, США не продемонстрировали достаточной сдержанности и постоянно угрожали Ирану.

При трезвом рассмотрении проблемы следует признать, что никто из участников спора, включая религиозных фанатиков в Тегеране, не заинтересован в гонке ядерных вооружений на Ближнем и Среднем Востоке. В то же время интересам международного сообщества отвечал бы компромисс, который давал бы Ирану возможность мирного использования атомной энергии, но в то же время делал бы беспочвенным страх перед иранской ядерной программой.

Австрийская газета "Прессе" высказывает следующее мнение:

Через месяц вся эта канитель начнется с самого начала. С той только разницей, что на повестке дня Совбеза ООН будет стоять не заявление, а резолюция по иранской ядерной программе. Впрочем, Совет Безопасности, вероятно, вновь попытается избежать принятия санкций против Тегерана. Во всяком случае, об этом позаботятся Россия и Китая. Но затем время тактического маневрирования закончится как для ООН, так и для Ирана.

Когда-нибудь международному сообществу придется однозначно заявить, готово ли оно пойти на экономические жертвы с тем, чтобы помешать Ирану в создании атомной бомбы. На карту вновь поставлен авторитет ООН. Если Совет Безопасности опять не сумеет выработать единую позицию по иранскому вопросу, тогда США воспримут эту неудачу как еще одно доказательство неэффективности ООН.

Французская газета "Франс суар" публикует комментарий о решении Конституционного совета Франции, который полностью одобрил разработанный правительством Де Вильпена закон о "договоре первого найма". Против этого закона уже несколько недель решительно протестуют студенческие объединения и профсоюзы:

Теперь ничто уже не может предотвратить лобового столкновения противоборствующих сторон. Конституционный совет был последней стрелкой на железнодорожной колее, по которой навстречу друг другу на огромной скорости несутся поезда правительства и движения социального протеста. Эта стрелка осталась неразведенной, и потому оба экспресса теперь врежутся друг в друга на полном ходу. В неминуемом столкновении выживет сильнейший.

Следует ли нам сожалеть о том, что пришло время великой конфронтации? Огонь протеста тлеет уже так давно, что начало большого пожара воспринимается почти с облегчением. Недовольство, охватившее всю нацию, когда-нибудь должно было выплеснуться из избирательных участков на улицу. Франция всегда продвигалась вперед через социальные потрясения. Об этой традиции можно сожалеть, но в то же время с ней приходится мириться. Примечательно, что все участники разыгравшейся драмы это давно уже поняли.

Контекст