1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Личное мнение

Принципы новой военной стратегии США

14.12.2002

В представленной американскому Конгрессу доктрине безопасности говорится о том, что если на Соединенные Штаты будет совершено нападение с использованием оружия массового поражения, то ответные действия будут самыми серьезными, вплоть до применения ядерного оружия. Новую военную стратегию США комментирует Себастиан Хессе.

Новое в американской «доктрине безопасности» лишь то, что США оставляют за собой право нанесения превентивного удара. Это возможно в том случае, если будет доказано, что противник планировал нападение на территорию Соединенных Штатов или на их граждан. Многократно цитируемая формулировка - что при «массированной военной атаке» по нападающим будет нанесен ответный удар - является ни чем иным, как обычной демонстрацией силы, выраженной в словесной форме. Особого удивления она вызывать не должна. Даже при том, что она действительно подразумевает применение ядерного оружия – по крайней мере, в теории. Из документа становится ясно, с какой стороны ожидается угроза. Со стороны Ирака – это понятно. Но кроме этого, еще и из Сирии, Ливана и Ирана. Названа также Северная Корея.

Тут уж инцидент в Индийском океане с торговым кораблем, гр уженным ракетами, пришелся как по заказу. Даже если Северная Корея не нарушила норм международного права или действующие соглашения о разоружении, всё равно теперь не может быть сомнения в том, что пхеньянский режим ведёт международную торговлю оружием и военными технологиями. И совершенно естественно, что становится жутко, если представить себе возможных торговых партнеров сталинистов из окружения Ким Чен Ира. Нужно напомнить и о недавнем признании Северной Кореи, сообщившей, что она в течение многих лет нелегально продолжала работать над программой по созданию ядерного оружия. Словом, в данном случае международное сообщество действительно имеет дело с государством, которое нелегально производит оружие массового поражения и продает его в другие страны. Однако о разоружении Пхеньяна – в крайнем случае, с применением силы – до сих пор еще речи не было.

Ну а как выглядит список грехов Саддама Хусейна? Пока еще не существует никаких общедоступных доказательств того, что Ирак владеет оружием массового поражения. Пока впечатление такое, что иракский отчет о вооружениях толщиной в 12 000 страниц, – по сути, чистый лист бумаги. И пока контролеры ООН не нашли ровно ничего. Одновременно администрация Джоржа Буша, правда, утверждает, что она в состоянии в случае необходимости предоставить убедительные доказательства. Если это дествительно так, то нужно отметить, что эта необходимость давно наступила.

Организации Объединенных Наций, должно быть, всё труднее понять, почему одного лишь подозрения о наличии оружия массового поражения у Саддама Хусейна достаточно для создания такой атмосферы устрашения. И почему, с другой стороны, северокорейскую проблему, серьезность которой сомнения не вызывает, пытаются до сих пор решить исключительно только на дипломатическом и экономическом уровне. Почему одна «страна-изгой» должна доказывать свою невиновность, чтобы избежать войны, а другая может демонстративно признать свою вину и не опасаться при этом серьезных последствий?

Президент Буш прав в том, что опасности, с которыми человечество столкнется в 21 веке, пока необозримы и неявны, что необходимо уже сейчас посмотреть в глаза угрозе. И, пожалуй, следует признать, что США – это единственное государство на этой планете, которое как в военном, так и в экономическом отношении в состоянии взять на себя роль лидера по обеспечению безопасности. Однако поведение остальных государств зависит от того, насколько убедительны мотивы и стратегия лидера. Что касается американской политики в отношении Ирака, отодвинувшей на второй план все остальные международные вопросы, то здесь срочно необходима ясность: насколько велика реальная опасность со стороны Саддама Хуссейна. Американская администрация должна, наконец, открыть свои карты.