1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

"Признавать свои ошибки у нас не принято"

Минский городской суд отказал историку Ирине Кашталян в возбуждении дела в связи с постановлением Высшей аттестационной комиссии (ВАК) не утвердить кандидатскую диссертацию. Мол, не дело суда решать научные споры.

Итак, Ирина Кашталян исчерпала все возможности добиться присвоения ученой степени. Однако, по ее словам, иного решения суда историк и не ждала. Еще до начала процесса она говорила:

«Признавать свои ошибки у нас не принято, особенно бюрократическими структурами. Конечно, я не отрицаю, что люди после войны хотели жить мирно, хотели светлого будущего, но не жили же они только радостями, не могло быть легко после такой войны - в условиях разрухи, голода и великого множества проблем. Нельзя так однозначно оценивать ситуацию». Напомним, что в своей диссертации Ирина Каштелян представила факты, которые в сегодняшней Беларуси не принято афишировать - трудности, с которыми сталкивались люди в послевоенные годы. За это историка обвинили в антисоветской пропаганде. Советское прошлое белорусский агитпроп идеализирует и пользуется приемами прошлых лет. Историческая наука в стране находится под жестким идеологическим контролем. «Это проявилось в том, что ряд историков были уволены из Института истории, более того, были переписаны учебники для высшей и средней школы - те историки, которые не поддерживают официальную историческую науку, оказались не у дел», - говорит историк Игорь Кузнецов. Он отмечает, что Ирина Каштелян – как раз одна из тех, чье мнение не совпадает с официальным взглядом на историю Беларуси.

«Моя защита прошла 28 сентября прошлого года в Совете по защите в Белгосуниверситете при полной поддержке членов совета по теме «Повседневная жизнь белорусского общества в 1944-1953 годах», - рассказывает Ирина.

Далее, как и предусмотрено процедурой,

«были поданы документы в ВАК, которая в результате 4-месячного рассмотрения вынесла отрицательное решение».

Обоснование такого решения базировалось на обвинении Ирины Каштелян в очернении советского государства. Авторы рецензии провели аналогию между приведенными Ириной фактами советского прошлого и преступлениями фашистской Германии.

«Фактически мне было приписано, что материалы моей диссертации должны привести читателя к выводу, что советское государство было не родной матерью, а злой бессердечной мачехой для белорусского народа. Что функционирование этого государства-монстра противоречило естественной природе человека. Хотя материалы моей диссертации базировались на ранее совершенно секретных, а сейчас рассекреченных материалах особого сектора ЦК КГБ, которые подтверждают нелицеприятную сторону советской повседневности первого послевоенного десятилетия».

В первую очередь Ирину упрекали в том, что она продемонстрировала, какой ценой в послевоенные годы достигалось внешнее благополучие, как государство использовало репрессивные механизмы, как оно относилось к различным социальным группам, образовавшимся в условиях войны и после нее. В частности к фронтовикам, так называемым предателям, репатриантам, к проблемам адаптации населения западной Беларуси, которая вошла в состав СССР незадолго до начала Великой Отечественной войны.

Каштелян привела также факты о наиболее распространенных преступлениях, которые были связаны, в том числе, и с нищетой населения.

Словом историк дала информацию, которая долгие годы была засекречена либо не систематизирована.

Контекст