1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

"Приговор" Гюнтера Грасса

В центре внимания в отделе культуры самых читаемых немецких газет на этой неделе - выступление Гюнтера Грасса на открытии 72-го Конгресса ПЕН-центра.

default

Гюнтер Грасс

Одни с восторгом приветствовали обвинительный тон "приговора", который вынес писатель нынешней администрации США: если годами пестовать терроризм в Афганистане или правые диктаторские режимы по всему миру от Индонезии до Чили, то не надо жаловаться, если сам становишься жертвой терактов. Другие сочли выступление писателя проявлением своеобразного цинизма: куда легче подвергать критике "американских агрессоров", чем их подпольно действующих противников-исламистов и им подобных. Поскольку значительную часть памфлета Грасса занимает изложение выступления другого нобелевского лауреата - британца Гарольда Пинтера,

то комментаторы (например, в газете Die Welt) ставят в вину Грассу эдакую попытку нападать на Джорджа Буша как бы из-за чужой спины. Статью и речь Грасса в выдержках или подробном изложении опубликовали на видном месте сразу несколько газет, а в еженедельнике Die Zeit текст напечатан целиком.

Критика американо-британской войны в Ираке и ее возможных последствий не только для стран, непосредственно вовлеченных в конфликт, успели стать частью культурного бизнеса, который в демократических странах Запада имеет принципиально другой вид, чем на нынешнем театре военных действий - в странах мусульманского Востока. На Западе - это брутальное кино, конгрессы озабоченных, но преуспевающих политиков, журналистов или экономистов, на Востоке - это отряды оскорбленных и готовых на все боевиков. До тех пор, пока США не осознают своей ответственности за беспросветность существования миллионов и гибель сотен тысяч людей в регионах мира, куда не добирается даже всевидящее око CNN, войну остановить не удастся, - таково резюме Пинтера и Грасса.

Коллективный памфлет

Словно по заказу - рядом с бескомпромиссной критикой президента США и его политики на страницах нескольких немецких газет появился на этой неделе коллективный памфлет, мишенью которого является самый старый из имеющихся у США врагов, - глава Кубы Фидель Кастро. Документ, подписанный Вацлавом Гавелом, Андре Глюксманом, Мадлен Олбрайт и Арпадом Гончем, является открытым письмом к руководству Евросоюза, которое соберется в середине июня в Брюсселе для обсуждения общей политики в отношении Кубы.

Прошло 3 года с того времени, когда режим Фиделя Кастро посадил за решетку 75 кубинских диссидентов. Учрежденный авторами письма Международный Комитет за Демократию на Кубе констатировал сходство демократического движения на Кубе с "бархатной революцией" в Восточной Европе. Те, кому повезло и кто, как Чешская республика, стали свободными и демократическими странами, не имеют теперь права бросать на произвол судьбы население стран, которым повезло меньше. Но здесь-то и возникает проблема. Если в 2002 году Европейский Союз применил к режиму Кастро хотя бы символические санкции дипломатического характера, то со временем руководство организации отвернулось от кубинских диссидентов, сделав вид, что кубинский режим пошел навстречу ЕС, освободив несколько узников совести, смерть которых в тюрьме могла бы повредить режиму еще больше. Авторитетные организации, такие как "Репортеры без границ" и Amnesty International, накопили много доказательств насилия и запугивания непокорных кубинцев. Банды так называемых "бойцов революции", сформированные кубинской тайной полицией, избивают политических противников режима, называя свои действия "акциями опровержения".

В отличие от многолетних судебных приговоров, которые практиковались три года назад, на политическое насилие под маской уличного хулиганства мир почти не обращает внимания. Но нынешняя судьба кубинцев это часть нашей европейской истории, считают авторы памфлета. Человечеству придется расплачиваться за коммунизм до тех пор, пока мы не научимся противостоять ему со всей политической ответственностью и решимостью, убежден Вацлав Гавел и его соавторы. (гг)

Контекст