1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Прививка от гипертензии

11.08.2008

Повышенное артериальное кровяное давление – ещё недавно этот недуг было принято именовать гипертонией, сегодня медики предпочитают говорить о гипертензии, – относится к наиболее распространённым в мире заболеваниям. В промышленно развитых странах от его последствий умирает больше людей, чем от рака, СПИДа и туберкулёза, вместе взятых. В Германии артериальной гипертензией страдают – в зависимости от возрастной группы – от 10-ти до 30-ти процентов населения. Болезнь очень коварна, поскольку поначалу протекает вообще бессимптомно или даёт симптомы, характерные для самого обычного переутомления. В дальнейшем же она может обрести хронический характер, принять гораздо более тяжёлые формы и вызвать сердечную и почечную недостаточность, нарушение зрения, инсульт, ишемическую болезнь сердца и так далее. Причины артериальной гипертензии весьма многообразны, соответственно широк и выбор лекарств для её терапии. Однако вскоре ассортимент этих медикаментов может пополниться довольно неожиданным для подобного заболевания препаратом – вакциной. Правда, она пока даже не имеет названия и обозначается труднопроизносимым сочетанием букв и цифр («CYT006AngQb»), но клинические испытания уже идут полным ходом. Первая их стадия, позволяющая медикам удостовериться в безопасности препарата для человека, успешно завершена. В ней приняли участие 100 пациентов-добровольцев. Несколько дней назад началась вторая стадия испытаний, задача которой состоит в проверке концепции данной терапии и в определении оптимальной дозировки препарата. Эта стадия, проводимая несколькими клиниками Германии, в том числе в Ганновере, Берлине, Лейпциге и Мюнхене, должна охватить 120 пациентов. Работу координирует ганноверская Высшая медицинская школа. Руководитель проекта Ян Менне (Jan Menne) поясняет:

Вакцина нацелена против одного из гормонов человеческого организма. Он называется «ангиотензин II ». Давно известно, что этот гормон активно участвует в регуляции тонуса кровеносных сосудов, влияя тем самым на артериальное давление. Высокая концентрация ангиотензина II в крови приводит к сужению сосудов и росту давления. Этот же гормон играет важнейшую роль в связанных с гипертензией поражениях сердца, почек и других внутренних органов.

Именно поэтому большинство лекарственных препаратов, применяемых сегодня для терапии гипертензии, так или иначе направлены на подавление действия ангиотензина II: одни препятствуют его синтезу, другие блокируют реагирующие на него рецепторы. Испытываемая теперь вакцина, созданная швейцарской биотехнологической компанией «Cytos», хоть и бьёт по той же мишени, но иначе. В основу препарата положены лишённые содержимого белковые оболочки безобидных для человека вирусов. Эти оболочки усеяны молекулами гормона ангиотензина II. На инъекцию такой вакцины иммунная система организма пациента реагирует образованием антител, подавляющих не только чужеродные вирусные протеины, но и проникший вместе с ними ангиотензин II. Концентрация этого гормона в крови пациента, страдающего гипертензией, обычно весьма высока, однако после прививки его собственная иммунная система начинает активную борьбу с гормоном. В результате его содержание в крови уменьшается, что приводит к расширению кровеносных сосудов, регенерации почек и снижению артериального давления. Ян Менне говорит:

Обычно вакцину используют в профилактических целях. Скажем, прививка против гриппа призвана предотвратить заболевание гриппом. Но в данном случае речь идёт не о профилактической, а о терапевтической вакцине. Мы не ставим перед собой задачу разработать вакцину для пациентов, пока не страдающих повышенным давлением, чтобы у них и впоследствии не было гипертензии. Пока что мы хотим лишь убедиться в том, что этот препарат реально снижает давление и что он безопасен. Поэтому мы испытываем его на пациентах, уже страдающих гипертензией, но не в очень тяжёлой форме. И ничем другим, кроме повышенного давления, не болеющих.

Пока, впрочем, обширная программа испытаний находится в самом начале, – признаёт Ян Менне. Сегодня всё внимание исследователей сосредоточено на определении оптимальной дозировки вакцины. До сих пор подопытным пациентам вводились растворы с очень низкой концентрацией препарата, что позволило снизить давление лишь на 9 миллиметров ртутного столба. Кроме того, эффект от такой одноразовой инъекции держался лишь около 3-х месяцев, а затем быстро сходил на нет. Удастся ли повысить эффективность прививки за счёт увеличения дозировки, пока неясно. Неясно также, способна ли новая схема инъекций – пять уколов на протяжении двенадцати недель – обеспечить пожизненный иммунитет. Пока исследователи склоняются к тому, что прививку нужно будет регулярно освежать – каждые 2, 3 или 4 года. Ещё один чрезвычайно существенный вопрос связан с побочными действиями вакцины. Ян Менне поясняет:

Главное побочное действие вакцины, известное на сегодняшний день, носит локальный характер. Дело в том, что вакцина вводится подкожно в области предплечья. Так вот, в этом месте обычно возникает лёгкое покраснение, и у пациента один-два дня болит рука.

Кроме того, у некоторых подопытных учёные зарегистрировали симптомы простудного или гриппозного характера. Однако и эти симптомы, и боли в руке медикам без труда удавалось снять весьма простыми средствами вроде парацетамола. Так что пока исследователи считают побочные реакции вполне приемлемыми. Это тем более важно, что у препаратов нового поколения, широко применяемых сегодня для терапии гипертензии, почти нет побочных действий, а ведь именно с этими препаратами и предстоит конкурировать вакцине. Впрочем, у вакцины есть ряд важных преимуществ, дающих ей немалую фору в этой конкурентной борьбе. Во-первых, прививка избавит миллионы пациентов от необходимости изо дня в день на протяжении всей жизни глотать таблетки. Необходимости, которой они к тому же нередко пренебрегают: если верить статистике, то более половины больных, которым был поставлен диагноз «первичная артериальная гипертензия», уже через год либо принимают прописанные им лекарства крайне нерегулярно, либо вообще перестают их принимать. Во-вторых, если эффект от таблеток колеблется на протяжении суток, а характерный для этой болезни утренний пик давления таблетки и вовсе предотвратить не в состоянии, то прививка обеспечивает стабильный эффект на протяжении всех 24-х часов. Однако нельзя не сказать и о том, что некоторые специалисты оценивают перспективы такой вакцины скептически и даже указывают на ряд опасностей. Ангиотензин II выполняет в организме и весьма важную полезную функцию – например, поддерживает достаточное кровяное давление даже в условиях острого обезвоживания или обессоливания организма. Прививка от гипертензии выведет эту защитную систему из строя. Неясно также, как поведёт себя организм прошедшего такую вакцинацию пациента в случае большой кровопотери – например, в результате несчастного случая. Да и для лиц, страдающих избыточным весом, в такой прививке таится опасность: если они похудеют, снижение артериального давления может оказаться слишком значительным. То, что определённый риск действительно имеется, признаёт и Ян Менне. Ведь до сих пор по новой схеме прививки были сделаны только лабораторным мышам. Впрочем, вакцинация существенно увеличила продолжительность жизни подопытных животных. Так или иначе, итоги нынешней стадии клинических испытаний вакцины на людях планируется подвести к концу будущего года. И если всё пройдёт гладко, то вакцина сможет получить допуск на использование в клинической практике в Европе уже в 2012-м году. Впрочем, даже прививка не избавит пациентов от необходимости вести здоровый образ жизни – не курить, больше двигаться, соблюдать умеренность в еде и так далее.

Если же с высоким кровяным давлением справиться не удаётся, чаще всего происходит инсульт. Инсульт вызывается либо закупоркой, либо разрывом того или иного кровеносного сосуда головного мозга. Так или иначе, инсульт приводит к резкому нарушению кровоснабжения мозга, в результате нервные клетки отмирают, парализуя те или иные органы и функции организма. Но не следует забывать о том, что хотя происходит инсульт внезапно и неожиданно, он лишь кладёт начало дальнейшему процессу разрушения мозговой ткани. И если предотвратить инсульт медики пока не в состоянии, то минимизировать его последствия, ограничить степень поражения мозга им может оказаться по силам. В частности, противодействуя воспалительному процессу. Вообще-то воспаление – это важная защитная реакция организма на повреждение ткани, часть программы её заживления и восстановления. Будь то царапина на коже или инсульт, – гибель клеток запускает сложный механизм регенерации ткани. Кровеносные сосуды, проходящие вблизи места повреждения, расширяются, что приводит к усилению кровотока в этом участке. В ткань сразу проникают лейкоциты, поглощая не только бактерии и другие чужеродные частицы, но и собственные мёртвые клетки организма. Вообще-то этот механизм сам по себе чрезвычайно эффективен, однако в головном мозге от него всё же больше вреда, чем пользы, – считают испанские и британские медики. Анна Планас (Anna Planas), сотрудница Барселонского университета, говорит:

Воспаление развивается стремительно. Всего за несколько часов формируется мощная реакция, которая сохраняется на протяжении недель, а то и месяцев. Это плохо, потому что воспалительные клетки, проникая в головной мозг, выделяют сигнальные вещества, ядовитые для нейронов. В результате воспаление лишь усугубляет ситуацию, дополнительно усиливая последствия инсульта.

В экспериментах на животных Анна Планас пытается найти ответ на вопрос, в какой последовательности разные типы воспалительных клеток прибывают к месту повреждения, а главное, какие из выделяемых ими веществ действуют на мозговую ткань наиболее разрушительно. Этот список весьма обширен. Видимо, опаснее всех защитные молекулы, синтезируемые иммунными клетками, – такие, например, как высокореакционные свободные радикалы, оксиданты, непосредственно повреждающие нервные клетки. Но едва ли не ещё более опасными оказываются сигнальные вещества – медиаторы, усиливающие воспалительную реакцию. Заблокировать их пытается Филиппа Тиррелл (Philippa Tyrrell), научная сотрудница Манчестерского университета:

Из опытов на животных мы знаем, что область, поражённая инсультом, оказывается менее обширной, если сразу подавить воспалительную реакцию. И в целом реабилитация идёт быстрее. Поэтому мы ищем новые пути для эффективного предотвращения воспаления после инсульта.

При этом в роли союзника врачей может выступить и сам организм больного. Организм располагает эффективными механизмами, позволяющими строго контролировать протекание процесса воспаления, поскольку в его арсенале имеются разные молекулы, и ускоряющие, и тормозящие воспалительную реакцию. В первой группе веществ наиболее эффективен – а потому опасен – интерлейкин-1. Ему противостоит так называемый антагонист рецептора интерлейкина-1. Сегодня это вещество синтезируют искусственно методами генной инженерии, оно применяется для лечения некоторых форм ревматизма и хорошо переносится организмом. Теперь же этот препарат Филиппа Тиррелл пытается использовать для терапии инсультов:

Мы лечили этим медикаментом 17 пациентов, а ещё 17 пациентов получали плацебо – препарат-пустышку, не содержащий каких-либо биологически активных компонентов. Введение препарата не вызвало никаких побочных реакций, но заметно ослабило воспалительную реакцию. Мы считаем это хорошим признаком. В этой группы пациентов и выживших оказалось больше, и на поправку они шли быстрее.

Хотя количество пациентов, принявших участие в этом эксперименте, явно недостаточно для того, чтобы делать далеко идущие выводы, результаты всё же обнадёживают. Сегодня Филиппа Тиррелл пытается найти оптимальную дозировку препарата, а в будущем году начнётся стадия более масштабных клинических испытаний, призванных окончательно выяснить, насколько этот противовоспалительный препарат эффективен в терапии инсультов. Тем более, что воспалительная реакция не только усиливает разрушительные последствия инсульта, но иногда, похоже, участвует и в его возникновении. Филиппа Тиррелл говорит:

У лиц с повышенным риском инсульта или инфаркта миокарда в крови обнаруживается больше следов воспалительных реакций. А у пациентов, страдающих заболеваниями воспалительного характера, чаще бывают инсульты.

Поэтому Анна Планас и Филиппа Тиррелл высказали предположение, что лицам, предрасположенным к инсульту, было бы полезно в профилактических целях принимать противовоспалительные препараты. Подтвердить – или опровергнуть – эту гипотезу смогут лишь соответствующие клинические испытания, но они пока ещё только планируются.

И в заключение передачи – коротко об уникальной хирургической операции, проведённой немецкими медиками. Врачи Мюнхенской клиники на правом берегу реки Изар пересадили пациенту, 6 лет назад в результате несчастного случая на производстве оставшегося без обеих рук, две донорские руки. Такая операция осуществлена впервые в мире. Она длилась 15 часов, а проводила её бригада медиков численностью в 40 человек во главе с Кристианом Хёнке (Christian Höhnke):

До самой последней минуты у нас не было уверенности в том, что операция состоится, но мы, скажу без ложной скромности, неплохо подготовились и всё тщательно распланировали.

Бригада была разбита на 5 групп. Одна группа ампутировала левую руку у донора, погибшего в автокатастрофе, вторая тут же трансплантировала её реципиенту, третья и четвёртая группы проделали то же самое с правой рукой. Ещё одна, пятая группа занималась пересадкой крупной вены, поскольку у пациента ещё со времени несчастного случая была закупорена главная вена между шеей и одной из культей:

Это должна была быть филигранная работа, поэтому мы выделили на её проведение отдельную группу.

Понятно, что трансплантация целой конечности требует большого мастерства и огромного опыта в области микрохирургии. Кристиан Хёнке поясняет:

У нас имеется опыт реплантации, то есть оперативного приживления собственной конечности пациента, утраченной им в результате несчастного случая. Исход таких операций бывает разным – от совсем плохого до вполне приемлемого.

Всё это, конечно, знал и пациент, решаясь на операцию. А также и то, что ему до конца жизни предстоит принимать мощные иммунодепрессанты, подавляющие реакцию отторжения:

Цель операции, если оценивать её реалистически, не может состоять в полном восстановлении функции рук. Всё будет зависеть от регенерации нервов. Но и частичное восстановление функции – это уже большой прогресс для пациента.

Кристиан Хёнке признаёт, что речь в данном случае не шла о спасении жизни больного. Скорее уж эту операцию следует рассматривать как эксперимент в области хирургической логистики.

Также по теме