1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Приватизация Credit Lyonnais: французское государство внакладе не осталось

04.12.2002

Сегодня мы поговорим о приватизации французского банка, о ходе рыночных реформ в бывших соцстранах и советских республиках, а также о 50-летии Восточного комитета немецкой экономики. Вы узнаете, как в Париже правительство при весьма необычных обстоятельствах продало крупный пакет акций финансового института Credit Lyonnais, познакомитесь с докладом Европейского банка реконструкции и развития о перспективах народных хозяйств на востоке нашего континента, и побываете на юбилее организации, которая была посредником при заключении всех важнейших сделок с Советским Союзом и Россией.

Начнём с приватизационной интриги. Именно так я назвал бы события, развернувшиеся во французском банковском секторе. Послушайте репортаж Ирины Кривовой о том, как пришедшее к власти весной этого года правое правительство нарушило давнюю традицию келейных договорённостей с капитанами национального бизнеса.

Французское государство удивило всех, когда вечером в пятницу 22 ноября, уже после закрытия биржи на уик-энд, внезапно объявило о продаже на аукционе своей доли участия в капитале одного из крупнейших банков Франции Credit Lyonnais. Сюрприз заключался не только в том, что желающим приобрести 11%-й пакет было дано на раздумье всего несколько часов – с восьми вечера до трех часов пополудни следующего дня. Удивило и то, что никогда ранее французское государство не прибегало к подобной форме приватизации через аукцион.

Между тем можно было предположить, что новый министр экономики правого правительства поступит именно так. Франсис Мэр, известный либерал, всегда выступал против вмешательства государства в экономику и на этот раз решительно открыл дверь игре свободной конкуренции — кто больше даст. Победу на этом аукционе одержал банк BNP Paribas, предложивший за весь пакет акций 2,2 млрд. евро, то есть по 58 евро за одну акцию Credit Lyonnais, хотя накануне на бирже они котировались на уровне 39 евро. В результате за счет своей неслыханной щедрости BNP Paribas стал самым крупным акционером Credit Lyonnais, хотя до этого не имел ничего. Его главный конкурент — банк Credit Agricole — предложил на аукционе всего 44 евро за акцию, и вместо того, чтобы полностью взять Credit Lyonnais под свой контроль, остался, как и был, вторым акционером. Для Credit Agricole это беспрецедентное поражение.

Дело в том, что французское государство уже два года вело переговоры с Credit Agricole о приобретении им доли государства в Credit Lyonnais. Прежнее правительство социалистов рассчитывало таким образом укрепить в целом банковскую систему Франции, и в частности, положение Credit Lyonnais. Но соглашение между правительством и покупателем тормозил генеральный директор Credit Lyonnais Жан Пейрелевад. Ему нравилось быть полным хозяином в банке, капитал которого после приватизации 1999 года был раздроблен между несколькими крупными акционерами. Так государству принадлежало почти 11% акций, Credit Agricole - 10,5%, еще 10-ю% владела страхования кампания AGF, принадлежащая немецкой группе Allianz, другие крупные владельцы имели от 3,5% до 5%, а большая часть – около 50% — принадлежала служащим Credit Lyonnais и мелким вкладчикам.

Придя к власти, правое правительство решило положить конец затянувшимся переговорам. Credit Agricole а также группа Allianz уже готовы были поделить государственный пакет акций, однако в последнюю минуту заявили, что запрашиваемая правительством цена — 44 евро за акцию — слишком высока. Не раздумывая, министр экономики Франсис Мэр пошел ва-банк и объявил аукцион, в результате чего заработал для государственной казны намного больше ожидаемого. Государство с выгодой для себя окончательно рассталось с Credit Lyonnais, который еще пять лет назад был полностью под его контролем, находился на грани банкротства и тогда его спасение стоило налогоплательщикам 11млрд. евро.

Сегодня, однако, все эксперты говорят о том, что результаты аукциона могут полностью изменить расстановку сил в банковском секторе Франции. Главный вопрос — какова стратегия BNP Paribas. Станет ли он вытеснять других акционеров, чтобы закрепить свой контроль? Или же, играя на конкуренции, выставит свою долю на продажу частями или полностью?

И еще один немаловажный вопрос, использует ли правительство Франции тот же метод аукционной продажи при иных намеченных приватизациях, в частности, Air France или же государственной энергокомпании.

События последних дней показывают, что банк BNP Paribas явно намерен взять Credit Lyonnais под свой полный контроль и для этого целенаправленно теснит других его совладельцев. Дело в том, что BNP Paribas объявил о покупке на бирже ещё 5 процентов акций бывшего госбанка и теперь держит уже свыше 16 процентов этих ценных бумаг. Это – ещё одно поражение для руководства банка-конкурента Credit Agricole, которое слишком долго надеялось на то, что сможет полюбовно договориться с правительством о распределении госсобственности.

Находящийся в Лондоне Европейский банк реконструкции и развития опубликовал свой традиционный ежегодный доклад о состоянии народных хозяйств в Центральной Европе и на территории бывшего СССР. Эксперты банка, созданного по инициативе западных государств для поддержки рыночных реформ на востоке нашего континента, проанализировали положение дел в 27 посткоммунистических странах. И вот к каким выводам они пришли:

Народные хозяйства бывших соцстран росли в этом году несколько медленнее, чем в прошлом, однако значительно более высокими темпами, чем мировая экономика в целом. Если рост валового внутреннего продукта всех государств нашей планеты составит по итогам нынешнего года в среднем 1,7 процента, то в Восточной Европе и странах СНГ этот показатель достигнет 3,5 процентов.

«Общий вывод таков: темпы роста в регионе несколько снизились, однако при этом он проявил поразительный иммунитет к внешним воздействиям, ведь обстановка в мировой экономике была весьма неблагоприятной», -

подчёркивает эксперт Европейского банка реконструкции и развития Мартин Райзер, являющийся одним из авторов доклада. Возросшую сопротивляемость народных хозяйств неблагоприятным тенденциям на мировом рынке Райзер объясняет успехами реформ в бывших соцстранах. Так, в ходе весьма репрезентативного опроса среди бизнесменов региона (в нём участвовали 6 тысяч менеджеров и предпринимателей) выяснилось, что деловые круги Восточной Европы отмечают явное улучшение налогового законодательства и условий кредитования в своих странах. Кроме того, они указывают на уменьшение коррупции и экономической преступности. Впрочем, нельзя утверждать, что с этим злом все исследуемые страны борются с одинаковым успехом, продолжает Мартин Райзер:

«Улучшение ситуации наблюдается во всех регионах. Однако наибольшие проблемы с коррупцией и нарушением законов по-прежнему испытывают страны СНГ».

В этом году эксперты Европейского банка реконструкции и развития при подготовке своего ежегодного доклада уделили особое внимание сельскому хозяйству, поскольку в этой области переход к рыночной экономике дал пока наименьший результат. Жизненный уровень сельского населения в бывших соцстранах остаётся весьма низким и за последние годы практически не вырос. Это – результат однобокой политики реформаторов, которые слишком увлеклись решением проблем городского населения, считают лондонские эксперты:

«Сельским хозяйством мало кто занимался. Было бесчисленное множество исследований и дискуссий, посвящённых приватизации, либерализации и реформе банковского сектора. А вот реформу сельского хозяйства обсуждали на удивление мало».

«Это тем более удивительно, что во многих бывших соцстранах сельские жители составляют свыше половины всего населения», - продолжает Райзер. Кроме того, после вступления в Европейский Союз новые члены ЕС будут испытывать наиболее серьёзные трудности именно в области сельского хозяйства, поскольку в Западной Европе эта отрасль на протяжении нескольких десятилетий получала огромные субсидии.

Помимо общих выводов, доклад Европейского банка реконструкции и развития содержит и конкретную оценку экономической ситуации в отдельных странах. Так, в Боснии и Герцеговине и Югославии эксперты отмечают рост политической стабильности и первые успехи экономических преобразований. В России они положительно оценивают бюджетную дисциплину и продолжение реформ, однако одновременно подчёркивают необходимость скорейшего развития тех отраслей, которые не связаны с топливно-энергетическим комплексом. Ведь экономический рост, составивший в этом году 4 процента, России обеспечили, прежде всего, экспортёры сырья. «В Азербайджане, Белоруссии, Таджикистане и на Украине были предприняты шаги в сторону либерализации торговли и валютного регулирования, однако во многих других областях эти государства серьёзных реформ по-прежнему не проводят», - отмечается в докладе Европейского банка реконструкции и развития.

Исполнилось пятьдесят лет Восточному комитету германской экономики. На юбилее этой организации, сыгравшей принципиально важную роль в развитии германо-советских и германо-российских экономических связей, побывал наш корреспондент Сергей Мигиц:

Основанный в декабре 1952 года, Восточный комитет внес большой вклад в становление экономических связей Германии с Советским Союзом и другими восточноевропейскими странами.

Подводя итог полувековой деятельности Восточного комитета, министр экономики Германии Вольфганг Клемент сказал на торжественном заседании в Берлине:

«Изменения, произошедшие в Восточной Европе за последние годы, вселяют в меня большие надежды. Этим изменениям не в последнюю очередь способствовал Восточный комитет германской экономики. Сегодня уже мало кто помнит, какую огромную подготовительную работу проделал комитет пятьдесят лет назад, когда закладывались основы диалога с Восточной Европой. Сотрудники комитета, несмотря на сильную критику, сели за стол переговоров с советским правительством еще до того, как были установлены дипломатические отношения между ФРГ и СССР».

Восточный комитет германской экономики представляет собой сегодня коллективный орган предпринимательских союзов и объединений Германии, заинтересованных в развитии отношений со странами Центральной и Восточной Европы, Прибалтики и Центральной Азии. В его задачи входит оказание поддержки немецким фирмам при продвижении на восток.

«Роль Восточного комитета в условиях изменившейся политической ситуации в регионе сегодня велика, как никогда», - считает председатель комитета и член правления концерна ДаймлерКрайслер Клаус Мангольд. «Объем экспорта из Германии в Центральную и Восточную Европу на сегодняшний день выше экспорта немецких товаров в США. Еще пять лет назад даже представить себе такое было невозможно», - говорит Клаус Мангольд.

«Сегодня основным вопросом, волнующим большинство немецких предпринимателей, является не вопрос о том, пришло ли, наконец, время инвестировать в Восточную Европу. Совсем наоборот: их гораздо больше заботит то, что они, может быть, уже упустили самый благоприятный момент для капиталовложений. От крупных инвестиций многих предпринимателей до сих пор удерживала нестабильность региона. Но если взглянуть на карту мира, то положение в других странах не лучше. Возьмите, хотя бы, Китай, Корею, Бразилию или Аргентину. Там ситуация гораздо менее благоприятна. Поэтому я осмелюсь выдвинуть предположение, что сегодня инвестировать в Центральную и Восточную Европу куда более безопасно, чем во многие из предпочитавшихся нами до сих пор стран».

Особое место в деятельности Восточного комитета всегда занимали отношения с СССР. При посредничестве комитета готовились практически все торгово-экспортные сделки с Советским Союзом. Но и сегодня его значение нисколько не уменьшилось, считает специально приехавший на юбилейные торжества в Берлин премьер-министр России Михаил Касьянов.

«Мы ставим перед собой амбициозную цель: чтобы за предстоящие десять лет темп нашего экономического роста был таким, чтобы Российская Федерация по уровню доходов на душу населения была соизмерима со странами ЕС. Мы с ЕС приложим все усилия для построения общего экономического пространства.

Мы говорим про инвестиции. Уровень вложений германского капитала в Российскую Федерацию сравним с тем, что Российская Федерация вложила в германскую экономику, т.е. примерно одинаков. Поэтому давайте создадим условия для того, чтобы наряду с преимуществами германской экономики могли быть использованы также преимущества российской экономики. В этой конструкции взаимоуважения и равноправного партнерства в экономике мы видим наше будущее».