1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Пресса: Террор - гримасы забытой войны

Кавказ - это потенциальные Балканы. Медведеву и Путину приходится управлять наследием, остающимся проблематичным вот уже добрые 200 лет, полагает немецкая печать.

default

Так, газета Die Welt пишет:

С ужасом москвичи спрашивают: чего они, собственно, хотят, эти террористы? Согласно предварительным результатам расследования, эти террористы - с Северного Кавказа. И никаких требований они не выдвигали.

Это принципиальная проблема, причем, не только в России: теракты воспринимаются как ничем не обоснованная жестокость, как абсурд и бессмыслица. В действительности же Доку Умаров, самозваный эмир Кавказа, который, по всей вероятности, и организовал теракты, вовсе не является безмозглым преступником. Его действия, в его собственных представлениях, вполне логичны. У Умарова есть план, есть идеология исламского фундаментализма и есть совершенно антигуманные представления о способах реализации своих планов. Он хочет создать исламское государство на Кавказе, и террор является для него средством для достижения своей цели.

Покончить с террором не удалось и после назначения хулиганистого Кадырова-младшего президентом Чечни. Наоборот. Жестокость Кадырова, рекрутирующего для себя людей, как правило, в подполье, лишь обострила проблему. В прошлом году число терактов в России, совершённых преимущественно на Северном Кавказе, возросло на 50 процентов. Кадыров и ему подобные руководители, получившие свои посты по милости Москвы, злоупотребляют своими полномочиями в собственных интересах - подвергая пыткам или ликвидируя не угодных им людей.

Именно это, а не "злой" Запад (кстати, весьма заинтересованный, как и Россия, в спокойствии на Кавказе) обусловили создавшуюся ситуацию. Вкупе с экономической разрухой, коррупцией и социальной несправедливостью это и становится гремучей смесью, которая питает терроризм.

Печальной истиной является также и тот факт, что давно забытая европейцами война, годами продолжающаяся в подполье, теперь вновь напомнила о себе кровавыми терактами. Тем самым Умаров, так же мало симпатизирующий "декадентской" и "неверующей" Европе, как и России, достиг, по крайней мере, одной из своих целей.

Тему продолжает газета Süddeutsche Zeitung:

Террор вынуждает Медведева ужесточить свою риторику. А ведь до сих пор резкие заявления всегда были прерогативой Путина. Президент, являющийся по своему темпераменту скорее противоположностью премьера, намерен после терактов продемонстрировать жесткость. И это притом, что многие в России не верят, что он способен сделать это. Россияне не простят ему мягкого, гибкого правления. Так что борьба с террором для Медведева, это не просто новый фронт, это также вызов, брошенный ему лично.

Правда, Медведев давно уже назвал Северный Кавказ внутриполитической проблемой. Но российское население проводит четкое различие между боевиками на далеком Юге и женщинами, взрывающими себя в час пик в московском метро. Так что если Медведев собирается одержать верх над своим соперником на следующих выборах, то ему следует сделать все, чтобы у людей не возникало чувство, будто Путин способен обеспечить России большую безопасность.

Впрочем, при Путине Россия не была более безопасной. Длинный список терактов, совершенных в период правления Путина, свидетельствует о том, что тогдашний президент также не добился особого успеха в борьбе с террором. Популярность Путина объясняется тем, что свою борьбу с врагами России он сдабривал немалой порцией национализма.

У Медведева такой возможности нет. Если он собирается модернизировать свою страну, ему придется провести ее либерализацию. Причем осуществить либерализацию России ему нужно будет, не идя на уступки в борьбе с террором. А это - сложный шпагат.

Газета Frankfurter Allgemeine отмечает:

Кавказ - это потенциальные Балканы. Так характеризуется политическая взрывоопасность положения в этом южном подбрюшье России. И российские, и советские властители способствовали модернизации региона, тем не менее, национальная отчужденность сохранилась. В течение двух веков чувство ненависти усиливалось. Национальные устремления, как и религиозные свободы, подавлялись.

Сегодняшняя Россия в значительной степени унаследовала колониальные владения, захваченные прежде. Так что Медведеву и Путину приходится управлять наследием, остающимся проблематичным вот уже добрые 200 лет.

Подготовил Анатолий Иванов
Редактор: Геннадий Темненков

Контекст