1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Пресса: Последствия государственного банкротства непредсказуемы

Комментируя предложение Берлина ввести в Европе право на объявление государственного банкротства, немецкие газеты пишут, что государство грозит превратиться в судебного пристава, гарантирующего проценты на капитал.

Немецкая печать

Немецкая печать комментирует предложение ввести право на объявление государственного банкротства. Так, еженедельник Die Zeit пишет:

Особенностью нынешнего финансового кризиса является то, что до сих пор ни один кредитор в мире не потерял своих денег. Как только у банков возникли трудности с платежами, на помощь тут же пришло государство, а когда с трудностями столкнулись некоторые страны, то им помогли другие страны.

Поскольку до сих пор именно таким образом производилось обслуживание долгов, то и паники удалось избежать. Это одна сторона. Другая сторона проблемы заключается в том, что государство грозит превратиться в некоего судебного пристава, гарантирующего владельцам капиталов получение процентов.

В этой связи особенно интересным выглядит предложение Берлина обеспечить европейским странам право на государственное банкротство. Ибо в этом случае издержки будут и у кредиторов: им придется, например, отказаться от процентов или же смириться с падением стоимости приобретенных ими облигаций. То, что является само собой разумеющимся для отдельных предприятий, считалось до сих пор невозможным в государственных масштабах – из-за опасности возникновения паники.

В итоге, Греция получила доступ к дешевым деньгам, поскольку кредиторам не приходилось опасаться убытков. Поэтому правительство Германии и предлагает, чтобы часть убытков несли кредиторы, ибо это дисциплинировало бы рынки и вынуждало бы к осторожности.

Впрочем, идея Германии небезопасна. Ведь даже если процесс консолидации государственных долгов будет носить упорядоченный характер, тем не менее государственное банкротство, особенно в период кризиса, является очень рискованным предприятием с совершенно непредсказуемыми последствиями.

Ясно, что государственное банкротство, в первую очередь, будет полезно странам-должникам. В настоящий момент в случае необходимости сильные в финансовом отношении страны через недавно учрежденный "фонд спасения" гарантируют выживание государств Южной Европы.

Впрочем, это весьма выгодно и для государств-"спасателей". Ведь если Греция, Испания, Португалия и прочие страны берут на себя обязательства оздоровить свои государственные бюджеты, то это значит, что они смогут вовремя обслуживать свои долги. При этом большинство долговых бумаг этих стран находятся на руках у немецких и французских банков и страховых компаний. Таким образом, греки осуществляют меры экономии, чтобы, например, немецкие страховые компании могли и дальше обслуживать своих клиентов.

Проблема, однако, заключается в том, что должникам может прийти в голову мысль воспользоваться новым правом и объявить себя банкротами. А поскольку Уолл-стрит именно этого больше всего и опасается, то он и свел на нет усилия Международного валютного фонда разработать глобальную процедуру банкротства. Меркель собирается предотвратить злоупотребления путем ограничения суверенитета стран-банкротов. Правда, весьма сомнительно, что ей удастся добиться одобрения этой идеи.

Право объявить государственное банкротство предполагает, что часть убытков ляжет на кредиторов и что тем самым бремя будет распределяться более справедливо. Но не следует забывать, что экономная Германия является одним из самых крупных кредиторов в мире. А следовательно, в случае государственного банкротства той или иной страны определенную цену за свою финансовую мощь придется заплатить именно Германии.

Газета S ü ddeutsche Zeitung отмечает:

Банки и страховые компании после учреждения так называемого "фонда спасения" скупают облигации Греции, Испании и прочих стран-должников, не опасаясь убытков. Тем самым перестают действовать все рыночные механизмы. Специалисты называют это стимулом, побуждающим к безнравственным действиям.

Этот стимул утратил бы свою привлекательность, если бы существовала четкая процедура государственного банкротства. Например, при покупке государственных облигаций должно быть ясно, какие убытки понесет кредитор в случае неплатежеспособности страны.

Только в том случае, если размер прибыли и степень риска четко будут увязаны с возможностью понести убытки, можно будет избежать ситуации, когда в дураках остается налогоплательщик, которому приходится расплачиваться за все, хотя он никакого отношения к сделке не имеет.

Подготовил Анатолий Иванов
Редактор Евгений Жуков

Контекст