1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Пресса: Лужков попал под колеса им же созданной машины

Вернуться к власти Юрий Лужков намерен с помощью демократической процедуры, раз уж не получается это сделать иным способом. Но шансов на успех у него практически нет, полагает немецкая печать.

Немецкая печать

Комментируя отстранение Юрия Лужкова от должности мэра Москвы, газета Die Welt пишет:

Свершилось! Наконец, закончилась продолжавшаяся несколько недель мыльная опера, включавшая в себя интриги, взаимные обвинения и неясные намеки. Мэр Москвы Лужков лишился своего поста. Соответствующий указ подписал президент Медведев, находясь с визитом в далеком Китае. Видимо, он хотел показать, что с третьим по влиянию политиком в стране он может расправиться и между делом.

Лужков, правда, сдаваться не собирается. Во вторник он объявил о своем выходе из путинской "Единой России", хотя он многие годы оставался в руководстве этой партии. Кроме того, упрямый Лужков, привыкший к власти, заявил, что не собирается уходить из политики. Он изображает из себя пострадавшую невинность.

Теперь он собирается бороться за то, чтобы губернаторы, а значит, и мэр Москвы, вновь избирались населением в ходе прямых выборов. То есть вернуться к власти он собирается с помощью демократической процедуры, раз уж не получается иным способом. Но шансов на успех у Лужкова практически нет.

Газета Süddeutsche Zeitung высказывает следующее мнение:

Несколько месяцев продолжалась борьба, за которой, затаив дыхание, следили местные бонзы по всей России. Дело Лужкова было политическим триллером, который должен был дать ответ на судьбоносный вопрос: как распределяется власть между Путиным и Медведевым и вообще - насколько дееспособен авторитарный режим в России.

Лужков, в котором даже усматривали будущего кандидата на президентское кресло, до прошлого вторника был хозяином 10-миллионной метрополии, распоряжавшимся 240-миллиардным бюджетом. Ведь именно в Москве сосредотачивались и разворовывались российские богатства.

Теперь же Лужков попал под колеса машины, им же самим созданной. Бывший мэр Москвы считал, что возможности демократизации России крайне ограничены, поэтому, по его мнению, единственно эффективной формой правления в стране является некий постсоветский царизм. Лужков взял под свой контроль столичные органы правосудия, экономику и политические структуры.

Именно Лужков стоял у колыбели "Единой России", позволившей попасть в Кремль сначала Путину, а затем и Медведеву. Причем их победа на выборах была убедительной, но методы получения нужных результатов оставались крайне сомнительными.

Наследием Лужкова является и то, что в России политические структуры практически ничего не значат, зато личные связи значат почти все. Именно эта неустойчивость архитектуры власти стала для Лужкова роковой.

Для российских политических элит наступают тревожные времена. Начинается процесс перераспределения власти. Поэтому смещение Лужкова явно имеет отношение к парламентским выборам следующего года и особенно к президентским выборам 2012 года.

Так и неясно, то ли Лужков переоценил свои возможности, то ли он хотел продемонстрировать свою преданность Путину, встав на его сторону в споре премьер-министра с Медведевым из-за строительства автострады. В конечном итоге это и не так важно. Там, где двоевластие является государственной доктриной, там, где телевидение и газеты тщательно следят, чтобы президент и премьер получали одинаковое количество времени для выступлений, лужковская критика в адрес кремлевской администрации дала власти шанс на успех, по принципу "проучить одного, чтоб другим неповадно было".

До сих пор медведевский курс на модернизацию так и остается риторикой, зависимость России от экспорта нефти и газа сохраняется, гражданского общества все еще нет, Кремниевая долина по-прежнему находится на стадии проекта, а реформа милиции вызывает бурную критику. Находящийся вот уже 2 года у власти президент, низложив московского политического тяжеловеса, явно продемонстрировал свою дееспособность. Это стало как бы сигналом: медведевский проект реформ еще жив.

С другой стороны, какого политического обновления можно ожидать от Медведева, который неделями вынуждал телевидение вести грязную кампанию против Лужкова? И это вместо того чтобы, обладая соответствующими конституционными полномочиями, взять и просто его уволить.

Впрочем, надежды на соперничество Путина и Медведева - это, скорее, западное понимание российской обстановки. Возможно, Путин и недооценил кампанию, направленную против Лужкова. Тем не менее решение о смещении Лужкова было принято не без его согласия. Ведь конец дуумвирата означал бы поражение самого Путина.

Так чего же ожидать от смены власти в России в 2012 году? Да ничего особенного. Ни премьер, ни президент не исключили возможность выдвижения собственной кандидатуры, тем более что это не противоречит конституции. Все остальное будет результатом интриг, ударов в спину и ударов ниже пояса. Все это входит в набор инструментов современного кремлевского византинизма. И наглядной демонстрацией всего этого стало дело Лужкова.

Подготовил Анатолий Иванов
Редактор: Евгений Жуков

Пресса

Архив

Контекст