1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Пресса: Германия готова к отмене всеобщей воинской повинности

Министр обороны Германии собирается отменить всеобщую воинскую повинность. Немецкая пресса поддерживает идею: массовая армия стране не нужна. Германия агрессивна, как лабрадор, - на чужие страны наступают только туристы.

Немецкая пресса

За 55 лет существования бундесвер перековался и изгнал Гитлера и правых идеологов из своих казарм. Согласно планам министра обороны ФРГ , армия, как и во времена Веймарской республики, станет профессиональной, но, в отличие от той эпохи , сможет сохранить верность демократии . Газета Die Zeit комментирует :

В пятницу министр обороны ФРГ Карл-Теодор цу Гуттенберг (Karl-Theodor zu Guttenberg) собирается похоронить один из символов Германии, успевший превратиться в фикцию - всеобщую воинскую повинность. 55 лет назад, когда принимали решение о всеобщем призыве, посыл был очевиден - больше никакого "государства в государстве", армия должна быть "зеркалом общества" и "ребенком демократии".

И чудо случилось. За полвека бундесвер ни разу не проявил себя в качестве "государства в государстве". О самостоятельной внешней политике, как в 20-е годы под руководством Ганса фон Зекта (Hans von Seeckt), армия не могла даже фантазировать - как, простите, если она входит в структуру НАТО? Вот только "зеркалом общества" бундесвер так и не стал. Но его ли это вина? Доля тех, кто предпочел альтернативную службу, доходила до 40 процентов - в основном это дети из богатых семей. 20 лет назад в армию призвали 211 тысяч человек, в последний призыв - только 32 тысячи. Эта группа не только не может представлять общество, но и не сумеет его защитить.

Настоящим срезом общества армия была во времена Гитлера - но какой ценой! В годы Второй мировой войны призвали 18 миллионов человек - без сомнения, это срез общества, но вряд ли пример для подражания. Однако если социологически бундесвер и не представляет все общество, то идеологически расстояние между армией и народом практически отсутствует. Германия сегодня агрессивна, как лабрадор: если кто-то и рвется на захват чужих территорий, то только миллионы туристов.

Гитлер и фон Зект исчезли из немецких казарм. Полвека назад страхи перед профессиональной армией можно было понять, сегодня исчез даже их призрак. Остается лишь видимость армии из призывников, хорошо проверяемая статистически - на 250 тысяч контрактников приходится всего 30 тысяч призывников. Поэтому министр обороны и собирается сделать то, от чего отказывался еще полгода назад - признать реальное положение вещей.

Время массовых армий, мясорубок Вердена и Сталинграда прошло, по крайней мере в Европе. Будущее принадлежит компактным, мобильным и высокопрофессиональным армиям. Если, конечно, демократические страны после Афганистана и Ирака проявят какое-то желание встревать в конфликты, которые лишь косвенно затрагивают их безопасность. Но даже если так - солдаты после шести месяцев подготовки тут не годятся. Кто посылает солдат в чужие страны, тот несет ответственность, на которую плевали генералы времен тактики "пушечного мяса". Солдат надо натренировать и вооружить таким образом, чтобы они вернулись невредимыми. Посылать в бой набранных по призыву, с сегодняшней точки зрения, - преступление.

Газета Frankfurter Rundschau подчеркивае т, что отмена всеобщей воинской повинности сэкономит деньги бюджета и время молодых мужчин.

Как видно, нынешний министр обороны обладает достаточным мужеством, чтобы решиться на реформу, так пугавшую его предшественников. Ясно, что гладко эта долгожданная реформа не пройдет. Министра ждет критика из рядов его же коллег - христианских демократов: считается, что всеобщая повинность - неотъемлемый признак демократии, к тому же это один из брендов партии.

Кроме того, региональные лидеры больше всего опасаются закрытия военных баз, которые с середины 50-х, когда немцам снова разрешили вооружаться, строились в экономически неблагополучных регионах и принесли туда рабочие места. Отмена призыва, по-видимому, неизбежна, но споров и конфликтов, связанных с судьбой военных баз, будет достаточно.

Если подходить к делу аналитически, то армия - это инструмент, с помощью которого политические системы реагируют на внешние вызовы. Под эти вызовы и подстраивается военная машина. Германия последние 20 лет делала все наоборот - при отсутствии серьезной внешней угрозы вхолостую тратила и так немногочисленные ресурсы.

В числе этих ресурсов - не только бюджетные деньги, нехватка которых, несомненно, ускорит реформу, но и съедаемые военной службой месяцы, которые молодые мужчины могут потратить на работу или учебу. Не только дефицит бюджета, но и демографические проблемы, а также нехватка образованных специалистов делают реформу неизбежной. Если политики, чтобы справиться с этими затруднениями, повышают возраст выхода на пенсию и собираются повышать его впредь, они просто не могут забыть о призывной армии, если в ее сохранении нет экзистенциальной необходимости. А о какой необходимости может идти речь после распада Советского Союза?

В качестве последнего довода в пользу сохранения всеобщей воинской повинности ее сторонники утверждают, что это - демократическое воплощение права на защиту своей страны. При этом забывается, что ее в 1936 году ввел Гитлер - одновременно с сокращением гимназического обучения с 9 до 8 лет. Военный призыв был для Гитлера способом добавить в кастовую систему немецкой армии щепотку "народного" национал-социализма. Тот, кто критикует профессиональную армию за то, что она является "государством в государстве", не только забывает об опыте британской армии, но и немецкую историю знает в лучшем случае только наполовину.

Подготовил Дмитрий Вачедин
Редактор: Евгений Жуков

Контекст