1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Преседатель совета ПЦ "Мемориал": В Узбекистане у власти находится тиранический режим

Событиями в Узбекистане заинтересовались и российские правозащитники

default

Правозащитники обвиняют режим И.Каримова в подавлении любой оппозиции

В среду в Москве в независимом пресс-центре состоялся брифинг на тему "Кровавое подавление волнений в Андижане: причины и последствия". Правозащитники рассказали журналистам о жестоких методах подавления инакомыслия в Узбекистане. На пресс-конференции побывал наш корреспондент Анатолий Даценко.

Главный координатор центральноазиатской программы российского правозащитного центра «Мемориал» Виталий Пономарев так объяснил большое количество жертв в ходе недавних волнений в узбекском городе Андижане:

- "Из рассказов тех беженцев, которые прорвались на территорию соседней Киргизии, складывается достаточно ясная картина. Если говорить о применении оружия против демонстрантов, то первоначально огонь был открыт из бронетранспортёров на площади перед зданием областной администрации. Открытию огня не предшествовало какое-то предупреждение, не предшествовали выстрелы в воздух, сразу после открытия огня были жертвы, причём жертвы среди мирных демонстрантов, стоявших на площади. После того, как участники акции протеста стали покидать город по трём направлениям, по крайней мере, две колонны попали в засаду, по ним был открыт огонь, причём здесь тоже погибло много людей. Есть достаточно внятные свидетельства того, что уже после того, как были эти жертвы, солдаты добивали раненых".

Председатель совета «Мемориала» Олег Орлов убежден, что все случившееся можно было предвидеть:

- "Правозащитные организации ещё в 90-е гг. обращали внимание на крайне жестокое подавление светской оппозиции в Узбекистане. Тогда в этой стране начал складываться жёсткий авторитарный режим. А сейчас это, можно сказать, вообще тиранический режим, который просто не оставляет никакого места политической, да и любой другой оппозиции, не оставляет места для свободы совести, мысли, волеизъявления граждан. Потом мы обращали внимание на подавление уже не только светской, но и религиозной оппозиции. Вначале было не так много про это сведений. Но потом хлынул поток информации на эту тему. Людей приговаривали к серьёзным срокам заключения только за чтение и хранение религиозной литературы и т.д."