1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Президентское наследие Медведева: что осталось?

Через 7 лет после избрания Дмитрия Медведева президентом России DW выяснила, какова судьба инициированных и проведенных им реформ.

В марте 2008 года Дмитрий Медведев победил на президентских выборах. Опрошенные DW эксперты оценили наследие Медведева и то, что на сегодня осталось от инициированных и проведенных им реформ на посту главы государства.

"Свобода лучше, чем несвобода"

Одно из самых цитируемых своих заявлений Дмитрий Медведев сделал еще в феврале 2008 года, выступая на Красноярском экономическом форуме с большой программной предвыборной речью в качестве кандидата в президенты. После избрания он заявил, что борьба с коррупцией - главная задача его президентства, для решения которой был принят пакет антикоррупционных законов.

Бизнес-школа в Сколково

Бизнес-школа в Сколково

Кроме того, за четыре года президентства нынешнего главы правительства России была начата модернизация армии, реформа МВД, были внесены изменения в конституцию, в частности, увеличен срок полномочий президента с 4 до 6 лет.

Медведев также стал инициатором проекта по созданию российского аналога американской Кремниевой долины - инновационного центра в Сколково, сократил число часовых поясов в России с 11 до 9 и отменил практику сезонного перехода на летнее время.

Что осталось?

Последнее нововведение продержалось лишь три года, в 2014 году Госдума приняла закон о "возврате зимнего времени", Россия снова перевела часы, но на этот раз в обратную сторону. Как считают опрошенные DW эксперты, судьба антикоррупционных реформ Медведева также незавидна.

Полицейские в Петербурге

По инициативе третьего президента РФ милиция была переименована в полицию

В июле 2008 года третий президент России утвердил Национальный план противодействия коррупции. А в декабре того же года подписал закон "О противодействии коррупции", благодаря которому в законодательстве впервые появилось официальная трактовка самого термина "коррупция". Закон обязал чиновников декларировать их доходы и имущество и ужесточил ответственность за преступления в этой сфере.

Заведующий отделом социологии Фонда ИНДЕМ Владимир Римский считает, что от антикоррупционных документов Медведева сейчас толку мало: "Декларации о доходах не являются действенным инструментом выявления коррупционеров, потому что источники обогащения остаются неизвестными. Вместо реальной борьбы с коррупцией идет борьба с отдельными чиновниками и бизнесменами, что больше напоминает банальное сведение счетов".

"Изменилась униформа, а не содержание"

С 1 марта 2011 года вступил в силу закон "О полиции", в соответствии с которым была проведена переаттестация сотрудников МВД, повышены требования к их профессиональному уровню, улучшен общественный контроль над правоохранительными органами.

Российская ракета Тополь-М

При Дмитрии Медведеве началась модернизация российской армии

Тем не менее председатель межрегиональной общественной организации "Комитет против пыток" Игорь Каляпин считает, что качество работы МВД России после реформы не улучшилось: "Жалоб в нашу организацию на избиения и пытки в полиции не стало меньше. Ситуация улучшилась на время переаттестации, но потом все стало, как прежде. Милицию переименовали в полицию, сотрудников МВД одели по-новому, то есть, поменялась униформа, но не содержание. А больше изменений я не увидел".

Владимир Римский разделяет это мнение, указывая, что в результате переаттестации уровень коррупции в МВД только вырос: "Из органов в первую очередь увольняли тех, кто или уж совсем плохо работал, или тех, кто не хотел брать взятки. В итоге избавились от честных сотрудников, сохранив при этом коррупционную систему".

Полиция не лучше милиции

Игорь Каляпин отмечает, тем не менее, одну важную заслугу Медведева, а именно - принятие закона об общественном контроле в местах принудительного содержания. Согласно этому закону, с 2008 года в России действуют общественные наблюдательные комиссии (ОНК), контролирующие соблюдение прав заключенных и задержанных в следственных изоляторах, отделениях полиции и исправительных учреждениях.

"Благодаря закону положение заключенных в российских тюрьмах улучшилось, - считает Каляпин. - Руководство Федеральной службы исполнения наказаний на всех уровнях смирилось с тем, что возврата к прежнему режиму деятельности, закрытому от общества, уже не будет. Это очень важно".

Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин в целом невысоко оценивает заслуги третьего президента России: "Медведев мне не запомнился практически ничем. Экономическая ситуация в период его правления стала только хуже. В политическом плане он декларировал некоторую либерализацию, но она не была осуществлена, и сегодня мы видим, что политический режим только ужесточается".

Контекст

Травин полагает, что под видом военной реформы была сделана попытка резко увеличить финансирование армии и ВПК. "Сегодня мы видим ее последствия: для того, чтобы поддерживать высокие военные расходы, приходится сокращать другие статьи бюджета. Это деструктивно для российской экономики и социальной сферы". Об антикоррупционных мерах Дмитрия Медведева политолог также высказался скептически: "Мы видим, что коррупция у нас не снижается, а растет. И это не удивительно, ведь бороться с ней можно только в условиях демократизации общества, а не сворачивания прав и свобод".

Что со "Сколково"?

С инновационным центром "Сколково" тоже не все просто. После ухода Медведева с поста президента приоритетность проекта, по оценкам наблюдателей, заметно упала. Однако научная и университетская жизнь в технопарке продолжается.

По словам Константина Северинова, профессора Сколковского института науки и технологий (Сколтеха), созданного в 2011 году, его вуз развивается, несмотря на сокращение финансирования: "Сколтех занимается образованием, исследованиями и инновациями. За три года нам удалось набрать около двухсот студентов магистратуры, которые после окончания своих вузов получают у нас знания, которые они не смогли бы получить в своих вузах".

Тем не менее кризис дает о себе знать, признает Северинов: "Мы занимаемся высшим образованием в условиях, когда у нас нет ни здания, ни лабораторий. Нам обещали, что корпус построят к концу 2015 года, но сейчас видим, что его все-таки нет в планах. Поэтому вынуждены использовать площадки других московских университетов, что неплохо, но хотелось бы иметь собственное здание".