1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Предстоящая реформа вооружённых сил Германии

21.02.03

«Бундесверу следует настроиться на то, что оборона страны уже не является больше его приоритетной задачей», - такое на первый взгляд парадоксальное заявление сделал в пятницу в Берлине министр обороны ФРГ Петер Штрук, представляя общественности план весьма радикальной перестройки германской армии. И пояснил: поскольку непосредственные соседи больше не представляют опасности для страны, армия и флот должны настроиться на борьбу с другими угрозами, возникающими в различных частях света. Для этого министр предлагает кардинально изменить техническое оснащение войск. Однако переходить при этом на профессиональную армию он не собирается. Предстоящая реформа Бундесвера, отчасти напоминающая реформу американских вооружённых сил, - это наша сегодняшняя «Тема дня».

«Прощание с танковыми армадами» – примерно так описывают суть реформы здешние комментаторы. Действительно, число танков «Леопард-2» планируется сократить с полутора тысяч до 854 единиц. Кроме того, с вооружения будут сняты от 80 до 90 самолётов-истребителей «Торнадо», Бундесвер откажется от покупки 30 боевых вертолётов «Тигр», а число торпедных катеров уменьшит наполовину. Все эти меры позволят в ближайшие десять лет сэкономить более трёх миллиардов евро, которые будут инвестированы в техническое переоснащение армии и в перепрофилирование военнослужащих.

Для многочисленных международных операций, которые будут одновременно проводиться в разных частях света, нам необходимо иметь больше специалистов в области логистики, больше связистов, больше санитаров, больше военных полицейских - и меньше танковых батальонов, меньше мотопехотных батальонов, меньше катеров на Северном и Балтийском морях и меньше устаревших летательных аппаратов.

Вот так, по-военному чётко, говорит о предстоящих изменениях полковник Бернхард Гертц, возглавляющий Союз военнослужащих Бундесвера – общественную организацию, представляющую интересы немецких солдат и офицеров. Иными словами, в наше время воевать надо не числом, а умением, а потому необходимо сделать ставку на новые технологии и на дальнейшую специализацию личного состава. На это указывает и Райнер Арнольд, эксперт по оборонным вопросам социал-демократической фракции в Бундестаге:

Нам придётся инвестировать значительно больше средств, чем сейчас, в коммуникационные технологии, в средства связи. Больших капиталовложений потребуют также системы защиты от оружия массового поражения.

Итак, Бундесверу необходимо переориентироваться на решение новых задач, однако его бюджет в ближайшие годы увеличиваться не будет. Поэтому министерство обороны и разработало план, предусматривающий сокращение устаревшей или тяжёлой боевой техники. Высвобождающиеся средства будут направлены на модернизацию армии. Но вот чего сокращать не будут, так это численный состав. В германских вооружённых силах и впредь будут служить примерно 285 000 человек. Причём министр обороны ФРГ Петер Штрук по-прежнему убеждён, что переходить на профессиональную армию Германии не следует.

Нам нужна воинская обязанность хотя бы потому, что из числа призывников мы, судя по многолетнему опыту, всегда имеем возможность набирать высококвалифицированных сверхсрочников и кадровых военнослужащих. Если бы мы отказались от воинской обязанности, то лишились бы этого потенциала. Тогда нам пришлось бы «закупать» необходимых нам специалистов на свободном рынке труда.

Мне кажется, опыт других государств, перешедших не профессиональную армию, показывает, что лучше воздержаться от такого шага. Нет никаких сомнений в том, что отмена воинской обязанности и создание профессиональной армии приведут к тому, что нам потребуется значительно больше денег, чем мы сейчас имеем.

С просьбой дать оценку предстоящей реформе Бундесвера я обратился к Александру Гарину, эксперту Центра стратегических исследований имени Джорджа Маршалла в Гармиш-Партенкирхене. Центр этот – американский, так что Александра Гарина можно считать заокеанским или, точнее говоря, трансатлантическим. Вот его точка зрения:

Я думаю, что это часть общеевропейских реформ, в каком-то смысле, трансатлантических реформ, т.е. это то, о чем давно говорят США и секретарь НАТО Робертсон. О том, что нельзя допускать разрыва между США и Европой, в том смысле, что современные угрозы требуют определённого уровня технологии, реструктуризации вооружённых сил. Если разрыв между США и Европой будет увеличиваться, то в конце концов, Европа потеряет свой политический вес в разрешении конфликтов.

То есть Вы считаете, что красно-зелёное правительство ФРГ по сути дела движется в том же направлении, что и администрация Джорджа Буша, а Петер Штрук фактически берёт пример с такой непопулярной сейчас в Германии политической фигуры, как министр обороны США Дональд Рамсфельд?

Да, конечно, масштабы совершенно различные, и есть некоторые вещи, которые просто отдают дань технологической и политической революции, которая совершилась на наших глазах. Другое дело, это масштабы реформ, это политические решения, которые использует эти реформы. Рамсфельд со своим опытом менеджера и со своей дистанцией к вооруженным силам Соединенных Штатов постоянно ломает устойчивые стереотипы. Сегодняшние угрозы более похожи, при сравнении с медицинской точки зрения, на проблемы раковых клеток, которые возникают на теле планеты то в одном, то в другом месте и вооружённые силы подобны медицинской команде, которая готова в любой точке планеты к операции. А для этого нужны: во-первых, силы быстрого реагирования, которые имеют независимое командование и независимое поле операции. Во-вторых, ставится вопрос, нужны ли постоянные базы с большими гарнизонами или можно думать о более мобильных базах, и располагать их в разных местах. Но медицинская операция должна не затронуть здоровые клетки, т.е. сверхточное оружие, которое позволяет ликвидировать какие-то проблемные зоны, не причиняя разрушения окружающего мира.

Насколько реалистичен план реформирования Бундесвера? Иначе говоря, удастся ли Германии превратить свои вооружённые силы из армии 20-го века в армию 21-го века?

Я думаю, что вполне, потому что здесь нет преувеличенных ожиданий. Надо сказать, что с точки зрения американцев Европа безнадёжно отстала и догнать Америку она не может. Более того, в Америке в каком-то смысле головокружение от успехов, в том смысле, что они вынуждены взять на себя роль мирового лидера, что немножко опасно. Поэтому что касается европейских вооружённых сил: они должны быть во взаимодействии с американскими, для этого они должны повысить свой технологический потенциал. Но они исходят из того бюджета, который есть, пытаясь разделить бремя между партнёрами по многонациональному составу и НАТО, и ЕС. Я думаю, что вся эта реформа имеет смысл хорошего продвижения по правильному пути. С другой стороны, говорить о том, что Бундесвер до 2012 года доберётся до уровня США не приходится.

Такова точка зрения Александра Гарина, эксперта Центра стратегических исследований имени Джорджа Маршалла в Гармиш-Партенкирхене.