1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Представитель "Нафтогаза": На активы "Газпрома" можно наложить взыскание

В интервью DW коммерческий директор "Нафтогаза" Юрий Витренко рассказал об ожиданиях относительно решения Стокгольмского арбитража и возможной реакции на него "Газпрома".

На этой неделе в Стокгольмском арбитраже начались слушания в споре между российским концерном "Газпром" и украинской национальной акционерной компанией "Нафтогаз" относительно условий контрактов на поставку и транзит газа. Весной этого года трибунал при Арбитражном институте Торговой палаты Стокгольма принял решение по трем принципиально важным пунктам, прописанным в газовом соглашении на период с 2009 по 2019 год. Так называемое отдельное решение определяло принципы урегулирования спора. Сторонам также давалось время, чтобы самостоятельно договориться о способе претворения этих принципов в жизнь, включая суммы полагающихся им компенсаций.

Ранее глава "Газпрома" Алексей Миллер заявил, что компания будет подавать апелляцию на отдельное решение, так как аргументация арбитров относительно многих вопросов показалась "Газпрому" недостаточной.

Однако просьбу DW прокомментировать ситуацию в пресс-службе компании проигнорировали. В то же время коммерческий директор "Нафтогаза" Юрий Витренко согласился подробно пояснить позицию "Нафтогаза", пообщавшись с корреспондентом DW сразу после завершения первого дня слушаний, 9 октября, в Стокгольме.

DW: Продолжение слушаний свидетельствует о том, что с "Газпромом" договориться не удалось. О каких спорных вопросах идет речь?

Юрий Витренко: Почти ни по одному из пунктов мы не достигли согласия. Но наиболее важные моменты - выбор конкретного контракта, который определил арбитраж, и применение принципа "бери или плати" на будущее, вызвали наиболее серьезные противоречия.

- Вы не могли бы объяснить это немного подробнее?

- Требования "Газпрома" касались фактически только принципа "бери или плати". Арбитраж принял окончательное и однозначное решение о том, что они не могут быть удовлетворены.

Naftogas Logo (Genia Savilov/AFP/Getty Images)

Логотип "Нафтогаз - Украина"

Что касается требований, связанных с пересмотром цены, нам также не удалось прийти к согласию, хотя мы должны были, по крайней мере, попытаться это сделать. Теперь вопрос, который должен был быть предметом переговоров, станет предметом решения арбитража.

У нас была определенная формула ценообразования в контракте, согласно которой стоимость газа привязывается к ценам на нефтепродукты. Арбитраж определил, что, начиная с апреля 2014 года, этот подход к ценообразованию должен быть изменен таким образом, чтобы индексация происходила не согласно изменениям цен на нефтепродукты, а согласно изменениям цен на газовом хабе.

Но на этом рынке есть несколько типов контрактов, и нужно было договориться о детальном применении этого принципа. К согласию по этому вопросу мы не пришли. Теперь арбитраж должен определить конкретные изменения в текст контракта, которые позволят его использовать и применять этот принцип для определения цены.

- На какое решение арбитража вы рассчитываете, есть ли уже приблизительные калькуляции финансовых последствий для "Нафтогаза"?

- Проблема в том, что у нас слишком много калькуляций, а сказать что-то конкретное пока очень сложно. Впрочем, мы ожидаем, что "Газпром" будет выплачивать нам значительную сумму. Речь идет о миллиардах долларов, вероятно, даже о сумме более десяти миллиардов. Мы не ожидаем, что в результате этого процесса, если взять и иск по купле-продаже, и иск о транзите, мы в итоге что-то будем платить "Газпрому".

- "Газпром" обещал обжаловать уже вынесенное арбитражем отдельное решение, выразив недовольство его мотивацией. Это может повлиять на дальнейший ход процесса и решение арбитража?

- Они могут подать апелляцию и уже публично заявили о намерении это сделать. Но, с формальной точки зрения, это не должно влиять на процесс. Насколько это будет психологически влиять на решения арбитров, я не могу сказать.

- А у "Газпрома" есть шанс на успех в случае подачи апелляции?

- Мы не ожидаем, что эта апелляция будет удовлетворена, потому что мы не видим никаких процессуальных нарушений со стороны трибунала, которые могут привести к отмене их решения. А, насколько мы понимаем, они могут апеллировать только к нарушению процедуры. Им не нравится это решение, они считают его недостаточно мотивированным, но это не является нарушением процедуры, по нашему мнению. 

- А вы ожидаете от "Газпрома" выполнения решения арбитража, учитывая тот факт, что они уже сейчас оспаривают отдельное его решение?

- В отличие от российского государства, "Газпром" является юридическим лицом. Соответственно, они имеют за границей активы, на которые может быть достаточно легко наложено взыскание. В любой стране, которая ратифицировала Нью-Йоркскую конвенцию о выполнении решений арбитражей, можно прийти и наложить взыскание на их активы. Например, на их газ, который они поставляют Европе. Несмотря на то, что они будут подавать апелляцию, мы ожидаем, что они будут вынуждены выполнить решение арбитража, в отличие от дел, когда фигурантом иска является Россия, и она имеет так называемый суверенный иммунитет, и, соответственно, с нее сложнее взыскать какую-либо сумму.

- А сможет разрешение спора в арбитраже стать основой для дальнейшего сотрудничества между "Газпромом" и "Нафтогазом"?

- У нас есть два иска. Один иск по транзитному контракту, другой иск по контракту на куплю-продажу. Но сроки вынесения решений одинаковые по обоим искам. Что касается транзитного контракта, мы ожидаем, что мы будем предоставлять услуги по транзиту российского газа до конца действия контракта, то есть до конца 2019 года. Соответственно, для нас важно изменить условия этого контракта таким образом, чтобы не только получить компенсацию ретроспективно, но также и в будущем, то есть до конца срока действия этого договора, получать большую сумму за транзит по более высокому тарифу.

Контекст

Что касается контракта купли-продажи газа, то здесь немного другая ситуация. Потому что одно дело - это взыскать сумму, когда можно просто забрать газ "Газпрома" в Австрии или Германии. А как заставить выполнять контракт, если "Газпром" говорит, что они не понимают, как его выполнять, не хотят это делать или есть технические препятствия для этого? Поэтому мы сейчас не прогнозируем, будем ли мы покупать российский газ, будет ли у нас такая обязанность - все это сложно сказать. Мы должны добросовестно вести переговоры, участвовать в арбитраже, объяснять нашу позицию и ждать пока будет вынесено соответствующее решение.

- То есть, после решения арбитража окна возможностей, чтобы "Газпром" предоставил новые условия для покупки газа "Нафтогазом", не будет?

- Скорее всего, нет. Вопрос о новых договоренностях уже не стоит. Или будет такое решение арбитража по покупке газа у "Газпрома" со стороны "Нафтогаза", которое действительно можно будет выполнить, и стороны будут его выполнять, или такого решения не будет. Мы не рассчитываем, что мы достигнем каких-то новых договоренностей с россиянами.

Смотрите также:

Смотреть видео 13:49

Как "Газпром" проиграл "Нафтогазу", или В чем суть этого спора – DW Новости (01.06.2017)

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме