1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Представитель генсека Совета Европы: Мы ищем компромисс с Россией

Даниэль Хёлтген, представитель генсека Совета Европы, объяснил DW, почему в ПАСЕ именно сейчас встал вопрос о возвращении России права голоса, которого она лишилась из-за аннексии Крыма.

Заседание ПАСЕ, октябрь 2017 года

Заседание ПАСЕ, октябрь 2017 года

Смогут ли ущемленные в своих правах граждане России и впредь искать защиту в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ)? Россия пригрозила не признавать больше решений суда, если не будет восстановлено ее право голоса в другой структуре Совета Европы (СЕ) - Парламентской ассамблее (ПАСЕ). РФ лишилась этого права после аннексии Крыма в 2014 году. В ответ она отозвала свою делегацию из ПАСЕ и приостановила выплаты взносов.

Однако 11 октября ПАСЕ приняла резолюцию, открывающую дорогу к восстановлению полномочий российской делегации, а генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд объявил о предстоящей поездке в Москву. Означает ли это, что Совет Европы поддался на шантаж Москвы? DW побеседовала с официальным представителем генсека СЕ Даниэлем Хёлтгеном (Daniel Höltgen).

DW: В последние дни складывается впечатление, что у российской делегации появился шанс восстановить свои права в ПАСЕ. Об этом, прежде всего, свидетельствует резолюция, принятая ассамблеей 11 октября. Так ли это?

Даниэль Хёлтген: Для начала необходимо более подробно объяснить предысторию вопроса. В резолюции ПАСЕ, принятой в апреле 2014 года, Россию, действительно, лишили права голоса и одновременно, к примеру, права участвовать в международных миссиях по наблюдению за выборами. В ответ российская делегация в ПАСЕ не стала регистрировать своих делегатов на последующие годы.

Даниэль Хёлтген

Даниэль Хёлтген

В то же время Комитет министров - другой, исполнительной орган Совета Европы - принял несколько резолюций с четкой критикой России за то, что она, нарушив международное право, аннексировала Крым, но к каким-либо санкциям, в отличие от ПАСЕ, не прибегал. Что очень важно понимать: ПАСЕ выбирает судей для Европейского суда по правам человека и генерального секретаря Совета Европы. Если Россия и дальше не будет принимать участие в работе Парламентской ассамблеи, она не сможет участвовать в этих выборах.

- Не означало бы это ограниченной легитимности этих судей или генерального секретаря?

- Именно в таком плане высказываются некоторые российские политики, заявляющие, что без участия России в выборах легитимность избранных окажется неполной. И вот в ситуации, когда, с одной стороны, действуют санкции ПАСЕ в отношении РФ и, с другой стороны, предстоит замещение важных постов, 11 октября была принята резолюция, которая, скажем так, пытается скоординировать действия двух органов Совета Европы и выдвигает на первый план права и обязанности государств-членов.

- Что конкретно следует из этой резолюции?

- Резолюция требует от Комитета министров и Парламентской ассамблеи согласовать свои действия. Это произошло вечером 12 октября в так называемом совместном комитете, в котором представлены послы стран-членов и депутаты ассамблеи. Они обсудили дальнейшие шаги. Однако окончательное решение о допуске российской делегации должна принять ПАСЕ. Отказ российского руководства платить взносы за 2017 год обострил и усложнил ситуацию.

Если Россия, как заявляют ее политики, откажется признавать решения ЕСПЧ, она фактически самоустранится из Совета Европы. Все едины в том, что желательность или нежелательность членства России в Совете Европы, плюсы и минусы ее выхода - это политический вопрос, и он требует политического решения. В ходе своего визита в Москву в конце следующей недели генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд попытается внести свой вклад в поиск такого решения.

- С кем будет встречаться г-н Ягланд и что конкретно обсуждать?

- В первую очередь он встретится с министром иностранных дел России и наверняка с высокопоставленными представителями Думы, вероятно, и с ее председателем. Конкретная программа сейчас разрабатывается. По сути дела речь идет о будущем Европы вместе с Россией, и генеральный секретарь уже четко выразил свою позицию. Он за то, чтобы Россия оставалась в европейском правовом пространстве и под юрисдикцией ЕСПЧ, и считал бы ошибкой, если бы дело дошло до ее ухода из Совета Европы.

- А по чьей инициативе была внесена принятая 11 октября резолюция? 

- По предложению депутата Микеле Николетти из Италии. Он выступил с весьма обширным докладом. Там речь не только о России, но и, к примеру, о созыве саммита Совета Европы. Резолюция отсылает к основополагающей идее Совета Европы - обеспечивать единство на европейском континенте. А после резолюции ПАСЕ от 2014 года и реакции на нее России у нас единства нет. Его необходимо восстановить.

- Можно ли упрощенно свести суть этой резолюции к такой формуле: поскольку Комитет министров Совета Европы никаких санкций в отношении России не принимал, Парламентской ассамблее следует отменить свои санкции, после чего Россия вновь сможет принимать участие в ее заседаниях?

- Я бы сказал иначе: нельзя быть членом Совета Европы только наполовину. Нельзя в полной мере участвовать в работе исполнительного органа и одновременно из-за санкций не быть представленным на парламентском уровне, что дает основание сокращать выплату членских взносов. Совершенно очевидно: кто не платит регулярных взносов, тот не может быть членом Совета Европы. Кто отказывается выполнять решения ЕСПЧ, тот не может быть членом Совета Европы.

Тут все взаимосвязано. После резолюции 11 октября и заседания 12 октября парламентариям предстоит решить, хотят ли они сохранить членство России в Совете Европы. Принять решение нужно до конца года. Ведь если РФ вовремя не зарегистрирует свою делегацию в ПАСЕ, ее исключат на весь 2018 год.

- Получается, Совет Европы уступает под давлением шантажа России, угрожающей не признавать решения ЕСПЧ и не платить взносы?

- Нет. Следует отделять финансовый аспект от политического. Как указывал генеральный секретарь, работа Совета Европы, естественно, продолжится, если Россия перестанет платить, хотя это и потребует каких-то изменений и сокращения определенных программ. Но основной вопрос вовсе не в этом.

Совет Европы охватывает весь европейский континент за исключением Беларуси. В России под защитой ЕСПЧ находятся свыше 140 миллионов человек. Допустимо ли лишать их этой защиты? Или все же стоит попытаться договориться об определенных принципах в рамках единых правовых норм? Мне кажется, наша цель должна состоять именно в этом. Поэтому ПАСЕ и ищет сейчас возможности для компромисса с Россией.

Смотритетакже:

Смотреть видео 01:49

ПАСЕ без России, но с российскими темами (25.01.2016)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме