1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Предрассудки упрощают жизнь?

25.09.2003

Сегодня я предлагаю поговорить о стереотипах и предрассудках. Например, мы посмотрим, почему в Австрии за немцами закрепилась репутация кичливых крикунов, а австрийцам в немецких анекдотах всегда отводится роль недотёп. Но сначала давайте с помощью Доротеи Хильгенберг попробуем разобраться, откуда берутся предрассудки, зачем они вообще нужны?

Начнём с того, что предрассудки и стереотипы есть у всех и каждого. Петер Видманн - сотрудник центра по изучению антисемитизма при Берлинском техническом университете. Он профессионально занимается предрассудками. Почему предрассудки так живучи?

«С точки зрения человека, у которого есть предрассудки, они значительно упрощают его жизнь. Это такие знания, пусть даже совершенно ложные, которые помогают ему ориентироваться. С помощью предрассудков можно разложить весь мир по полочкам. В этом их привлекательность.»

Но социологи и психологи призывают различать между вполне безобидными высказываниями типа «все толстяки - добродушные люди» и предрассудками, ведущими к дискриминации целых групп или даже призывающими к насилию против меньшинств. Профессор Вернер Бергманн объясняет это так:

«Понимаете, речь не о том, что кто-то говорит: я не люблю своего соседа. Это просто факт личной неприязни, для нас он не является предметом исследования. Для нас интересны коллективные предрассудки, направленные против определённых групп. Такие ложные стереотипы зачастую возникают, как следствие конфликтов, как попытки оправдания. Например, какую-то группу хотят вытеснить из какой-то отрасли профессиональной деятельности. Вообще-то в любом правовом обществе это рассматривается как недопустимая дискриминация. Поэтому начинаются поиски хоть какой-то дискриминации. И появляется на свет предрассудок: они просто не так талантливы, как мы.»

Этот предрассудок чаще всего применялся против чернокожих граждан США. Мол, да, в спорте или в джазе, никто ведь и не спорит, но в бизнесе, тут уж увольте... Не удивительно, что именно в США, в этом плавильном тигле множества народов, рас и религий ученые первыми занялись изучением механизма возникновения предрассудков. Выяснилось, например, что даже одно и то же качество, совершенно по-разному оценивается в приложении к различным группам. Профессор Бергманн рассказывает:

«В США как-то провели исследование на тему о том, как оценивается такая черта как деловитость или предприимчивость. И вот выяснилось, что в применении, например, к англосаксам, деловая хватка оценивалась сугубо положительно. А вот в применении к бизнесменам еврейского происхождения - сугубо отрицательно. То же самое и с интеллектом. В приложении к собственной группе - это положительное качество, в применении к чужой - отрицательное.»

Видов и вариантов предрассудков существует великое множество. Как, впрочем и групп, против которых они направлены. Не обязательно это предубеждения против людей другой нации или расы. Вот самый недавний пример: эйфория после объединения Германии довольно быстро сменилась взаимным недоверием и возникновением стойких стереотипов в отношениях между немцами восточными и немцами западными. Немцы западные тут же прослыли самоуверенными эгоистами, немцы восточные - провинциалами, нытиками и приживалами. Ещё раз слово профессору Бергманну:

«Мы же видели, как после 1989 года между восточными и западными немцами стали возникать групповые стереотипы и предрассудки. Для меня это пример того, что когда возникает конфликт интересов, и одна группа ощущает себя ущемлённой в правах, а другая - разочарованной в своих ожиданиях, обе стороны тут же прибегают к предрассудкам и стереотипам, чтобы оправдать собственное несправедливое отношение к другим. Так что это не обязательно другие этнические группы. Но именно в отношении к мигрантам, к иностранцам, предрассудки проявляются с наибольшей остротой.»

Как раз мигрантов, иностранцев в бывшей ГДР практически не было. Но именно в восточной части Германии по отношению к ним проявляется больше всего предрассудков. Михаэль Кольштрук специально занимается этим феноменом:

«Если сравнивать так называемые новые федеральные земли и старые, то, несомненно, значительную роль играет то обстоятельство, что в бывшей ГДР сложилась и действует до сих пор совсем иная традиция политической культуры. Может быть, новые федеральные земли можно сравнить с Западной Германией в 50-ые годы прошлого века. Эта разница действительно есть, но у неё есть историческое объяснение. Её можно не только объяснить, но и понять.»

Михаэль Кольштрук подчеркивает, что особенность предрассудков как раз и состоит в том, что они обычно не имеют ничего общего с реальным опытом человека. Более того, они обычно противостоят этому опыту. Например, закоренелый антисемит, впервые в жизни познакомившийся с евреем, склонен говорить: да, этот-то как раз в порядке, но исключения только подтверждают правила. Но если предрассудки так живучи, если им подвержены все мы, то как с ними бороться? Прфессор Бергманн предлагает каждому начать с самого себя:

«От этого никто не свободен. Важно поймать самого себя на собственных уловках, попытаться понять: что я только что сказал? На чём основано моё суждение, какие за ним стоят мотивы? Например, обыкновенная зависть. Как только я это понял, я разоблачил не только самого себя, но и сам предрассудок.»

Рецепт хороший. Я вот только боюсь, что те, кому лекарство от предрассудков остро необходимо, вряд ли этим рецептом воспользуются. Но давайте возьмём другой пример. Вот две страны, соседи - Австрия и Германия. В истории много было между ними, плохого, пожалуй, больше, чем хорошего. Но сейчас давно уже живут в мире и согласии. Говорят на одном языке. И всё равно, предрассудков между немцами и австрийцами - целая куча. Практикантка нашей редакции Алла Кунчукина учится в австрийском городке Кремсе. Вот там-то она впервые и услышала презрительное прозвище «Пифке», которым австрийцы наградили немцев. Вот она и решила узнать, откуда оно пошло:

Эта песенка называется «Пифке» в Париже. И рассказывает она о том, как немец-деревенщина ведёт себя в столице Франции. Понятное дело, как чурбан. Песенка типичная для отношений между немцами и австрийцами. Ну как мне, гостю, разобраться, почему австрийцы называют немцев презрительным «Пифке», а немцы, в свою очередь, начинают снисходительно улыбаться, когда речь заходит об австрийцах? Решила пораспросить и тех и других. Начнём с вопроса: кто такой «Пифке»? Герхард Бегерхаузен - немец, живёт во Франкфурту на Майне:

«Понятие «Пифке» прежде всего относится к берлинцам, к жителям Пруссии. Для австрийцев, и не только для них, прусское - это типично немецкое.»

Александр Хакль - австриец. Он даже готов описать, как выглядит типичный «Пифке»:

«У типичного «Пифке - пивное пузо. Ещё у него - вечный загар, потому что он или только что приехал с Майорки или как раз туда собирается. У «Пифке» необычайно шумливый нрав, поэтому немцев и не любят во всём мире. А у нас в Австрии немцы ведут себя как дома, только хуже, потому что нас они считают провинциальным горным народцем.»

Зато немец Герхард берётся объяснить, почему австрийцы считают всех немцев шумными самовлюблёнными болванами:

«Да виноват-то в этом комплекс неполноценности. Ведь нас, немцев, целых 80 миллионов, а австрийцев всего-то около десяти.»

С этим мнением, в принципе, согласен и австриец Александр:

«Установились такие отношения старшего брата и младшего.»

Но откуда всё-таки взялось это презрительное прозвище «Пифке»? Ответа на этот вопрос мои собеседники не дали. Ну раз уж песенка «Пифке в Париже» меня навела на эту тему, то, может быть в музыке кроется и ответ на вопрос, откуда взялся «Пифке»?

Это звучал марши «Слава Пруссии». А сочинил его Иоганн Готтфрид ... Пифке. Так что «Пифке» - вполне реальный персонаж. Теперь о том, как этот ярлык приклеился ко всем немцам. Если верить легенде, 31 июля 1866 года по случаю окончания прусско-австрийской войны было решено устроить в предместье австрийской столицы Вены грандиозный парад. В нём участвовали и до 50.000 прусских солдат. Тамбурмажором одного из прусских корпусов был тот самый Иоганн Готтфрид Пифке. А другим оркестром дирижировал его брат - Рудольф Пифке. Кто-то среди зрителей узнал известных в то время музыкантов. Клич «Пифке идут!» подхватила толпа. Так прозвище «Пифке» прилипло ко всем прусским солдатам, а потом и ко всем немцам. Правда, всерьёз его никто не принимает, даже австриец Александр:

«Моё отношение к немцам, моё эмоциональное отношение, это неприятие того, что скрывается за прозвищем «Пифке». К сожалению, многие немцы отвечают этому клише. Но я должен сказать, что и в Австрии полным-полно глупых, шумных и несимпатичных людей.»

Я в этом споре предпочитаю сохранять нейтралитет. Правда, если уж судить по музыке, то для меня Марш Радецкого, созданный Иоганном Штраусом -отцом, звучит всё-таки лучше, чем «Слава Пруссии», воспетая Иоганном Готтфридом Пифке.