1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Главная

Предвыборная страда: политика и шоу-бизнес

Дитрих Ледер об эстетике избирательной кампании в Германии / Почему именно председательница ХДС стала героиней оперы?

default

Еще живой и уже не самый успешный политик может стать героем оперы...

О политических аспектах словесного поединка между Герхардом Шрёдером и Эдмундом Штойбером сказано уже очень много. А как выглядели конкуренты с точки зрения эстетики? Естественно, что с каждым из них работает целый штат имиджмейкеров. По мнению Дитриха Ледера, профессора кёльнской высшей школы искусств и масс-медиа, Штойбера, например, долго отучали от назидательного поднятия указательного пальца...

- Но меня насторожило другое: в целом дуэль была инсценирована точно так же, как обычно инсценируются спортивные события – автогонки или крупные футбольные игры. Со штатом комментаторов, болельщиков, бывших игроков (в данном случае, политиков). Со звуковыми и световыми эффектами и так далее. Конечно, телевидение диктует свои правила игры, но не до такой же степени. Это превращает Шрёдера и Штойбера - живых людей и профессиональных политиков, - в сотворённые СМИ искусственные фигуры. И это, конечно, идёт во вред политике...»

Если политика уходит в шоу-бизнес, то шоу-бизнесу не остаётся ничего иного, как обратиться к политике.

«Ангела» - Ангела Меркель, одна из лидеров христианских демократов, стала героиней оперы

В последнее время композиторы все чаще делают героями опер политических деятелей современности. Так, например, немецкий композитор Франц Хуммель написал оперу о Михаиле Горбачеве, а его американский коллега - Джон Эдамс - посвятил целое монументальное сочинение визиту президента Ричарда Никсона в Китай. И вот в Берлине, в вестибюле недостроенной станции метро «Рейхстаг» состоялась премьера оперы "Ангела", посвященной Ангеле Меркель, председательнице партии Христианско-Демократического союза и несостоявшейся кандидатке в канцлеры от правой коалиции на парламентских выборах 2002 года. На премьере побывал наш корреспондент Сергей Невский:

Действие оперы происходит в день выборов, основа сюжета - конфликт между Ангелой Меркель и опередившим ее на предварительных выборах кандидатом от ХДС/ХСС, премьер-министром Баварии, Эдмундом Штойбером.

Штойбер победил, и Меркель вне себя, так как она совершенно не рассчитывала на такое развитие событий. И вот она вскакивает в лифт и спускается в подвал Рейхстага... И здесь её захлёстывает волна воспоминаний...

Зал, в котором происходит представление, выглядит необычно: бетонные стены, лестницы, справа виден уходящий в глубину туннель. Вверху на галерее, небольшой оркестр: четыре саксофона и струнные. Там же хор, который, как и принято в классической опере комментирует события. Темнеет, раздаются раскаты грома. В зал вбегает невысокая плотная женщина с копной рыжеватых волос. Это и есть главная героиня, - Ангела Меркель в исполнении Катрин Унгер:

- С одной стороны, это была обычная работа над ролью: получаешь либретто, учишь, занимаешься. Необычным было лишь то, что, вернувшись домой, можно было включить телевизор - и сразу же увидеть свою героиню.

Хотя режиссер Роберт Лемайер и утверждает, что не хотел создавать карикатур на действующих политиков, черты фарса здесь слишком очевидны, чтобы пытаться их отрицать. Нет, композитор не пытается придать персонажам какие-либо узнаваемые музыкальные характеристики, напротив музыкальный язык "Ангелы" скорее однороден. И Роланд Кох, и Вольфганг Шойбле, и прочие фигуры немецкого политического олимпа, занятые в действии, поют приблизительно одно и тоже. Лишь для Гвидо Вестервелле, неунывающего председателя немецких либералов, автор приберег несколько свинговых мотивов в духе старых бродвейских оперетт.

На премьере публика реагировала очень живо, однако едва ли ее веселили музыкальные или сценические находки, скорее зрителям просто казалось забавным то, что политики могут петь. Это всегда смешно, не случайно в советской оперной классике существовало негласное правило: не давать Ленину никаких вокальных партий.

А здесь вся верхушка немецких консерваторов, по идее - серьезные люди - распевает ариозо и дуэты!

Конечно, это очень наивный юмор, так обычно развлекаются студенты музыкальных училищ, и музыкальные достижения композитора Франка Швеммера не выходят за рамки студенческого "капустника". Но, в контексте общей политической ситуации в Германии, наивность эта, кажется, приобретает некий дополнительный смысл и, возможно становится самым удачным элементом всего проекта.

При общей невыразительности нынешней политической элиты, любой пустяк, любая деталь в одежде, любое незначительное расхождение в программах между правительством и оппозицией бесконечно драматизируется и неизбежно становится предметом бурных дискуссий в прессе.

Свойство же оперы – любой, не только этой – как раз и состоит в том, что она драматизирует жизнь до предела. И когда политические бури в стакане воды преподносятся в виде античных страстей, драматизм переходит в гротеск, который ощущается уже не только в оперном, но и в житейском плане.

Что же сообщает этой женщине харизму оперного персонажа? Чем она отличается от прочей консервативной номенклатуры?

Прежде всего, у нее нетрадиционная биография. В отличие от большинства политиков фракции ХДС, она выросла в бывшей ГДР. Во-вторых, ей удалось сделать уникальную карьеру, пройдя в рекордно короткий срок путь от председателя ХДС в Мекленбурге, до первой в истории Германии женщины, собиравшейся выставить свою кандидатуру на пост канцлера. Она героически отреклась от своего былого покровителя, бывшего канцлера Коля, когда тот погряз в коррупционных скандалах. В ней всегда было что-то от голоса из народа, от этих незабвенных делегаток Съездов Партии, раз в пять лет поднимавшихся на трибуну съезда, чтобы сообщить, как обстоят дела на полях страны.

И все это вместе сочеталось со стремлением к власти, которую, как мы уже знаем, Меркель пришлось уступить Штойберу: баварский политик вытеснил Ангелу Меркель из списков кандидатов на пост канцлера, лишив ее политическую биографию столь желанного финала...

Политическая неудача Ангелы Меркель, обернулась ростом популярности, ибо в наше время, когда успех политика определяется его телегеничностью, удачно созданным образом, неожиданно оказалось, что председательница ХДС, с ее запоминающейся внешностью, полной чисто человеческого несовершенства, вроде странной прически или напористого голоса пионервожатой, обладает большей популярностью, чем ее соперник.

Именно это мнимое несовершенство, эта, по словам режиссера, неоднозначность и делает Меркель столь привлекательным персонажем для оперы.

Контекст

Также по теме